Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » КЛУБ КИНОЛОГОВ » Найденные на просторах интернета рассказы о собаках


Найденные на просторах интернета рассказы о собаках

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Про Это...

автор Сноркина Наталья.

В голосе Аллы звучала умоляющая нотка: "Такой кобель! Поехали со мной, не справлюсь я одна, суку держать придется, ротвейлер все-таки. Изобразишь слепую, при твоем зрении - только очки снять. Проезд бесплатный". И она изложила план, по которому я - слепой с собакой-проводником, а она - сопровождающее лицо (история произошла в эпоху льгот). Добычу нужных документов, темных очков и шлейки собаки-проводника с красными Алла брала на себя.

Уже в поезде я узнала, что кобелю 6 лет, он не развязан и отличается на редкость злобным нравом. Но я даже не представляла, насколько…

Хозяевами (торопливо подчеркнувшими - временными) кобеля оказалась пожилая пара репатриантов из Германии. Хозяин вспомнил о важном деле, и сразу сбежал. С сомнением осмотрев двух девушек хрупкого телосложения, хозяйка выразила озабоченность за нашу жизнь. Алла протянула ей намордник. Хозяйка отстранилась, и выразила еще большую озабоченность за свою жизнь. Алла пожелала познакомиться с супер-кобелем лично. Хозяйка посоветовала делать это очень осторожно, и резво скрылась в другой комнате, плотно закрыв за собой дверь. Щелчок замка за ее спиной прозвучал как-то траурно.

Алла, девушка не робкого десятка, в тот год была в хорошей спортивной форме.
Она смело шагнула к двери, отделявшей ее от заветного набора генов, приоткрыла ее, заглянула внутрь и издала  нечленораздельный звук, похожий на ругательство. Я, осмелев оттого, что через дверь еще не протискивается огромная собака, подлезла подмышку прильнувшей к щелке Аллы, и тоже запустила глаз в комнату. Там, прикованная толстенной цепью к изуродованной батарее, стояла зверюга из фильма ужасов. На голове ее красовались художественные шрамы. Паркет вокруг зверюги на диаметр длины цепи отсутствовал. Равно как и подоконник. Мебели и, частично, обоев в комнате не было, зато в одном из углов стояла совковая лопата.

- Миску с едой подавать, - тоном знатока прошептала Алла, - Значит цепь выдерживает. Мы вернули дверь в исходное положение. Выкурив по сигаретке, решили показать кобелю течную суку. А вдруг?

Стараясь "не засветиться", Алла втолкнула суку в комнату, не выпуская поводок из рук. Мы снова прилипли к щелочке. Монстр занял боевую позу.
Алла восхищенно вздохнула. И тут мы - нет, не услышали даже, а ощутили своими внутренними органами инфразвук. Вибрация горла чудо-кобеля передавалась на стояк центрального отопления, затем на стены. Помещение непрерывно гудело, сила звука нарастала, нота понемногу повышалась. В окне задребезжали стекла. Сука, сделав треугольные глаза, стала ломиться к нам в коридор. Вырвавшись из ужасной комнаты, она истерически залезла к Алле на ручки.

- Ты говорила, в сложных случаях при вязке давала своим доберманихам спиртное? - бодро спросила Алла, укачивая скулящую, трясущуюся суку, как ребенка.

Пришлось сбегать в ларек. Напоить водкой схлопнувшего челюсти ротвейлера оказалось непросто. Изобретательная Алла предложила перелить содержимое виденный ею в ванной. Сходили на поклон к хозяйке кобеля, предложив на время переместить шампунь в другую емкость и клятвенно заверив, что вернем флакон. Через минуту вожделенный флакон, наполненный огненной водой, уже опорожнялся нами в пасть несчастной суки.

Хозяйка, вылив шампунь, флакон не помыла. Наша собачка, захлебываясь хмельной пеной, косела на глазах. Через полчаса она стала мягкой и податливой.

Мы стали на четвереньки, подлезли под собаку и взяли в руки ноги расслабившейся до состояния медузы суки. Распахнув ее задом дверь, мы поползли в сторону кобеля, перемещая перед собой готовую к вязке невесту.
Крались мы осторожно, как диверсанты через границу. Сука висела на наших головах и похрапывала. Кобель ошалело рассматривал непонятную композицию из людей и собаки, слившихся в единое существо. Незнакомый объект его заинтересовал настолько, что он это делал молча.

Остановившись сантиметрах в десяти от места, куда могли достать зубы кобеля (линию деления на живых и мертвых недвусмысленно обозначал уцелевший паркет), мы принялись медленно раскачивать задом суки перед его глазами.
Это подобие собачьего "танца живота", похоже, ему понравилось. Он потянул носом запах. Мы ускорили темп танца. Кобель сделал характерное движение крупом. Мы продвинулись вперед на оставшиеся роковые сантиметры. Кобель скульнул, и попробовал подгрести суку ближе за талию. Вдруг она проснулась.
Осознав, что находится в том самом страшном месте, сука дернулась к двери.
Я и Алла потеряли равновесие, но продолжали держать ее за ноги. В пьяном угаре наша собачка билась за жизнь, извиваясь на наших распластанных телах и раздирая их когтями. Тут кобель нас и увидел. Непередаваемый рев монстра перекрыл визг протрезвевшей суки.
Дальнейшие события я помню плохо.
Сука описалась, и мы, извиваясь в луже, уварачиваясь от клацающих челюстей озверевшего чудовища, втроем, путаясь в руках, ногах и лапах друг друга, клубком выкатились за роковую границу. Дверь открывалась "на себя", но ломившаяся в нее ротвейлерица мешала ее открыть. За спиной бесновался кобель. Треск раздираемого когтями цемента и лязг то ли рассыпающейся цепи, то ли расстающейся с креплениями батареи дал нам недостающие силы.
Вылетев в коридор, я и Алла вцепились в дверную ручку и уперлись ногами в косяки. Наша сука, переворачивая попавшуюся на пути мебель, забилась в дальний угол.

Цепь опять выдержала. Странно, но тишина восстановилась быстро. Алла отлепила побелевшие пальцы от дверной ручки, и провозгласила, что процессы возбуждения и торможения у кобеля отлично сбалансированы, что это роскошная психика. То, что ответила я, непечатно. Остатками водки мы омыли раны.

Проводница вагона пережила мозговой штурм. Пред ее очи предстали две девицы, украшенные следами зубов и источающие отчетливый запах мочи. Одна из них, слепая внешне и по документам, лихо огибая углы, волоком тащила за ручку шлейки пьяную в стельку собаку-проводника и хромающее сопровождающее лицо, видимо требующее сопровождения. Слепая и конвой вяло переругивались с использованием каких-то научных терминов. Мужики, соседи по купе, прервали при нашем появлении явно интересный разговор. Мы расположились втроем на нижней полке, устало навалившись друг на друга. Собака икнула на весь вагон.
В уголке ее рта надулся разноцветный мыльный пузырь. Некоторое время он увеличивался в объеме. Потом он лопнул, и по купе распространился отчетливый запах перегара.
Алла сквозь сон простонала: "Бедная, теперь у нее похмелье"…

+1

2

:D

0

3

Тафи.

В начале 90-х эмигрирующие евреи – застенчиво улыбаясь - предложили нам с папой бассетхаунда Тафи. Суку. Даром. Мы посмотрели на них с горечью и негодованием: сваливают предатели, а четвероногого друга бросают! - и раскрыли бедняжке гостеприимные объятия, так как на ее щенках можно было наварить хорошие деньги.

Тафи оказалась могучей трехлетней хамкой – угрюмой, аутичной и прожорливой. Ни единой команды она не знала, а к рукоприкладству относилась философически.

Мы долго торговались, у кого из нас Тафи будет жить (у меня был ротвейлер, у отца – богемное прожигание жизни) – и, в конце концов, нашли отличный выход: поселили ее у бабушки, которой посулили обеспеченную старость.

Ранним утром (живем мы все рядом) папу разбудило бряцание медалей. Бабушка была при полном параде.

- У меня стаж – 53 года, - начала она с порога и извлекла из-под медных регалий удостоверение ветерана труда.
- … … … и здорова ли ты, мама?

Почти не путаясь в показаниях, бабушка донесла, что всю ночь провела на табуретке. Потому что накрахмаленную койку заняла собака – пока бабуля бегала до ветру. Услышав старческие причитания, Тафи потянулась и захрапела еще слаще. Забирайте, бубнила бабуля, у всех есть право на сон в горизонтальном положении.

В полдень Тафи переехала к папе.

Папа – человек нетребовательный и простой. Но гостям (и даже мне), ставя на плиту чайник, следует помнить, что носиком он должен быть повернут к окну, да. А хвататься лапами за его отполированные бока вовсе незачем – на то имеется ручка. Да и табачные крошки со стола надо не ладонью смахивать, а вон – к стене мини-пылесос приделан, на видном месте, для тупых.

И вот у человека и так изнемогающего под бременем аскезы появился лопоухий монстр с узким спектром несъедобного. Неторопливо двигая челюстями, Тафи превращала отцовскую квартиру в руины.

В ее ненасытной утробе исчезали ценные вещи – сигареты и окурки, притолки, пластиковые пакеты, ручки от антикварной мебели, содержимое мусорного ведра, содержимое всех кухонных шкафов, мыло, фотоальбомы, кожаные изделия, растительное масло вместе с бутылками, обувь и сборники стихов (меня занесло – у папы нет книг).

Когда Тафи раздувалась до размеров свернутого матраса и уже никак не могла есть, она принималась поднимать паркет и копать дыры в бетоне. Сидеть сложа руки было противно ее природе.

Как-то ушлая собака торопливо всосала палку сырокопченой колбасы в натуральной оболочке, каковую (оболочку) к нашему изумлению Тафи переварить не смогла. Наутро оболочка – целая и невредимая, но лишенная наполнителя - показалась с другой стороны Тафи. Была она какой-то нескончаемой и волочилась за бассетом по скверу.

Грубо ругаясь матом, папа щелкал садовыми ножницами под хвостом у собаки, отсекая поступающую оболочку, и – в рамках укрепления мотивации – представлял прекрасное далёко и жадно подсчитывал возможную выручку. Я беспокоилась, а вдруг он не поделится со мной своими денежками.

Вскоре основные действующие лица этой истории застряли целым УАЗиком в мокром черноземе – неподалеку от эпического города Лебедянь. Всё так же безостановочно матерясь, чистоплотный папа скинул бирюзовый костюм, надел футболку и юбку моей старшей сестры Алёны и принялся выталкивать бешено газующий микроавтобус из грязи.

Вскоре к УАЗику прильнули мы с сестрой и наша сухонькая бабуля. Победив чернозем за какой-то жалкий час, мы обнаружили, что исчезла Тафи.

- Да чтоб ей сдохнуть, - очень злобно сказал папа и снял юбку.
- Жалко животинку, пропадет здесь… всё же такие деньги, - покачала головой сердобольная бабушка, выглядящая после грязевого душа как старая негритянская шаманка.

Бассетхаунд, покрытый ровным слоем навоза, нашелся на пастбище. Тафи влачилась за теленком и басила: «Уаф-Уаф!!! Уаф-Уаф!!!», пока животное не опорожняло кишечник. Далее начинался скромный пир на одну персону, чуть позже – бассет сладострастно валялся в, так сказать, объедках и начинал крутить жалом в поисках нового поставщика.

- Твой отец ее убьет, - ужаснулась Алёна. – Я возьму Тафи себе. И 70% - мои.

Папа согласился не раздумывая. Вскоре король столичных бассетхаундов оплодотворил нашу курочку Рябу. Однако та оказалось шлюхой и удрала из дома на кхм… поиски оргазмов. Она зажигала в окрестностях улицы Просторная три дня, но Алёну к себе не подпускала. Сестра подманила Тафи на соседа с колбасой и избила.

Бесплодием собака не страдала и через 60 дней родила десяток самых разнообразных щенков. Плюс-минус бассетами были семеро. Всё равно – нормальные бабки, сказала Алёна. Остальных младенцев она утопила, фальшиво рыдая и приговаривая: бизнес есть бизнес. В мечтах она разрывалась между серебристой «Субару» и собольей курточкой.

Материнство усовершенствовало пищеварительный аппарат Тафи: молодая мама научилась есть тряпки и мех – покрывала, занавески, шапку Ленкиного мужа... Щенки поддерживали все ее деструктивные начинания и старались как можно больше гадить на паркет.

Папа, побывав в гостях у Алёны, отказался от своей доли. Да и она прекратила ломать голову, куда потратить денежки. Было очевидно: на ремонт того, что раньше было Алениным домом. Ей хотелось модный тогда ламинат.

А через полтора месяца Алену как подменили – она раздавала бассетов абсолютно даром и пьяной ночью открыла мне сердце:

- Марья, - говорила она. – Деньги – это фигня. Это не главное. У меня есть два желания – убить Тафи электрическим током, а потом оторвать входную дверь, положить ее на щенков и маршировать на ней под Михаила Муромова. А еще - я бы убила твоего отца.

Мы с папой строили козни в его штаб-квартире, когда в дверь нервно позвонили. В глазок мы никого не увидели. К дверной ручке была привязана невозмутимая Тафи с забинтованным лицом – и никакой объяснительной записки, как ни странно.

Мы тупо уставились друг на друга. Папа схватился за сердце и сказал довольно плохое слово. Меня замутило – очередь-то на бассета пришла моя. Я подумала о предательстве и побеге – не такой уж это грех, в конце концов.

- Ути-пути, какая лааапочка!– зажурчал немосковский голос. По лестнице спускалась молодая пара:
-А у нас в Челябинске таких собачек еще неееет… А что у нее с глазиком?

Папа прекратил умирать и медовым голосом сказал:
- Она упала. Хотите – подарю? Просто у меня еще есть… Денег заработаете – кучу. Берите – совершенно бесплатно.

Олухи присели в благодарном реверансе и в тот же день укатили делать бизнес. Или их взяли на небо живыми, не знаю дажэ. Нас, например, не взяли.

(с)taoky

+1

4

:D  :cool:

У моей сестры был бассет.)))
Похоже...)))

0

5

Maquis написал(а):

У моей сестры был бассет.)))
Похоже...)))

Вчера разговаривала с женщиной, у которой раньше была бассет. Она сказала, что если придется заводить собаку, то кого угодно, но только не эту породу. Мол  до сих пор вздрагивает,  вспоминая прошлое.

0

6

Все у меня шло хорошо, жена досталась просто на зависть, трое детей-погодков только в радость, бизнес развивался в таком темпе, чтобы жить с него было можно, а внимания к себе не привлекал ни со стороны налоговой, ни со стороны братков. Словом, счастье и пруха полные. Сначала аж не верилось, потом привык и думал, что всегда так и будет. А на двадцатом году появилась в жизни трещина. Началось со старшего сына.

Меня родители воспитывали строго, и как подрос, наказывали по сторонам членом не размахивать, а выбрать хорошую девушку по душе, жениться и строить семью. Я так и сделал и ни разу не пожалел. И детей своих этому учил. Только то ли времена изменились, то ли девушки другие пошли, но не может сын такой девушки отыскать, чтобы смотрела ему в глаза, а не ниже пояса, то есть в кошелек или в трусы. И деньги есть, и образование получает, и внешностью Бог не обидел, а все какая-то грязь на него вешается. И мается парень, и мы за него переживаем, словом, невесело стало в доме.

Дальше - хуже.
Заболела теща, положили в больницу, там она через неделю и умерла.
Отплакали, отрыдались. Тесть остался один, не справляется. А родители жены попались просто золотые люди, между своими и ее родителями никогда разницу не делал. Забираем тестя к себе, благо место есть. Жена довольна, дети счастливы, ему спокойнее. Все бы хорошо, НО!

У тещи был пес, то ли черный терьер, то ли ризен, то ли просто черный лохматый урод. Забрали и его, себе на горе.
Все грызет, детей прикусывает, на меня огрызается, гадит, гулять его надо выводить вдвоем, как на распорке.
Вызывал кинологов, денег давал без счету чтоб научили, как с ним обходиться, без толку. Говорят, проще усыпить. Тут тесть решил, что когда собачка умрет, тогда и ему пора. Оставили до очередного раза.
Дети ходят летом в джинсах, с длинными рукавами: покусы от меня прячут, жалеют дедушку.
К осени совсем кранты пришли, озверел, грызет на себе шкуру, воет. Оказывается, его еще и надо триминговать.
Объехали все салоны, нигде таких злобных не берут.
Наконец, знающие люди натакали на одного мастера, который возьмется.
Позвонили, назначили время: 7 утра. Привожу. Затаскиваю. Кобель рвется, как бешеный. Выходит молоденькая девчушка крошечных размеров. Так и так, говорю, любые деньги, хоть под наркозом (а сам думаю, чтоб он сдох под этим наркозом, сил уже нет). Берет она у меня из рук поводок, велит прийти ровно без десяти десять, и преспокойно уводит его.

Прихожу как велено. Смотрю, эта девчушка выстригает шерсть между пальцами у шикарного собакера. Тот стоит на столе, стоит прямо, гордо, не шевелясь, как лейтенант на параде, во рту у него резиновый оранжевый мячик. Я аж загляделся. Только когда он на меня глаз скосил, тогда я понял, что это и есть мой кобель.

А эта пигалица мне и говорит:
- Хорошо, что Вы во-время пришли, я вам покажу, как ему надо чистить зубы и укорачивать когти.

Тут я не выдержал, какие зубы! Рассказал ей всю историю, как есть.

Она подумала и говорит:
- Вы, говорит, должны вникнуть в его положение. Вам-то известно, что его хозяйка умерла, а ему нет. В его понимании вы его из дома украли в отсутствии хозяйки и насильно удерживаете. Тем более, что дедушка тоже расстраивается. И раз он убежать не может, то он старается сделать все, чтобы вы его из дома выкинули. Поговорите с ним по-мужски, объясните, успокойте.

Загрузил я кобеля в машину, поехал прямиком в старый тещин дом.
Открыл, там пусто, пахнет нежилым.
Рассказал ему все, показал. Пес слушал. Не верил, но не огрызался.
Повез его на кладбище, показал могилку.
Тут подтянулся тещин сосед, своих навещал. Открыли пузырь, помянули, псу предложили, опять разговорились.
И вдруг он ПОНЯЛ!
Морду свою задрал и завыл, потом лег около памятника и долго лежал, морду под лапы затолкал. Я его не торопил. Когда он сам поднялся, тогда и пошли к машине.
Домашние пса не узнали, а узнали, так сразу и не поверили.
Рассказал, как меня стригалиха надоумила, и что из этого вышло. Сын дослушать не успел, хватает куртку, ключи от машины, просит стригалихин адрес.

- Зачем тебе, спрашиваю.
- Папа, я на ней женюсь.
- Совсем тронулся, говорю. Ты ее даже не видел. Может, она тебе и не пара.
- Папа, если она прониклась положением собаки, то неужели меня не поймет?

Короче, через три месяца они и поженились. Сейчас подрастают трое внуков.
А пес?
Верный, спокойный, послушный, невероятно умный пожилой пес помогает их няньчить. Они ему и чистят зубы по вечерам.

+1

7

Это на рождественскую сказку похоже.)))
До того все умилительно.)))

0

8

Maquis написал(а):

Это на рождественскую сказку похоже.

Побольше бы таких счастливых концов у грустных историй.
Собаки - вообще на редкость преданные существа. Люди их предают на порядки чаще.

0

9

Продавала моя знакомая щенков китайской хохлатой.

Весь помёт продала, кроме одного кобеля, который у неё почти до 6 мес сидел и суки, на которую,  в принципе, руки были.

В итоге позвонили.

(Уважаемые модераторы, просьба сохранить пост в первозданном виде, потому что иначе теряется весь прикол)

Далее рассказ моей знакомой:

"Звонок.

Вы щенков продаёте?

-Да.

- а где живёте?

- там-то

- Мы сейчас будем!

Через пятнадцать минут звонок в дверь.
Открываю.
(Я думала такие уже вымирли давно) -- стоит БРАТОК, косая сажень в плечах, ноль интелекта в глазах. Рядом стоит женщина и девочка лет 11.

- Ну чего, в натуре, вы что ль щенками торгуете?

- Я, - блеющий от страха ответ.

- Это хорошо, а то моё БАБЛО (имелись в виду жена с дочкой) собачку вишь захотели. Я то в натуре лаек и азиатов люблю, да времени нет.
А БАБЛО моё - купи-да-купи! достало, в натуре!
Какие у вас то собачки ?

Показываю щенков.

Говорю
-Вот есть мальчик и девочка

Смотрю, что жена вроде на девочку смотрит, а браток этот с недоверим так
- эти что ли? Ну и кого из них, суку что ль.

Тут я не растерялась и говорю:
- Что вы, зачем вам ТРЕТЬЯ СУКА в доме?

Браток, тут же проникается даверием и заявляет:
- Верно базаришь, кобла возьмём! И сколько он?

-400$

Браток достаёт пачку тысячных бонкнот, и напрягается:
- 400 на 27, это сколько будет....
А! Чего мучаюсь в натуре, 400 на 30 - так проще.
(Ну уж для меня то как проще! )
Отсчитывает бонкноты.

Я даю ему пачку документов, он засовывает в корман, жена за пазуху берёт щенка, и уже при выходе в дверь браток видимо рассмотрел его окончательно и спрашивает

- А он чего больной что ли?

-Почему больной?

-А шерсть чего не ростёт?

-/////////????????,,,,,,,,,,...... Так это порода такая - редкая очень - китайская хохлатая!

- Так он чего ещё и ПОРОДИСТЫЙ?????!!!!!!! Во прикол, пацанам расскажу, сдохнут от зависти!!!"

http://staffstyle.ru

+1

10

:D
Это  старинный рассказ, но хороший.)))

0

11

FINE написал(а):

Так он чего ещё и ПОРОДИСТЫЙ?????!!!!!!! Во прикол, пацанам расскажу, сдохнут от зависти!!!"

:D

0


Вы здесь » Россия - Запад » КЛУБ КИНОЛОГОВ » Найденные на просторах интернета рассказы о собаках