Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Мир 21 века


Мир 21 века

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

fronda.pl, Польша

Российская мечта: ось Москва — Пекин — Дели

08.04.2017
Марек Будзиш (Marek Budzisz)



Обладающий огромным влиянием в России дискуссионный клуб «Валдай», который называют интеллектуальной базой Кремля, провел 4-5 апреля в московской гостинице «Хилтон» конференцию, посвященную теме российско-китайских отношений. Об амбициях организаторов свидетельствовало ее название: «Россия и Китай перед вызовами глобальных изменений». То, что она совпала по времени со встречей лидеров Китая и США, которая началась 6 апреля на Флориде, пожалуй, случайность, однако, на таком фоне конференция получила особое звучание. Ее организаторы намеревались убедить элиты двух стран в том, что союз Москвы и Пекина обладает большим весом. Между тем из этих намерений ничего не вышло: провал по всем фронтам.

Россияне убеждены, что мир, в котором ведущую роль играли мнение, ценности, стиль мышления и действий Запада, а также западный порядок, подошел к концу. Министр Лавров говорил об этом на Мюнхенской конференции, а недавно — в интервью изданию The National Interest. Но что придет на смену? По мнению россиян, на месте, как они говорят, однополярного мира сформируется система, в которой противовесом США будет служить азиатский блок. Его основой станет союз России, Китая и Индии, а к ним будут тяготеть государства меньшего размера — Пакистан, Южная Корея или даже Япония и Иран. Такова мечта россиян.

Тот же Лавров открыто рассказывал об этом плане в ходе недавней встречи с руководящим составом и высокопоставленными офицерами российского Генштаба. Следует обратить внимание, что здесь совершенно не звучит тема Европы. Россияне полагают, что вопрос, останется ли она в лагере, которым будут руководить США, отнюдь не решен. Какой станет ее геополитическая позиция, покажет игра, которая развернется в нашем столетии, борьба за влияние и статус. Мы увидим противостояние Вашингтона, наблюдающего, как ослабевает его позиция мирового лидера, с новыми тиграми, среди которых не последнюю роль будет благодаря своему военному потенциалу, дипломатическим умениям и сырьевым запасам играть Москва.

Чтобы этот российский сценарий-мечта начал претворяться в жизнь, должна появиться и обрести политическое значение ось Москва — Пекин — Дели, а с этим в последнее время возникли сложности. Начиналось все отлично. Индия покупала огромное количество российских вооружений и постоянно увеличивала объемы заказов. Сначала были танки: в начале века индусы приобрели у Москвы 310 машин Т-90С (800 миллионов долларов), а в 2007 году заказали еще 347 штук (1,24 миллиарда). В 2004 году Индия купила авианесущий крейсер «Адмирал Горшков» (2,33 миллиарда долларов), в прошлом году страны договорились о поставках российских фрегатов проекта 11356 и о совместном создании боевых вертолетов (от 2,5 до 5,8 миллиардов). Был подписан договор на покупку новых танков и вертолетов, обслуживание самолетов и строительство очередных фрегатов.

Индия была самым крупным покупателем российских вооружений, но в последнее время сотрудничество начало хромать. В конце марта россияне сообщили, что совместная российско-индийская программа по созданию военного транспортного самолета заморожена: стороны не смогли придти к соглашению. На прошлой неделе начальник штаба ВВС Индии маршал авиации Бирендер Сингх Дханоа (Birender Singh Dhanoa) сообщил, что его страна начала переговоры с европейским концерном Airbus о покупке транспортного самолета средней дальности. Полной катастрофой закончилась российско-индийская конференция, которую в начале апреля провели два влиятельных аналитических центра — Российский совет по международным делам и Международный фонд Вивекананда. Бывший командующий сухопутными войсками, который руководит работой индийского фонда, резко заявил, что в Индии с тревогой смотрят на сотрудничество России и Пакистана в военной сфере, а также на усиление Китая (который сделал союз с Исламабадом одной из основ своей позиции в Азии), поскольку это может нарушить баланс сил на континенте. Участвовавший в дискуссии бывший командующий Восточным флотом Индии расставил точки над «i», указав, что «Россия имеет право продавать оружие Пакистану, но в таком случае она должна быть готова к тому, что формула сотрудничества „business as usual " утратит свою силу».

Ничуть не меньше тревожит индусов готовность России начать переговоры с талибами, в которых роль посредника должен сыграть Исламабад. Правящая в Индии консервативная партия «Джаната» в такой ситуации, скорее всего, выберет «атлантический вариант» и пойдет на укрепление экономического и военного союза с Вашингтоном. Конечно, это станет возможным, если новая американская администрация последует примеру Джорджа Буша-младшего и сделает союз с Индией одной из основ своей политики в Азии.

Индия была самым крупным импортером России не только в сфере вооружений, она покупала больше всех в мире российского золота. Но и здесь ситуация выглядит не лучшим образом. Как сообщило недавно агентство Reuters, в 2016 году российский Центральный банк купил 201 тонну золота — больше чем все страны земного шара вместе взятые. Аналитики предполагают, что в 2017 году Москва не снизит темпы закупок и приобретет около 200 тонн. Пессимисты делают из этого вывод, что россияне готовятся к какой-то крупной военной операции и, зная о грозящих им последствиях, накапливают «твердые резервы». Существует также менее мрачное объяснение: Индия, которая была крупнейшим мировым импортером этого металла, резко уменьшила объем покупок. Одновременно российские олигархи, «работающие с золотом» (как Мордашев), значительно увеличили объем добычи, так что друзьям первого человека в российском государстве потребовалась помощь.

В целом сотрудничество Москвы и Дели выглядит довольно бледно. Объем российского экспорта в 2016 году составил 7,7 миллиарда долларов (в 2012 — 11), этой цифре далеко до сотен миллиардов, которые фигурируют в торговле с Китаем. (Объем импорта из Индии был еще ниже.) Сейчас ко всему прочему добавляются политические споры. Наблюдая за разногласиями между Индией и Китаем на фоне контактов китайцев с Исламабадом, россияне в последние месяцы несколько сметили акценты и стали чаще говорить не об оси Москвы — Дели — Пекин, а о стратегическом российско-китайском сотрудничестве.

Накануне московской конференции клуб «Валдай» опубликовал свою очередную, 63-ю, «записку», посвященную теме союза Китая и России. Это очень любопытный материал. Хотя написал его австралиец Гленн Дизен (Glenn Disen), в нем представлена российская точка зрения. Автор текста полагает, что региональные блоки интеграции и сотрудничества могут быть жизнеспособными лишь тогда, когда их участники соглашаются на, как он это называет, «асимметричную взаимозависимость». С одной стороны, по его мнению, она способствовала успешности европейской интеграции, а с другой — послужила одной из причин современного упадка ЕС, когда одна из стран, Германия, заняла в нем доминирующую позицию. Ситуация такого рода создает искушение для самого сильного игрока, которому хочется использовать союз в своих целях и присвоить себе все связанные с его существованием выгоды. Это, в свою очередь, порождает центростремительные тенденции и недовольство более слабых игроков, а в результате ведет к ослаблению альянса (как в случае с Евросоюзом) или его распаду (сотрудничество ЕС и Москвы). Так в кратком виде выглядит диагноз причин кризиса на линии Брюссель — Москва.

Западный мир не захотел налаживать партнерские отношения, а постарался занять в контактах роль лидера, навязать свои экономические ориентиры и культурную модель. Российские элиты не могли на это согласиться, в результате российская внешняя политика после 2008 года переориентировалась с западного направления на восточное. Не вдаваясь в размышления о том, насколько верна такая оценка, следует задаться вопросом, как распространить эту модель на отношения между Москвой и Пекином?

Несмотря на очевидную разницу экономического, человеческого и финансового потенциалов двух стран Пекину, как полагает Дизен, не следует занимать в отношениях двух стран доминирующую позицию. Гораздо лучшим вариантом (разумеется, для России) станет сознательный отказ Пекина от такой возможности и предоставление россиянам определенных привилегий. Что это даст? Сильный союз китайской экономической и финансовой мощи и военного превосходства с российским дипломатическим опытом. Такой тандем сможет привлечь к себе другие региональные державы. Одним словом, пассивный Китай и активная Россия пойдут рука об руку. Злопыхатели могут сказать, что хвост будет вилять собакой, но так выглядят российские мечты и цели на XXI век.

Проблема заключается в том, что китайцы представляют себе взаимные отношения, мягко говоря, немного иначе. И здесь мы возвращаемся к московской конференции, о которой я упомянул в самом начале. Призывы одного из лидеров клуба Сергея Караганова, который открыл мероприятия выступлением в указанном выше духе, китайцы назвали, не церемонясь, устаревшей геополитикой. Они обратили внимание россиян, что мир сейчас занимается совершенно другими вопросами, например, созданием единой многосторонней платформы свободной торговли, а не формированием военно-экономических союзов против третьих стран. Один из китайских участников конференции также обратил внимание, что в прошлом Россия и Китай «уже трижды пытались создать военный союз, и трижды отдалялись друг от друга. Нужно это осознавать».

Если обратиться к матримониальной перспективе, стоит в скобках отметить, что один из недавних опросов общественного мнения дал любопытные результаты. Оказалось, что россиянки считают самыми лучшими кандидатами в мужья как раз китайцев. Для этнических русских на Дальнем Востоке это не предвещает ничего хорошего.

Конференция клуба «Валдай» не завершилась ожидаемым успехом, поэтому российская пресса пишет о ней мало. Стало четко видно, что Пекин, который в отличие от России выиграл от процесса глобализации, совершенно не горит желанием строить какие-либо антиамериканские союзы или азиатские оси. На это указывают конкретные факты. На создание институтов, призванных стать противовесом тем, которые, по мнению России, находятся под контролем Запада, например, на Азиатский банк развития, Китай обязался направить в течение семи лет два миллиарда долларов. Между тем в собственные проекты, как Фонд Шелкового пути, Пекин вкладывает десятки миллиардов долларов (в Фонд — 40, в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — 50).

Похоже, что российские мечты о создании азиатского блока рискуют остаться лишь мечтами, а экспансия будет продолжаться. Китайская экспансия.


http://inosmi.ru/politic/20170408/239081554.html
Оригинал публикации: Rosyjskie marzenie. Oś Moskwa-Pekin-Delhi
Опубликовано 06/04/2017 16:11

0

2

Неожиданный расклад. Украина вместе с Польшей на... Берлин

19:11, 07.04.2017

Прямо сейчас формируется будущее Европы – новые транзитные связи, новая политическая конфигурация. В Европе в этом больше всего заинтересована Германия. И менее всего заинтересована Польша.

Идет борьба за будущее Европы. И, как ни странно, Польша борется совсем не с Россией, а с базисом Евросоюза – Германией. С каждым годом противоречия между Варшавой и Берлином нарастают.

Как только будет построен и запущен "Северный поток — 2", а также "Турецкий поток", сформируется энергетический треугольник Россия – Германия – Турция. И новые транзитные пути обойдут и Украину, и Польшу. По сути, антироссийская и русофобская политика Польши и Украины будет больше никому не нужна.

Особенность энергетических договоренностей такова, что рано или поздно они превращаются в политические договоренности. И потому, когда 30 марта Еврокомиссия обратилась к странам ЕС с призывом поддержать "Северный поток-2", это продемонстрировало новое направление политики Евросоюза, а именно основной, старой его части – в сторону здорового прагматизма и желания сотрудничества с Россией.

Представитель Еврокомиссии Анна-Кайса Итконен сделала заявление, что ЕК намерена обратиться к европейским странам за разрешением начать переговоры с Россией по "Северному потоку-2". "Нам не нравится "Северный поток-2" в политическом отношении. Но у комиссии нет юридических оснований для противодействия "Северному потоку-2", так как правила ЕС не распространяются на морскую часть газопровода", - сказала Итконен.

А это означает, что попытка Польши в 2016 году заблокировать реализацию "Северного Потока — 2" провалилась. Польское правительство уже много раз выступало с откровенной и даже излишне эмоциональной критикой СП-2, характеризуя его, как "геополитический проект России". С одной стороны, в чем-то Польша права, это действительно геополитический проект. С другой стороны, это не просто проект России, а уже проект России и Германии, благодаря которому Берлин не просто получает дополнительные возможности для экономического развития, а еще и обретает большую независимость от стран Восточной Европы, которые откровенно работают во имя интересов США и против Старой Европы.

Ныне союзные отношения Польши и Украины - это по сути дружба не только против России, но и против Германии. И в Берлине прекрасно это понимают.

Исторический конфликт Германии и Польши длится уже почти век — еще с полей Первой мировой войны. Польское государство было воссоздано после войны на территориях, которые входили в состав России, Германии и Австро-Венгрии. По итогам Версальского мира территории, населенные немцами — Западная Пруссия, часть Силезии и Данциг — оказались в составе Польши. Для Германии это было жесточайшее унижение, которое в итоге стало одной из причин начала Второй мировой войны.

Поражение во Второй мировой не убрало противоречия между немцами и поляками. Польские политики, особенно в последнее время, особо не скрывают точку зрения, что Германия не полностью искупила вред, который нанесла Польше в период войны.

Реклама

Эти обстоятельства так или иначе влияют и на решения национальных политиков, и на высказывания общественных деятелей, и на общие настроения граждан.

Когда Польша попыталась заблокировать создание "Северного Потока — 2" с помощью польского антимонопольного регулятора UOKiK, ее поддержали девять членов ЕС — Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Польша, Словакия, Румыния, Хорватия и Литва. Как видно, выступили единым фронтом дотационные и слабые страны Евросоюза. Восточная Европа против Старой Европы.

Украина в этой конфигурации является инструментом, которым пользуется Польша, чтобы свести счеты с Германией.

Показательно, что порыв младоевропейских стран сразу же поддержали США в лице главы Государственного Департамента Джона Форбса Керри, который в мае 2016 года прямо заявил, что «Северный Поток - 2» крайне негативно скажется не только на Украине, но и на многих странах Восточной Европы. И он был абсолютно прав. Потому что политическая роль всех этих стран и так не слишком большая, после запуска «Северного Потока - 2» станет абсолютным нулём.

Ввод "Северного потока-2" запланирован на конец 2019 года. Как раз в тот период прекратит существование текущий договор между Россией и Украиной. Политическая и экономическая нестабильность на Украине, а также разгул националистических милитаристских организаций и фактически идущая гражданская война подталкивают Старую Европу к тому, чтобы обеспечить себя надежными путями транзита энергоносителей. Судя по решению Еврокомиссии, ни у кого не осталось сомнений, что ситуация на Украине не изменится еще долгие годы.

Для Германии запуск "Северного потока-2" — это вопрос экономической и социальной стабильности, а значит и национальной безопасности. И препятствует этому Польша – вместе с Украиной.

Украине стоит задуматься, чем закончится ее участие в геополитическом противостоянии евразийскому треугольнику силы – Германии, Турции и России.


РИА Новости Украина: http://rian.com.ua/columnist/20170407/1023007252.html

0

3

Ростислав Ищенко

07.07.2017, 10:03

Наш ответ Трампу

Накануне переговоров в Гамбурге, на полях встречи Большой индустриальной двадцатки, президент США Дональд Трамп и его окружение послали президенту России Владимиру Путину несколько сигналов относительно площадок по которым возможны договорённости.

Это Сирия и Украина. Причём сигналы неоднозначны, чтобы не сказать противоречивы. Но в этом ничего удивительного нет. Путину показывают сразу и хороший, и плохой варианты. Если договоримся, то Россия может получить Украину и сохранить уже завоёванные ею позиции в Сирии. Если не договоримся, то на обоих направлениях вероятны обострения, вплоть до провокации прямого столкновения российских и американских военных.

С точки зрения традиций американской политики Трамп действительно готов уступить очень много. США никогда никому ничего не отдают, даже то, что уже давно им не принадлежит. А тут готовы на блюдечке с голубой каёмкой поднести недавно с такими трудами и такими расходами захваченную ими Украину. Готовы закрыть глаза на то, что Россия получит постоянное военно-политическое присутствие в ключевой точке Ближнего Востока.

С учётом внутриполитических проблем Трампа, которого только ленивый в США не обвиняет в работе на Путина и Кремль, «подарок» действительно щедрый. Тем не менее США боятся, что «дар» будет отвергнут и, на всякий случай, пугают возможностью резкого обострения. Почему?

Потому что Трампу необходимо вернуться со встречи с Путиным победителем. Победителем не в формате концепций Хиллари Клинтон или  Барака Обамы, но в понимании той части американской элиты, которая сделала на него ставку и привела его к власти.

Напомню, что концепция Трампа (явно не Трампом изобретённая) состояла в перемирии на приемлемых условиях (даже ценой частичных уступок) с Россией, ради того, чтобы сосредоточить силы на китайском и иранском направлениях.

Китай посягает на традиционную американскую вотчину – Юго-Восточную Азию. Американцы, привыкшие считать Тихий океан своим озером, внезапно увидели прорывающийся на оперативный простор китайский флот и строящиеся в ключевом районе Южно-Китайского моря (позволяющего контролировать выходы в Тихий и Индийский океаны), через который проходит треть мировых морских торговых перевозок, китайские военно-морские и военно-воздушные базы.

Если Китай сможет укрепиться в этом регионе, Америка потеряет единоличный контроль над морскими путями. Более того, прямой путь из Тихого океана в Индийский американский торговый и военный флот сможет использовать только до тех пор, пока разрешает Китай. Так же, как Панамским каналом все пользуются лишь пока США это разрешают.

Но Китай пытается оседлать торговые пути не просто так. Он уже давно стал мировой фабрикой и теперь желает доставлять свою продукцию потенциальным клиентам и получать нужные ему товары напрямую и не зависеть от американской доброй воли. Но если Китай получит не требующий американской санкции доступ на любые рынки сбыта, то его привязка к американскому рынку исчезнет, а США потеряют рычаги влияния на Пекин. Сегодня США и Китай могут взаимно обвалить финансовую и экономическую системы друг друга. Гарантированное взаимное финансово-экономическое уничтожение связывает руки не хуже гарантированного взаимного ядерного уничтожения. Если Китай отвяжется от американского рынка, США окажутся в уязвимой позиции.

В свою очередь, Тегеран активно и успешно оспаривает на Ближнем Востоке саудовское доминирования. Для Вашингтона это не было бы проблемой, если бы Ираном до сих пор правил дружественный ему шах. Но отношения с режимом, установившимся после исламской революции у США не сложились и теперь уже не сложатся.

Иранское доминирование в Ираке и части Сирии, к которым добавляются Катар (отвергший уже два саудовских ультиматума) и Йемен (где проваливается саудовская интервенция), означает потерю Вашингтоном контроля над районами добычи и путями транспортировки большей части поставляемых на Запад (в США и ЕС) энергоносителей. Победа Ирана над саудовцами для США страшнее любых побед России в Сирии. Даже если вся Сирия будет подконтрольна Асаду и в ней будет развёрнуто хоть даже десять российских военных баз, это только уменьшит влияние США на Ближнем Востоке (Вашингтон будет вынужден поделиться им с Кремлём). Если же Иран добьёт Саудовскую Аравию и станет новым ближневосточным гегемоном – центром притяжения исламского мира (а как показывает пример Кувейта, суннитские династии очень даже неплохо могут взаимодействовать с шиитским Ираном, пусть и с турецкой подстраховкой), то престиж США в регионе окажется нулевым. Поделиться влиянием в регионе с Россией и проиграть Ирану – не одно и то же.

Своими успехами Иран и Китай не в последнюю очередь обязаны благожелательной позиции России. Москва обеспечивает прочный надёжный тыл и оказывает военно-техническую, политическую и дипломатическую поддержку. Не случайно и Пекин, и Тегеран выступали с инициативой заключения с Россией обязывающего военно-политического соглашения (оформления военного блока). Юридическое обязательство России выступить на их стороне в случае военного конфликта с США полностью обезопасило бы китайцев и иранцев и заставило бы США вернуться к концепции концентрации всех сил против России. Тогда ключ от победы в борьбе Вашингтона за мировую гегемонию безальтернативно был бы в Москве. Именно поэтому Россия и уклонилась от столь «заманчивых» предложений, предпочитая фактический союз юридически оформленному.

Надежда Трампа, его выигрыш, который будет воспринят в качестве такового поддерживающими его элитами, заключается в том, чтобы убедить Москву занять полностью нейтральную позицию в американо-китайском и американо-иранском конфликтах. Тогда США получат надежду раздавить по очереди Иран и Китай, а уж затем вернуться к российскому вопросу. За это Вашингтон и готов отдать Украину и половину Сирии. Поскольку для России такая сделка явно проигрышна, в США опасаются, что Россия не примет «подарок» и, на всякий случай грозят усилением конфронтации на важных для Москвы украинской и сирийской площадках.

Мы понимаем, что Трамп не сможет одновременно поддерживать обамовский уровень конфронтации с Россией и решать иранскую и китайскую проблемы. Так что страшилки в данном случае не играют. Но мы понимаем и то, что вернувшийся ни с чем в США Трамп будет дополнительно ослаблен (он не решит проблемы той части элиты, которая его поддержала, а клинтоновские глобалисты и так мечтают о его досрочной отставке). Между тем расклад сил в конгрессе таков, что слабый Трамп, подчинённый диктату парламента, может оказаться хуже Обамы и Клинтон вместе взятых.

Таким образом, проблема переговоров на полях двадцатки заключается в том, что России необходимо не только не уступить американским требованиям, но и сделать Трампу предложения, которые могли бы позволить ему сохранить свои позиции в американской политике и при этом не подорвали бы российско-китайско-иранское сотрудничество.

Именно поэтому Владимир Путин и Си Цзиньпин сводили часы накануне старта гамбургской конференции G-20. Российско-китайское предложение должно быть компромиссным (оставлять Трампу пространство для внутриполитического манёвра), совместным (чтобы лишить США иллюзии возможности внести раскол между Россией и Китаем). Ну а российско-китайский (или даже российско-китайско-иранский) военно-политический союз является той дубинкой, которая висит за спиной переговорщиков и стимулирует американцев к конструктивизму. В конце концов, он конечно не очень выгоден России сейчас, но в ситуации возвращения США к политике жёсткой конфронтации Москве будет нечего терять, равно как и Пекину с Тегераном.

Для Вашингтона оформление такого союза будет означать полный политический провал. Это зафиксирует раздел мира на два противостоящих военных блока, вооружённые силы которых уже неформально противоборствуют на третьих площадках и в любой момент могут столкнуться напрямую. США придётся выбирать между разделом мира (что убьёт американскую экономику, но и Москве, Пекину и Тегерану нанесёт очень серьёзный ущерб) и ядерным Армагеддоном, в котором не может быть победителей.

В целом ставки этой встречи, которая анонсирована в качестве «простого знакомства» крайне высоки и психологическое напряжение участников огромно.

https://cont.ws/@ishchenko/658616

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Мир 21 века