Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩЕСТВО » Польшу пора поставить на место!


Польшу пора поставить на место!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

МАТЕРИАЛ "Aleksei Smorchkov"

02.07.2017, 15:10

Польшу пора поставить на место

Игорь Шишкин — заместитель руководителя Института стран СНГ

Поляки должны на собственной шкуре почувствовать к чему приводит стремление поглумиться над памятью наших воинов

22 июня, демонстративно в день начала Великой Отечественной войны, парламент Польши дал разрешение на снос почти пятисот памятников советским воинам-победителям. Совершенно очевидно, что это был сознательный акт глумления над памятью наших отцов и дедов, циничный и наглый вызов России.

Как и следовало ожидать, российские политические и общественные деятели обрушили на Польшу громы и молнии. Польское руководство обвинили в пещерной русофобии, черной неблагодарности (шестьсот тысяч советских солдат погибли при освобождении Польши) и даже в «преступлении против своей страны». На 3 июля в Государственной Думе назначено специальное заседание комитета по международным делам. Для дачи объяснений на него приглашен польский посол. Резкое заявление сделал российский МИД: «С особым кощунством польские власти приурочили это решение к святому и трагическому для нас дню начала гитлеровской агрессии против СССР. … Те, кто продолжает кампанию «войны» с памятниками, должны понимать, что провоцируют дальнейшее обострение в российско-польских отношениях».

Столь решительная и единодушная реакция российского правящего класса вызывает уважение и ее можно только приветствовать. Однако при этом надо ясно отдавать себе отчет в том, что никакие, даже самые грозные заявления российских властей и уж тем более никакие пламенные филиппики российских политиков не заставят Польшу отказаться от воплощения в жизнь утвержденного Сеймом варварского плана. Причина очевидна — поляки абсолютно уверены в своей безнаказанности и абсолютно не верят в то, что обещанное «обострение отношений» обернется для них хоть какими-то неприятностями. К сожалению, все основания для такой уверенности у них есть.

Достаточно вспомнить вал обвинений в кощунстве, который обрушился на Польшу после разрушения памятника генералу Черняховскому (с прямой трансляцией по телевидению) в год 70-летия Победы в 2015 г. Официальный представитель МИД России Мария Захарова требовала от польских правителей «прекратить эту вакханалию» и ставила их действия в один ряд с действиями ИГИЛ: «Те, кто уничтожает памятники в Польше, во многом уподобляются ближневосточным террористам». Слова остались словами, никаких дел за ними не последовало.

В следующем 2016 г. количество снесенных памятников увеличилось в разы. Многократно увеличилось и количество обличительных спичей в российских СМИ. Министр иностранных дел России Сергей Лавров, обвинив Польшу в разрушении и осквернении 30 монументов советским воинам, заверил тогда общественность в том, что «МИД РФ осуществляет необходимые шаги — как на двусторонней основе, так и по линии профильных международных структур — для противодействия этой «неприемлемой линии».

Прошел еще год, и теперь мы имеем утвержденный на уровне парламента план сноса всех памятников, находящихся вне воинских кладбищ. Если события будут развиваться так, как развивались до сих пор, то через три месяца 469 монументов, воздвигнутых в честь подвига наших отцов и дедов, пойдут под бульдозер. А дальше, — здесь не должно быть иллюзий, — подобная судьба постигнет и памятники, установленные над могилами советских солдат.

Никакого преувеличения в подобном утверждении нет. И дело даже не в польской наглости (именуемой «гонором»), которая без должного отпора никогда не знает границ. Ситуация гораздо серьезней. Разрушение памятников — это неотъемлемая часть «исторической политики» польского государства. Политики, последовательно и целеустремленно проводимой польским руководством уже не одно десятилетие, независимо от смены персоналий на властном Олимпе.

В России, со времен торжества прозападного курса, от «исторической политики» принято шарахаться как от чего-то недостойного, противоречащего ценностям цивилизованного мира. «Оставьте историю историкам» — любимый призыв наших государственных деятелей. Поляки подобными комплексами не страдают.

Польша первой в Европе (Израиль — особый случай) превратила «историческую политику», основанную на образе «народа-жертвы», в эффективный инструмент решения внутри‑ и внешнеполитических задач. Это позволяет польским властям внутри страны консолидировать нацию на основе «фобий» (прежде всего «русофобии»), а вовне постоянно требовать преференций и уступок от соседних государств, якобы, находящихся перед польским народом в неоплатном долгу. Кстати, тот самый цивилизованный мир самым активным образом использовал «историческую политику» Польши для достижения своих стратегических интересов. В первую очередь, в компании по пересмотру истории Второй Мировой войны.

В 2009 г. Польше была предоставлена «честь» первой на уровне резолюции Сейма официально объявить Советский Союз государством-агрессором в равной мере с фашистской Германией ответственным за развязывание мировой бойни. Дальше пошло как по маслу. Теперь о «вине» СССР уже рассуждают как об «очевидной банальности», а 23 августа ежегодно отмечают Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма. Без польского «прорыва» на историческом фронте такое едва ли было бы возможно. Кстати, реакция Москвы на «историческую» резолюцию Сейма Польши была стандартной и предсказуемой: МИД призвал оставить историю историкам, а Госдума решила не поддаваться на провокации.

Не менее эффективно польское ноу-хау в исторической области было использовано и для вытеснения России с постсоветского пространства. Институты памяти, музеи советской оккупации, законы, закрепляющие необходимую власти антирусскую и антисоветскую трактовку исторических событий, — все это в Прибалтике, Грузии, Молдове, а теперь и на Украине делалось и делается по польским следам и лекалам.

Щедрые дивиденды от «исторической политики» получила и сама Польша. Полякам требовалось представить себя во Второй мировой войне невинной жертвой двух тоталитарных империй зла — они этого добились. Польше нужно было поставить Россию в положение кающегося — она и этого добилась. В последний раз (будем надеяться, что действительно в последний) Россия каялась перед поляками в 2010 г.

Не удивительно, что в современном польском государстве «историческая политика» стала чуть ли не универсальным инструментом обеспечения национальных интересов. Показательно личное участие в 2016 г. Президента Польши Анджея Дуды в обсуждении стратегии государственной «исторической политики», одним из направлений которой и является программа «освобождения общественного пространства страны от символов советского доминирования над Польшей».

Поэтому не надо иллюзий, разрушение памятников советским воинам — это не досадные эксцессы, вызванные злой волей конкретных политиков, и уж тем более не результат непонимания властями Польши национальных интересов своей страны. Они действуют в здравом уме и в твердой памяти, при полной поддержке Вашингтона и Брюсселя, в тесной координации с постсоветскими этнократиями, и при поддержке большинства польского населения, как бы нам не хотелось уверить себя в обратном.

Соответственно, никакие самые пламенные речи, воззвания к совести, напоминание о том, что лишь благодаря подвигу советских солдат Польша и польская нации существуют на свете, в самом что ни на есть прямом, физическом смысле этого слова, не смогут остановить варварский план, утвержденный польским Сеймом. Не подлежит сомнению и то, что отрезвить «ясновельможных панов», привыкших за последние десятилетия к полной безнаказанности, — задача не из легких.

Показательна реакция Витольда Ващиковского, министра иностранных дел Польши, на ноту МИД РФ в связи с разрушением монумента генералу Черняховскому: «Мы ожидали другого сигнала в адрес нового правительства, а не войны памятников». Вот так, российский протест против сноса памятника герою войны воспринимается Варшавой, как начало «войны памятников» против Польши. Легко представить какую истерику польские власти закатят (при полной поддержке Запада), если реакция России не ограничится дипломатическими нотами.

Ситуация крайне запущена и безболезненно для обеих сторон ее уже не разрешить. Многолетняя политика «непротивления злу» на историческом поле поставила Россию перед выбором: или смириться с унижением или пойти на серьезный конфликт. Третьего не дано.

Конечно, уже озвучен вариант, якобы, позволяющий и реального конфликта избежать и лицо сохранить — предложение перенести памятники советским воинам в Россию. Возможно, и скорее всего, это предлагается от чистого сердца. Однако искренним сторонним такого разрешения проблемы напомню слова одного из лучших специалистов по российско-польским отношениям Юрия Бондаренко: «Это абсолютно неправильная идея. Ничего не надо переносить. Как только что-то подобное прозвучит из России, для польских русофобов это будет как подарок судьбы … это будет выглядеть, что мы дали на это согласие». Фактически, независимо от личных устремлений авторов плана, это не более чем «патриотически» оформленная капитуляция перед польскими панами.

Какой вариант ответа на польский вызов выберет российская власть? Ответа на этот вопрос, полагаю, пока нет ни у кого. Еще несколько лет назад можно было бы со стопроцентной уверенностью ожидать очередной капитуляции, по традиции прикрытой гневным сотрясанием воздуха и призывами «оставить историю историкам». К такой реакции на любую атаку против России на историческом поле все уже давно привыкли, включая поляков.

Причем, здесь важно подчеркнуть, что это капитулянтское «непротивление злу» определялось вовсе не происками конкретных представителей «пятой колонны» (хоть их и предостаточно) или чьим-то недопониманием серьезности «исторических» вызовов. Причина гораздо серьезнее — она в самой природе правящего слоя России, в его жизненных интересах. Столько сил они положили на приобщение к цивилизованному миру, экономическое взаимодействие наладили (мы им поставляем сырье и выводим капиталы, а они нам товары и убежище для нажитого непосильным трудом), семейные гнезда там свили, уже почти стали своими в среде сильных мира сего. Счастье казалось так близко, так возможно. А тут Запад затеял пересмотр истории Второй мировой войны.

Принять западную позицию значило открыто пойти против подавляющего большинства своего народа. Как показал опыт 90-х гг., власть, демонстративно попирающая мнение большинства, оказывается неустойчивой, а значит, возникает угроза баснословным доходам правящего класса и его надеждам стать частью глобальной элиты. С другой стороны, выступить против Запада — тогда «за что боролись»? Отсюда стремление соединить несоединимое: и с Западом из-за «гуманитарных благоглупостей» не поссориться и в глазах своего народа остаться патриотами-государственниками. Этим и объясняется политика России на историческом поле в последние десятилетия. Она была вполне логична и закономерна в условиях того правящего слоя, который сложился в РФ.

Однако все течет, все изменяется. Возвращение Крыма, отказ капитулировать под санкциями, поддержка ДНР и ЛНР, Сирия — дают надежду на то, что в российской элите начались качественные изменения, что «национализация элиты» не пустое понятие. Именно поэтому сейчас и невозможно однозначно предсказать каким будет ответ России на наглый польский вызов.

К тому же, свою роль может сыграть и время выбранное Польшей для сноса памятников советским воинам. Пик разрушений придется на разгар президентской избирательной кампании. И самые отъявленные поборники европейских ценностей во властных структурах вынуждены учитывать то, какое влияние безнаказанное разрушение монументов героям окажет на, так скажем, коллективный Бессмертный полк России.

Последний вопрос, мимо которого нельзя пройти: «Есть ли у Росси в настоящих условиях реальная возможность дать достойный ответ Польше»? При наличии политической воли — несомненно, есть. И первое, что необходимо сделать уже сейчас — это развернуть широкую общественную дискуссию о том, какими конкретными мерами следует наполнить обещанное МИДом России «обострение в российско-польских отношениях». С проведением соответствующих парламентских слушаний в сентябре перед запланированным стартом программы сноса памятников. Таких мер, гарантированно, эксперты предложат более чем достаточно:

отзыв посла;

запрет на въезд в Россию всем польским политикам, деятелям культуры и журналистам, поддержавшим уничтожение памятников;

экономические санкции (полное эмбарго на ввоз любых польских товаров);

официальное сомнение в легитимности западной границы Польши (подарок Сталина — избавляться от тоталитарного наследия, так избавляться);

новая экспертиза подлинности «катынских документов» под контролем Русской Православной Церкви и КПРФ с последующим судом над всеми виновными в фальсификации и политике покаяния (прецедент с повторной экспертизой «царских останков» уже есть);

активная собственная историческая политика, которая не оставит камня на камне от столь доходного образа «страны-жертвы».

И многое, многое другое.

Поляки при всем своем «гоноре» здравым смыслом и чувством самосохранения не обделены. Если же они не поверят в серьезность намерений России, тогда, невзирая ни на какие внешнеполитические осложнения и экономические убытки, самые жесткие из всех возможных мер должны быть обрушены на Польшу. Польша и поляки должны на собственной шкуре почувствовать к чему приводит глумление над памятью наших воинов.

P.S. Уже после написания статьи, пришло сообщение о том, что Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин обсудил эту проблему со спикером Кнессета Израиля. Принято решение о совместном протесте парламентов двух стран против польского кощунства. Может быть, действительно, лед трогается?


https://cont.ws/@s1601v3006/654636
https://vk.com/feed?w=wall-850...

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 2 Июл 2017 16:35:29)

+2

2

Konstantinys2 написал(а):

Польша и поляки должны на собственной шкуре почувствовать к чему приводит глумление над памятью наших воинов.

+100

0

3

Свободная Пресса

12 июля 2017, 08:45

Что России делать с синдромом Пилсудского-Бандеры?
Размышления в ответ на вопрос читателя

Андрей Раевский
 

Один читатель задал мне вопрос: «Как бы вы описали наиболее оптимальную стратегию России в отношении Польши?» Я подумал: «Вот это по-настоящему интересный вопрос!» Постараюсь ответить.

Диагноз

Существует польский синдром, у которого множество причин. Кто-то называет поляков жертвами-героями, кто-то — жадными гиенами. Но для целей нашего повествования нет нужды удаляться в историю. Просто составим список симптомов:

1. Фобия (ненависть и страх) по отношению к России и всему русскому.

2. Сильное желание быть «частью Запада» (в противоположность, якобы, «деспотической Азии»), имея мало чего, или вовсе ничего, общего с означенным «Западом».

3. Глубокое и горькое чувство обиды от многочисленных поражений и неизбывная мечта грандиозного реванша.

4. Глубоко сидящий комплекс неполноценности по отношению как к Востоку, так и к Западу, лирически выраженный в украинском лозунге «Утопим поляков в крови жидов и москалей».

5. Мечта об окончательном покорении Православной Церкви Папству (или, в последнем издании, о том, чтобы «посвятить Россию чистому сердцу [Девы] Марии»).

6. Глубокая неуверенность в самих себе. Ее результат — политика нескончаемых поисков внешних союзников, включая Гитлера. Лишь бы подраться с «большим парнем».

7. Желание сказать все, что угодно, и сделать все, что угодно, лишь бы добиться от внешнего союзника защиты от России и угроз в ее адрес, а еще лучше, соучастия в давно ожидаемом «походе на Москву».

Опять же, для целей нашего повествования абсолютно безразлично, результат ли это российского угнетения, империализма, насилия и гонений или папистской идеологии.

«Польский синдром» характерен не только для поляков и Польши. Украинцы, особенно западные, проявляют те же черты, что и их польские соседи (как и прибалты, но те слишком малочисленны, слабы и незначительны, чтобы рассматривать и их). Этот синдром восточно-европейский, но я буду называть его синдромом Пилсудского-Бандеры (СПБ) в честь двух «великих героев» польских и западно-украинских националистов — Пилсудского и Бандеры.

Прогноз

Друзья, СПБ не лечится. Во-первых, у этого синдрома глубокие исторические корни. Во-вторых, годы правления коммунистов и последовавший за этим коллапс советской империи придали этому синдрому громадное ускорение. В-третьих, англо-сионистская империя в ее нынешнем состоянии быстрого упадка будет вкладывать огромные ресурсы в поддержание этого синдрома. И наконец, жалкий провал англо-сионистской политики на Украине и последовавшая за ним гражданская война, скорее всего, приведут к распаду Украины в той или иной форме, что также будет содействовать дальнейшему существованию СПБ. Я бы даже сказал, что Польша, наконец-то, наслаждается «минутой славы» — быть полезной для империи в ее борьбе против России. Эти пустые мечты развеются — скорее, раньше, чем позже, — и тогда их неизбежный коллапс также приведет к резкому обострению СПБ. Вывод таков: СПБ не излечить, и русские будут до крайности наивны, если станут надеяться, что он исчезнет сам.

Предупреждение

Русские абсолютно ничего не могут сделать, чтобы минимизировать жестокость СПБ. Важно понимать, что СПБ глубоко идеологичен по своей природе и причинам. Заблуждение думать, что какое-то действие (кроме, разве что, коллективного национального самоубийства) умиротворит страдающих этим синдромом. Случай с Украиной отчетливо показал, что хотя русские и предоставляли им займы, кредиты, гарантии безопасности и т. д., украинские националисты во всем этом усматривали хитрый план, как заманить в ловушку или обмануть украинцев. Если бы завтра Кремль решил отправить на Украину или в Польшу грузовики с золотом, то их, конечно, приняли бы. Но как только последний грузовик пересек бы границу, польские и украинские националисты возобновили бы свои мантры про то, что «еще не умерла Польша/Украина» (и у тех, и у других присутствуют эти параноидальные слова в их, по сути, схожих государственных гимнах), и продолжили бы свою привычную политику.

Самый важный вопрос

Самый важный вопрос таков: что вам делать с полными ненависти сумасшедшими, когда они — ваши соседи? С точки зрения России, положение этих соседей постоянно меняется в широком диапазоне — от «мелкой занозы» до «экзистенциальной угрозы». Так что, вопрос нетривиален. Если история чему-то и научила русских, так это тому, что всякий раз, как только Россия ослабевала, Польша осуществляла вторжение. Всякий раз. Украинский случай сильно отличается, поскольку никакого «украинского государства» никогда в истории и не существовало. Однако, поскольку украинские националисты демонстрируют точно те же симптомы СПБ, что и их польские братья, мы можем предположить, что они будут ждать, когда Россия ослабнет (по любой из причин), чтобы напасть. Фактически, нынешние «официальные» заявления нацистской хунты в Киеве более-менее обещают именно это.

Россия применяла разные виды стратегий в отношении Польши — от прямого раздела до предоставления особых прав и наивной надежды на то, что совместная борьба с нацистской Германией в итоге проявит, если уж не братство, то хотя бы породит цивилизованные соседские отношения. Все эти стратегии провалились. Ясно дело, нужен новый подход.

Очевидное решение

Итак, мы установили, что СПБ неизлечим, что его действие продолжится, что русские осмысленно воздействовать на него не могут, а их прошлые стратегии проваливались. Что в осадке? Одно очевидное решение.

Не делать ничего. Не иметь никакой политики. Бросить их. Игнорировать их. Обойти их.

Главный принцип медицины: «Не навреди». Я настаиваю на том, что любая политика России в отношении СПБ-государств принесет только вред. Абсолютное ничегонеделание, наоборот, создаст огромные преимущества для России. Только подумайте. Ничегонеделание:

— дает польским и украинским националистам меньше всего оправданий сосредоточиваться на воображаемой внешней угрозе и вынуждает их обращать свой взгляд внутрь, на свои внутренние проблемы;

— предоставляет России возможность сочетать прагматические эффективные подходы с морально верными. Независимо от того, насколько полны ненавистью и иллюзиями польские и украинские националисты, не русским их судить, учить или отказывать им в их свободе жить так, как они для себя выбрали. Пусть они строят то общество, какое хотят, пусть продолжают тявкать на Россию, как собачонки за «забором НАТО», пусть вволю набегаются за своей «западной мечтой»;

— дает возможность России разместить свои, ей самой необходимые ресурсы, там, где это действительно важно, где российские деньги, пот и кровь могут принести реальный доход на вложения.

Однако когда я говорю «не делать ничего», я имею в виду что, если Россия сделает «А», то польские или украинские националисты сделают «Б». Примером такой ошибочной политики могло бы стать ожидание того, что поляки будут покупать российский сжиженный газ, если Россия предложит более низкие цены. Этого не произойдет!

В рамках «ничегонеделания» России надо выработать в отношении СПБ-государств политику, состоящую исключительно из односторонних действий. Как?

Во-первых, России надо обеспечить свою собственную безопасность в военной, экономической и политической сферах. Русские должны смотреть на СПБ-страны так, как голландцы смотрят на Северное море — они знают, что если их дамбы прорвет, морская вода немедленно затопит значительную часть Голландии. Голландцы никогда не исходят из того, что они смогут убедить воду не затоплять их. В этом ключ — за это голландцы не относятся к Северному морю с ненавистью или презрением. То же должны делать и русские — не презирать и ненавидеть польских или украинских националистов, а просто наверняка сделать так, чтобы российские дамбы (российские вооруженные силы) никогда не прорвало. Вот и все.

Во-вторых, России надо окончательно отцепить свою экономику от всех СПБ-государств. Да, националисты также хотят именно этого. Так дайте им это! Доведите российскую торговлю и инвестиции в СПБ-странах до полного нуля. Современные технологии позволяют очень легко обойти эти страны. «Северный поток» — лучшее доказательство того, что Россия и Германия могут вести бизнес, не вовлекая в него сумасшедших. Для тех, кто считает, что это чересчур, отвечу, что если бы Россия не позволила самолету Ту-154 польских ВВС лететь в Смоленск, то все безумие, которое мы сегодня наблюдаем, не случилось бы. Зачем взаимодействовать с кем-то, кто всегда вас обвиняет в чем угодно? В этом нет никакого смысла. Я бы даже убрал российские диппредставительства из этих стран и выкинул их дипломатов из России (поручите швейцарцам представлять их интересы, как это делают США в Иране или на Кубе). Почему? Да потому, что если завтра польский посол в Москве погибнет, неудачно переходя опасный пешеходный переход, или поскользнется в своей ванной, поляки немедленно объявят, что его убил «КГБ» (которого давно нет, но это неважно). Кому такое надо? Думаю, никому. Потому я и говорю — расцепить все, что может быть расцеплено, осуществить мечту националистов и дать России насладиться столь необходимым миром на ее западных границах.

В-третьих, держать открытыми неправительственные связи. Культурные связи, торговлю на уровне мелкого бизнеса, туризм и т. д. Нет нужды строить какие-то стены (кстати, украинцы и латыши уже делают именно это, пусть и не очень эффективно) или вести себя грубо по отношению к обычным полякам или украинцам. Если на государственном уровне Россия должна занимать позицию «спасибо, но мы в этом не заинтересованы», то на человеческом уровне Россия должна оставаться открытой и доброжелательной к народам Польши и Украины. Еще остаются умственно здоровые поляки и украинцы, которые любят все русское. Зачем заставлять их платить за поведение своих лидеров? России будет гораздо лучше, если она постарается сделать так, чтобы эти люди чувствовали, что в России их встречают с распростертыми объятиями и что отношение России к зараженным СПБ не распространяется на умственно здоровых. Однако России все же следует прекратить притворяться, что все прекрасно. А для этого ей надо официально провозгласить, что с этого момента ее политикой по отношению к СПБ-режимам станет вообще отсутствие всякой политики.

Заключение

Мне кажется, что я предлагаю простой, прямой, дешевый, безопасный, морально верный и явно реализуемый ход. Да, конечно, до некоторой степени он недипломатичен, поскольку потребуется официально признать, что Россия совершенно не хочет иметь дела с режимами, зараженными СПБ. Поскольку я не дипломат (слава Богу!), я могу сказать то, что российские дипломаты не могут: большинство русских испытывают чувства глубокого отвращения и презрения по отношению к польским и украинским националистам. Самое время, чтобы российские дипломаты и лица, принимающие решения, прекратили притворяться, что дело обстоит иначе.

На протяжении веков российские лидеры смотрели на Запад как на наиболее важное стратегическое направление. Это понятно, поскольку объективные географические и экономические факторы того времени делали Запад намного более важным, чем Юг или Восток (не говоря про Север). Но сейчас все меняется, и очень быстро. На самом деле и ЕС, и США становятся все менее и менее значимы для России, будущее которой лежит на Юге, Востоке и даже на Севере. Хорошая новость заключается в том, что и Путин, и его министры видят это (вот почему для России главным событием G20 была встреча Путина с Си Цзиньпинем). Центральная Азия, Ближний Восток, Индостан, Китай, Сибирь и Арктика — вот регионы, куда Россия будет инвестировать большую часть своих людских и материальных ресурсов. В одном украинские националисты совершенно правы — находясь в том, что считается «Европой», русские (в противоположность правящим элитам) гораздо ближе к своим соседям на Юге и Востоке, чем к так называемому «Западу». Самое время русским людям вернуться в свой подлинный исторический дом — огромную Евразию.

И еще. Печальная реальность заключается в том, что США все больше заражаются вирусом СПБ благодаря неоконам и присущей им врожденной русофобии. Ясное дело, США — не Польша, и Россия не может себе позволить просто игнорировать их. Но до тех пор, пока это будет делаться аккуратно, постепенно и, превыше всего, тихо, Россия может и должна приступить к «отцеплению» не только от США, но и от всей, контролируемой Соединенными Штатами, международной финансовой системы, переводя свои активы и инвестиции в направлении очевидной альтернативы — в Китай и остальную Евразию.

В заключение скажу, что я описал то, что, по-моему, уже происходит у нас на глазах. Не так быстро, и не в таких объемах, как мне того хотелось бы, но происходит. Быстрее всего с Украиной; медленнее всего — с США. Но происходит. И слава Богу!

Важное замечание. Когда я говорю об Украине, я имею в виду только Украину, оккупированную нацистами, но не Новороссию, и не Крым. Их я считаю русским народом и русской землей.

Автор (публикуется под псевдоним The Saker) — широко известный на Западе блогер. Родился в г. Цюрих (Швейцария). Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении постсоветских государств. Проживает во Флориде (США).

Публикуется с разрешения издателя с незначительными сокращениями.

Перевод Сергея Духанова

http://svpressa.ru/politic/article/176705/

0

4

Newsweek Polska, Польша

Российское посольство угрожает Польше из-за памятников

20.07.2017
Михал Кацевич (Michał Kacewicz)

Российский МИД сделал очередное заявление на тему советских памятников в Польше. В этот раз на сайте посольства России в Варшаве можно прочесть, что Москва возмущена шагом президента Анджея Дуды (Andrzej Duda), который 22 июня 2017 года одобрил поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма и тоталитарных режимов. Посольство угрожает: такие действия не останутся без последствий.

Российская истерика по поводу памятников

В чем дело? Согласно поправкам, которые одобрил президент, в Польше планируется демонтировать все монументы в честь Красной армии. Москва уже много раз предупреждала, что такие действия она сочтет враждебными. Российские СМИ охватила истерия, а в информационном хаосе реальные факты утратили значение. В среду на Первом канале российского телевидения показали публицистическую программу о том, как «поляки оскверняют память русских героев». Россияне будто не замечают, что закон (несмотря на его жесткие формулировки) никак не затрагивает кладбища и места захоронений. Уничтожать их никто не собирается. Напротив, поляки относятся к ним с пиететом и реставрируют разрушающиеся надгробия. Демонтажу подлежат все памятники польско-советскому братству и обелиски пропагандистского характера.

Тот же процесс проходил в странах Балтии. Сейчас — в несколько другом виде — он разворачивается на Украине. На Днепре первым делом занялись сносом памятников Ленину и другим строителям коммунизма. Российская сторона выражает возмущение и не скрывает, что занимает крайне конфронтационную позицию. Если партия «Право и справедливость» (PiS) видит свою основную задачу в том, чтобы уничтожить напоминания о советских оккупантах, то Москва стремится подчеркнуть при помощи памятников, что они освободили Польшу и Центральную Европу, подразумевая, что россиянам за это нечто причитается.

Пропагандистские монументы

Российская пропаганда использует войну за памятники в двух аспектах. Во-первых, она убеждает россиян, которые в своей массе ничего не знают об истории Польши и ее современной политике, что поляки — прирожденные русофобы. В этом нет ничего нового: Москва предлагает своим гражданам такой образ Польши последние полтора десятка лет. Тема демонтажа памятников отлично вписывается в это послание, позволяя подчеркнуть неблагодарность поляков, которые оскорбляют память 600 тысяч погибших советских воинов.

Второй лейтмотив появился относительно недавно. Он выглядит более опасным, поскольку обращен к… полякам или, по крайней мере, к некоторым из нас. С некоторых пор «братская» или «славянская» тема используется для критики всех польских правительств после 1989 года. Их обвиняют в том, что они утратили самостоятельность и пресмыкаются перед Западом, продавая за доллары и евро память о славянском братстве поляков и россиян времен Второй мировой войны. Одновременно пропагандируется миф братства, совместной борьбы в военные годы, культурной близости и так далее. Это послание адресовано обожающим Путина леворадикальным и националистическим силам, а также неонационал-демократам. Это долгосрочная стратегия по воздействию на молодых поляков и внушению им альтернативных относительно мейнстрима идей.

Россияне абсолютно невозмутимы

Успех этой кампании выглядят пока сомнительным, если не считать пары антиукраинских провокаций на кладбищах и активизации интернет-троллей. Но россияне умеют быть терпеливыми. Время от времени они «вбрасывают» абсурдные и даже гротескные истории, например, рассказывая о том, что Грюнвальдскую битву выиграли россияне вместе с поляками, или, как несколько дней назад, публикуя документы Министерства обороны об освобождении Польши в 1944 году. Согласно этим секретным материалам, поляки выражали Красной армии огромную благодарность, а советские солдаты помогали участникам Варшавского восстания. То, что эта публикация совпала с началом кампании против демонтажа памятников в Польше, выглядит неслучайным: это часть масштабной битвы Москвы за историческую память, которая обретает огромное значение в баталиях за современную политику.


http://inosmi.ru/social/20170720/239863252.html
Оригинал публикации: Rosyjska ambasada grozi Polsce. Powód? Pomniki
Опубликовано 20/07/2017 12:32

0


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩЕСТВО » Польшу пора поставить на место!