Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Лавриненко Дмитрий Федорович - танковый ас.


Лавриненко Дмитрий Федорович - танковый ас.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Лавриненко Дмитрий Федорович

Лавриненко Дмитрий Фёдорович – советский офицер и танковый ас, участник битвы за Москву на волоколамском направлении, герой Советского Союза (+ два ордена Ленина и Золотая Звезда).

Судьба — забавная штука.
От нее, как говорят, не уйдешь.

Дмитрий родился в станице Бесстрашной, а после смерти отца мать с Митей перебралась в станицу Отважную.

Погиб в возрасте 27 лет в селе Анино ( Горюны) Волоколамского района, уничтожив в бою свой последний немецкий танк.

Несмотря на то, что Дмитрий Лавриненко погиб в самом начале долгой войны, 18 декабря 1941 года, а впереди было еще четыре года изнурительной войны, он возглавляет список советских танковых асов. Его результат в 52 уничтоженных вражеских танка ! так никто превзойти и не смог, и он навсегда остался номером 1 среди советских танкистов.

5 декабря 1941 года старший лейтенант Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза.

За месяц до смерти он написал в письме:

«Враг стремится к Москве, но ему не дойти, он будет разбит. Недалёк тот час, когда мы будем его гнать и гнать, да так, что он не будет знать, куда ему деваться.»

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/02/Lavrinenko_tank_crew%2C_1941.jpg

Экипаж Дмитрия Лавриненко в перерывах между боями.
Осень 1941 г.

Бои гвардии старшего лейтенанта Лавриненко на Волоколамском направлении.
Воспоминания маршала Катукова.
17 ноября 1941 года.
Место действия — Лысцево Волоколамского района.

Немцы бросили на правый фланг дивизии Панфилова 30 танков.

Панфилов приказал полку восстановить положение и выбить гитлеровцев прежде всего из Лысцево.
Задача — не простая. Противник успел сосредоточить в этом селе массу мотопехоты, танков и артиллерии. Для выполнения задачи Гусев сколотил небольшую группу под командованием старшего лейтенанта Лавриненко.

В нее вошли три танка Т-34 и три БТ-7.

До Лысцево оставалось с полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села гитлеровские танки.
Подсчитали — восемнадцать!

Началась дуэль шести советских танков с восемнадцатью немецкими.

Продолжалась она, как мы узнали потом, ровно восемь минут. Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили тридцатьчетверки Томилина и Фролова.
Однако наши танкисты нанесли гитлеровцам еще больший урон.
Семь фашистских машин горели на поле боя, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса.
Два наших уцелевших танка, Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы. В селе остались лишь немецкие автоматчики. Укрывшись в каменных строениях, они пытались оказать сопротивление, но паши танкисты и стрелки быстро ликвидировали очаги вражеской обороны.

Стрелковый полк занял Лысцево.

17 ноября 1941 года.
Место действия — недалеко от Шишкино Волоколамского района.

Немцы, занявшие деревню Шишкино, осуществили на правом фланге панфиловской дивизии новый прорыв.
Развивая успех, они выходили в тыл 1073-му стрелковому полку.
Глубоким обходным маневром гитлеровцы угрожали захлестнуть тылы боевых порядков дивизии.
Дмитрий Федорович скрытно вывел свою тридцатьчетверку оврагами навстречу танковой колонне гитлеровцев. В экипаже вместе с ним, как всегда, были товарищи Бедный, Федотов, Шаров.

Встала тридцатьчетверка неподалеку от дороги.

Лавриненко открыл люк, осмотрелся — удобных укрытий нет.

Но тут же сообразил, что и снежная целина для танка, выкрашенного в белый цвет, может служить хорошим укрытием. Немецкая колонна вскоре выползла на дорогу, в колонне 18 танков, гвардейскому экипажу выпало в одиночку сражаться с 18 фашистскими машинами.

Лавриненко ударил по бортам головных немецких танков, перенес огонь по замыкающим и дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны. Три средние и три легкие вражеские машины подбил гвардейский экипаж, а сам незаметно опять же овражками, перелесками ускользнул невредимый от преследования.

Гвардейский экипаж застопорил дальнейшее продвижение фашистских танков и помог нашим частям планомерно отойти на новые рубежи, избавив их от окружения.

18 ноября 1941 года.
Место действия — Гусенево   Волоколамского района.

Лавриненко прибыл на своем танке в деревню Гусенево, куда к этому времени перебрался штаб генерала Панфилова.

Утром два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево.
Командный пункт Панфилова — наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой.
Когда Панфилову сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу, рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю и , не приходя в сознание, умер на руках своих боевых товарищей.
Осмотрели рану — крошечный осколок пробил висок.

В этот момент на шоссе у села появилось восемь немецких танков.

То, что произошло дальше, могло случиться только в момент наивысшего эмоционального накала.

Танкисты были настолько потрясены гибелью Панфилова, что действовали не по тактическому расчету, а повинуясь инстинкту мщения.

Танкисты фашистов на какое-то мгновение растерялись. Им показалось, что советский танк идет на таран.
Но вдруг машина остановилась в нескольких десятках метров от колонны противника как вкопанная.

Семь выстрелов в упор — семь чадных факелов.

Лавриненко опомнился, когда заело спусковой механизм и он никак не мог сделать выстрел по удиравшей восьмой машине.
Лавриненко выскочил из танка и погнался за гитлеровцами, стреляя на ходу из пистолета.

Рядом разорвалось несколько снарядов. Десять вражеских машин мчались по снежной целине от леса.
В танке раздался взрыв. В броне зияла рваная дыра и Лавриненко увидел, что по виску Бедного течет кровь.
Водитель был мертв. Другой осколок попал радисту Шарову в живот.


18 декабря 1941 года.
Место действия — Гряды, Покровское, Анино ( Горюны) Волоколамского района

Танковая рота старшего лейтенанта Д. Ф. Лавриненко действовала в передовом отряде подвижной группы в районе Гряды — Чисмена.
В деревню Гряды наши танкисты нагрянули на рассвете, застигнув гитлеровцев врасплох. Они выбегали из изб кто в чем и попадали под огонь пулеметов и пушек наших боевых машин.

Освободив Гряды, Дмитрий Лавриненко решает, не дожидаясь подхода главных сил, атаковать гитлеровцев, засевших в селе Покровское.
Но тут произошло непредвиденное. Фашисты подтянули десять танков с пехотным десантом и противотанковыми орудиями.

Продвигаясь к деревне Горюны, вражеская танковая группа зашла в тыл нашему передовому отряду.

Однако Дмитрий Лавриненко вовремя разгадал, какую ловушку готовят гитлеровцы, и немедля повернул свои танки им навстречу. Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы нашей подвижной группы.

В итоге немцы сами попали в клещи. Разгром им был учинен полный. 

Отличился в бою опять же Д. Ф. Лавриненко.
Он уничтожил тяжелый вражеский танк, два противотанковых орудия и до полусотни фашистских солдат.
Спасая свою шкуру, немецкие танкисты и пехотинцы, кто уцелел в короткой схватке, побросали машины, оружие и бежали. Потерпев неудачу, гитлеровцы обрушили на Горюны шквальный огонь тяжелых минометов.

Осколком вражеской мины был сражен Дмитрий Федорович Лавриненко.

Находясь в это время на окраине деревни Горюны, он изучал расположение огневых точек врага на следующем рубеже. Не обращая внимания на разрывы мин, он направился к своему танку. Но, не дойдя до него всего несколько шагов, вдруг упал в снег. Водитель его экипажа красноармеец Соломянников и командир танка старший сержант Фролов выскочили из машины, бросились к командиру, но помочь ему уже ничем не могли.

Из воспоминаний лейтенанта Леонида Лехмана:

«Мы развивали наступление на Волоколамском направлении. Шли вперед с тяжелыми боями. Ворвавшись в Покровское, наша рота огнем и гусеницами уничтожала гитлеровцев. Но мы оторвались от главных сил бригады, и фашисты сосредоточили на нашей роте всю артиллерийскую и танковую мощь, какая у них была в этом районе. Маневрируя, Лавриненко повел нас в атаку на соседнюю деревню Горюны, куда устремились немецкие танки и машины. Гитлеровцы, зажатые с двух сторон, были разбиты и бежали. Но Горюны оставались под артиллерийским и минометным обстрелом. Не обращая внимания на минометный и артиллерийский огонь, Лавриненко открыл люк башни, выскочил из танка и направился к комбригу. И вдруг взрыв… Дмитрий упал. Я выскочил из машины и подбежал к нему. Тут же подбежал Соломянников. Трудно было поверить, что Лавриненко уже нет в живых, — крови не было. Мы расстегнули его полушубок, прослушали сердце — оно не билось. И только тщательно осмотрев Дмитрия, мы вдруг увидели у него на виске небольшую красную черточку. Это крохотный осколок мины поразил насмерть нашего лучшего друга и командира…»

Судьба — странная штука.
От нее не уйдешь.

Малюсенький осколок в висок, который попади в другую часть тела, возможно, остался бы вовсе незамеченным.

Будто только так и возможно было его убить, и никак по другому.

Так, наверное, родилась и легенда про Ахиллеса. У Ахилла была пята, а у Лавриненко — висок.

Состав белого танка Т-34 Дмитрия Федоровича Лавриненко:

Д. Ф. Лавриненко — командир экипажа

Рядовой А. С. Шаров — радист танка. Погиб в бою у Гусенево 18 ноября 1941 года.

Стрелок-радист сержант И. С. Борзых

Механик-водитель Пономаренко.

Старший сержант М. И. Бедный — водитель танка. Погиб в бою у Гусенево 18 ноября 1941 года.

Механик-водитель М. М. Соломянников.

Заряжающий — рядовой Федотов

Память

Изначальна похоронен на месте боя, около шоссе, между сёлами Покровское и Горюны ( сейчас — Анино) .

В 1967 году место захоронения было найдено поисковым отрядом учащихся 296-й средней школы города Москвы и гвардии сержант Дмитрий Федорович Лавриненко был торжественно перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково.

Вы проезжаете эту деревню по дороге в Москву, что по Новой Риге, что по Волоколамке.

Заедьте, оставьте цветы на могиле этого 27 летнего парня, знакомством с которым на полях войны гордились генералы и маршалы.

Отредактировано FINE (Вс, 23 Июл 2017 15:23:20)

+1

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/5104/199368979.1/0_17eb87_2541c1d2_XL.jpg

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/9058/199368979.1/0_17eb86_d4d80548_XL.jpg

+1

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/70872/199368979.0/0_17eb7a_690a8513_XL.jpg

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/15527/199368979.1/0_17eb88_cbdfd0b2_XL.jpg

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/66384/199368979.1/0_17eb84_43fea056_XL.jpg

+1

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/6406/199368979.1/0_17eb85_f4b821b8_XL.jpg

+1

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/6806/199368979.0/0_17eb79_e6b69b1a_XL.jpg

Отредактировано FINE (Вс, 23 Июл 2017 15:29:15)

0

9

Танковый ас Дмитрий Лавриненко

После боев под Мценском с немецкой танковой группой генерал-полковника Гудериана 4-я танковая бригада полковника М.Е.Катукова перебрасывалась под Москву на Волоколамское направление. Вечером 19 октября 1941 года она прибыла на станцию Чисмена, что находится в 105 км от Москвы.

Утром 20 октября выяснилось, что пропал один из танков бригады, а именно тридцатьчетверка командира взвода лейтенанта Дмитрия Лавриненко.

Катуков оставил танк Лавриненко по просьбе командования 50-й армии для охраны ее штаба.
Командование армии обещало комбригу долго не задерживать его. Но с этого дня прошло уже четверо суток. Катуков и начальник политотдела старший батальонный комиссар И.Г. Деревянкин кинулись звонить во все концы, но следов Лавриненко найти так и не смогли. Назревало ЧП.

В полдень 20 октября к штабу бригады, лязгая гусеницами, подкатила тридцатьчетверка, а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся и оттуда, как ни в чем ни бывало, вылез Лавриненко, а следом за ним члены его экипажа – заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулем штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный.

На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела Деревянкин, требуя объяснения причин задержки неизвестно где находившихся все это время лейтенанта и членов его экипажа. Вместо ответа Лавриненко вынул из нагрудного кармана гимнастерки бумагу и подал ее начальнику политотдела.

В бумаге было написано следующее:

«Полковнику тов. Катукову. Командир машины Лавриненко Дмитрий Федорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте и в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде. Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».


Дело оказалось вот в чем.
Штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко буквально вслед за ушедшей танковой бригадой. Но дорога оказалась забитой автотранспортом и, как ни торопился Лавриненко, нагнать бригаду ему не удалось.

Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской. Только Лавриненко уселся в кресло, как внезапно в зал вбежал запыхавшийся красноармеец и сказал лейтенанту, чтобы тот срочно прибыл к коменданту города комбригу Фирсову.

Явившись к Фирсову, Лавриненко узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

В роще, у Высокиничей, Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо.

Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди тарахтели мотоциклы, потом шла штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперед разведку.

Подпустив колонну на 150 метров, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Вскоре подошла пехотная часть и добила ошеломленного и растерянного противника.

Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 минометов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Ее-то своим ходом и вел пересевший из тридцатьчетверки механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Катуков немедленно отправил в Москву.

http://cdn.topwar.ru/uploads/posts/2012-06/1340211727_02.jpg

Танки Т-34 1-й гвардейской танковой бригады.
Декабрь 1941 г.

Дмитрий Федорович Лавриненко родился 10 сентября 1914 года в станице Бесстрашной на Кубани.
В семь лет пошел в школу. В 1931 году Дмитрий окончил школу крестьянской молодежи в станице Вознесенской, после чего был послан на трехмесячные педагогические курсы. После их окончания работал учителем в начальной школе хутора Сладкого.
Тогда Лавриненко едва исполнилось 17 лет.

В 1934 году, за два года до призыва, Лавриненко подал заявление о своем желании служить в рядах Красной Армии. Год Дмитрий прослужил в кавалерии, а затем был зачислен в танковую школу в Ульяновске.

Окончив ее в мае 1938 года, Лавриненко получил звание младшего лейтенанта. В этом звании он участвовал в «освободительном» походе в Западную Украину, а в июне 1940 года в походе в Бессарабию.

Начало Великой Отечественной войны лейтенант Дмитрий Лавриненко встретил у самой границы в должности командира взвода 15-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в городе Станиславе, на территории Западной Украины.

Отличиться в первых боях с немцами Лавриненко не удалось. Однако во время отступления Дмитрий проявил характер и наотрез отказался уничтожить свой неисправный танк, как это делали другие экипажи, чтобы не стеснять движение пятившихся на восток войск. Лавриненко добился своего, и его танк каким-то чудом следовал за отступавшими частями 15-й танковой дивизии. Только после того, как оставшийся личный состав дивизии был отправлен на переформирование, Лавриненко сдал свою неисправную машину в ремонт.

Впервые Лавриненко отличился в сражении под Мценском, когда 4-ая танковая бригада полковника М.Е. Катукова отражала яростные атаки 2-й немецкой танковой группой генерал-полковника Гейнца Гудериана.

6 октября 1941 года во время боя в районе села Первый Воин танковая группа лейтенанта Лавриненко, состоявшая из четырех танков Т-34, решительно атаковала колонну немецких танков, втянувшихся в лощину для уничтожения мотострелкового батальона бригады. Атака группы Лавриненко оказалась весьма своевременной, так как гудериановские танки, окружив пехоту, начали расстреливать ее из пулеметов и давить гусеницами. Избегая подхода на излишне близкую дистанцию, Т-34 открыли огонь по танкам противника. Постоянно меняя огневые позиции, появляясь в различных местах, четыре тридцатьчетверки производили на немцев впечатление действий большой танковой группы. В этом бою экипаж лейтенанта Лавриненко уничтожил 4 немецких танка, экипаж старшего сержанта Антонова – 7 танков и 2 ПТО, экипаж сержанта Капотова – 1 танк, экипаж младшего лейтенанта Полянского – 3 танка и 4 мотоцикла. Взвод же Лавриненко потерь не имел. Бой был проведен быстро, мотострелковый батальон был спасен.

9 октября в бою у деревни Шеино Лавриненко удалось одному отразить атаку 10 немецких танков. Используя проверенную в деле тактику танковых засад и постоянно меняя позицию, экипаж Лавриненко сорвал танковую атаку противника и при этом сжег один немецкий танк.

К 11 октября на счету Лавриненко имелось уже 7 танков, 1 ПТО и до двух взводов уничтоженной немецкой пехоты.

Вновь отличился Лавриненко уже в боях на Волоколамском направлении. К тому времени 4-я танковая бригада постановлением ГКО была переименована в 1-ю гвардейскую.

http://cdn.topwar.ru/uploads/posts/2012-06/1340211674_03.jpg

Танки БТ-7 и Т-34 1-й гвардейской танковой бригады в засаде.
Декабрь 1941 г.

17 ноября 1941 года недалеко от села Лысцево танковая труппа под командованием уже старшего лейтенанта Лавриненко, состоявшая из трех танков Т-34 и трех танков БТ-7, вступила в бой с 18 немецкими танками. В этом бою немцам удалось поджечь два БТ и повредить две тридцатьчетверки, но и сами они потеряли в этой схватке 7 танков. Танк Лавриненко в этом бою повреждений не имел, и вскоре остатки его танковой группы заняли село Лысцево. Вслед за танками Лавриненко село занял стрелковый полк.

Однако, пока группа Лавриненко вела бой за Лысцево, немцы, занявшие на следующий день деревню Шишкине, осуществили прорыв на правом фланге панфиловской дивизии и, развивая успех, вышли в тыл тому самому стрелковому полку, с которым взаимодействовал Лавриненко. Более того, таким глубоким маневром немцы могли окружить другие части панфиловской дивизии. Из коротких переговоров со штабом генерала Панфилова Лавриненко узнал, что танковая колонна противника уже движется в тылу боевых порядков дивизии.

Оставался единственный выход из создавшегося положения: применить испытанный в боях верный способ – бить противника из засады.

Лавриненко скрытно вывел свой Т-34 навстречу немецкой танковой колонне и вблизи шоссе, идущего на Шишкине, поставил свой танк в засаду,. Правда, на этот раз позицию, которую занял танк Дмитрия трудно было назвать засадой, так как удобных укрытий нигде не было. Выручило лишь то, что выкрашенный белилами танк Лавриненко в заснеженном поле был почти незаметен и в первые минуты боя в наиболее выгодном положении оказались советские танкисты.
Вскоре немецкая колонна, состоявшая из 18 танков, выползла на дорогу. Соотношение сил было далеко не в пользу Лавриненко. Но раздумывать некогда – тридцатьчетверка открыла огонь. Лавриненко ударил по бортам головных немецких танков, перенес огонь на замыкающие, а затем, не давая противнику опомниться, дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны. Шесть немецких танков уничтожил экипаж Лавриненко, а сам незаметно, опять же прикрываясь складками местности, ускользнул от преследования.

Ускользнул невредимый. Так один танк Лавриненко застопорил дальнейшее продвижение колонны немецких танков.
19 ноября 1941 года в деревне Гусенево старший лейтенант Лавриненко был свидетелем гибели командира 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова. Его танк находился как раз неподалеку от КП Панфилова.

В этот момент на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Экипаж Лавриненко моментально занял свои места в машине и тридцатьчетверка на максимальной скорости помчалась навстречу немецким танкам. Перед самой колонной она резко свернула в сторону и застыла на месте. Тотчас раздались выстрелы. Лавриненко бил в упор, с близкого расстояния. Заряжающий Федотов едва успевал подавать снаряды. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк. Остальные встали. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха. Семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия, и последнему немецкому танку удалось скрыться.

Не успели танкисты остыть от этой схватки, как на шоссе появилось еще 10 немецких танков. На этот раз Лавриненко выстрелить не успел: болванка пробила борт его тридцатьчетверки. Механик-водитель Бедный был убит. Стрелок-радист Шаров был смертельно ранен осколком в живот. Лавриненко с Федотовм с трудом вытащили его через люк башни. Но Шаров тут же скончался. Бедного вынести не удалось: в пылающей машине начали рваться снаряды.
К 5 декабря 1941 года, когда Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза, на его счету было 47 уничтоженных немецких танков, Однако, Лавриненко почему-то наградили только орденом Ленина. Правда, к тому времени его уже не было в живых.

Свой последний танк Лавриненко уничтожил в боях на подступах к Волоколамску 18 декабря 1941 года. Его передовой отряд прорвался в район Гряды-Чисмены и застиг немцев врасплох. Не ожидая подхода главных сил, Лавриненко решил атаковать село Покровское.

Но противник опомнился, пропустил группу Лавриненко вперед и, подтянув 10 танков и ПТО, стал продвигаться к деревне Горюны, чтобы отрезать передовой отряд от основных сил бригады. Обнаружив у себя в тылу движение немецких танков, Лавриненко развернул свою роту и повел ее в атаку на Горюны.

Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы подвижной группы Катукова. В итоге немцы сами попали в клещи. Разгром им был учинен полный. В этом бою Лавриненко уничтожил свой 52-й немецкий танк, 2 ПТО и до полусотни немецких солдат.

Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь из тяжелых минометов, В это время полковник Н. А. Чернояров, командир 17-й танковой бригады, также входившей в состав подвижной группы Катукова, вызвал Лавриненко к себе для уточнения и увязки дальнейших действий. Доложив полковнику обстановку и получив приказ двигаться вперед, Лавриненко направился к своему танку. Но, не дойдя до него нескольких шагов, вдруг упал в снег. Маленький осколок мины оборвал жизнь самого результативного танкиста Красной Армии.

Старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен около шоссе, между Покровским и Горюнами. Сейчас его могила находится между деревней Деньково и станцией Долгорукове.

Провоевал Лавриненко недолго – не прошло и шести месяцев с первого его боя на границе до гибели под Москвой. Он участвовал в 28 ожесточенных схватках и всегда выходил победителем. Трижды горел в танке, В бою действовал на редкость активно и находчиво. Даже находясь в обороне, Лавриненко не ждал противника, а искал его, применяя самые эффективные способы ведения боя. Результат – 52 уничтоженных танка.
Конечно, в настоящее время известны имена более результативных танковых асов. По сравнению с такими асами как Виттман, Кариус и другими, количество танков, уничтоженных Лавриненко, невелико.

Почти все немецкие танковые асы прошли всю войну, от начала до конца. Поэтому их результаты столь значительны, что вызывают восторг и удивление у тех, кто интересуется бронетехникой и историей Второй мировой войны.

Однако Лавриненко уничтожил свои танки в самые критические и трагические дни 1941 года. Не стоит забывать и тот факт, что Лавриненко уничтожил свои 52 танка всего за 2,5 месяца ожесточенных боев! Его результат мог быть значительно выше, если бы осколок мины не убил старшего лейтенанта.

http://cdn.topwar.ru/uploads/posts/2012-06/1340211726_04.gif

Листовка с описанием подвига Д.Лавриненко, изданная в феврале 1942 года.

Следует отметить, что Лавриненко воевал на танках Т-34/76 образца 1941 года, у которых (как впрочем, и на всех модификациях танков Т-34 с 76-мм пушкой) функции командира и наводчика выполняло одно лицо – сам командир танка. Как известно, и на «тиграх», и на «пантерах» командир танка только командовал боевой машиной, а отдельный член экипажа – наводчик – вел огонь из орудия, Командир же помогал наводчику, что позволяло наиболее успешно бороться станками противника.

Также известно, что приборы наблюдения и круговой обзор у Т-34 образца 1941 года был значительно хуже, чем у более современных «Тигров» и «Пантер». Да и в башне первых тридцатьчетверок было крайне тесно.

Заканчивая рассказ о Дмитрии Лавриненко, следует напомнить еще об одном факте. До 1990 года самый результативный советский танкист так и не был удостоен звания Героя Советского Союза. По иронии судьбы этим званием награждались и истинные герои, и отпетые негодяи, генсеки и престарелые маршалы. О Лавриненко знали многие, но присвоить ему звание не торопились.

Справедливость восторжествовала только 5 мая 1990 года, когда первый и последний президент Советского Союза присвоил-таки старшему лейтенанту Дмитрию Федоровичу Лавриненко звание Героя Советского Союза (посмертно). Уж лучше поздно, чем никогда.

Первоисточник http://otvaga2004.ru

0

10

0

11

Танковый ас Дмитрий Лавриненко - 52 уничтоженных танка за 2.5 месяца

Самый результативный танкист советских войск Дмитрий Лавриненко успел провоевать всего 2.5 месяца в 1941 году, но за это время успел уничтожить 52 танка противника - результат, который в Красной Армии никто так не и смог превзойти до конца войны. Предлагаем вам рассказ о нём.

Статья "Грозный счёт танкиста Лавриненко" из "Смоленской газеты".
Автор Владимир Пинюгин.

Среди войсковых объединений, внёсших большой вклад в Великую Победу и завершивших свой славный путь на Смоленщине, почётное место занимает 1-я гвардейская Краснознамённая танковая армия. Ядром армии была 4-я, а за тем 1-я гвардейская танковая бригада.

Её воины стали олицетворением железной стойкости, самоотверженности и героизма в боях с фашистами, первыми среди советских танкистов были удостоены гвардейского звания, в октябре 1941 года нанесли поражение танкам Гудериана под Мценском, насмерть стояли на Волоколамском шоссе, участвовали в тяжёлых боях под Гжатском, Сычёвкой и Карманово, внесли вклад в освобождение Смоленщины.

Рассказываем об одном из них.

Танковым асом №1 в Красной Армии по праву считается старший лейтенант Дмитрий Фёдорович Лавриненко, воевавший в составе 4-й (1-й гвардейской) танковой бригады под командованием М.Е. Катукова.

Начало Великой Отечественной войны лейтенант Лавриненко встретил у самой границы на территории Западной Украины в должности командира танкового взвода. Несмотря на то, что его танк был повреждён, он не уничтожил его, как это делали другие экипажи, а сумел отбуксировать и сдать в ремонт.

Высокие боевые качества и мастерство танкиста проявились в период с 6 по 10 октября 1941 года в боях под Орлом и Мценском, где 4-я бригада полковника Катукова сражалась против 4 й танковой дивизии 2-й танковой группы генерал-полковника Хайнца Гудериана – «короля танковых атак», как его называли гитлеровцы. В этих боях экипаж Дмитрия Лавриненко уничтожил 16 немецких танков. «Южнее Мценска, - признавал впоследствии Гудериан, - 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжёлый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла тяжёлые потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить».

В октябре 1941 года во время боя в районе села Первый Воин взвод танков под командованием Лавриненко спас от уничтожения миномётную роту, на позиции которой уже почти ворвались немецкие танки. Из рассказа механика-водителя танка старшего сержанта Пономаренко: «Лавриненко нам сказал так: »Живыми не вернуться, но миномётную роту выручить. Понятно? Вперёд!« Выскакиваем на бугорок, а там немецкие танки, как собаки, шныряют. Я остановился. Лавриненко - удар! По тяжёлому танку. Потом видим, между нашими двумя горящими лёгкими танками БТ немецкий средний танк - разбили и его. Видим, ещё один танк - он убегает. Выстрел! Пламя... Есть три танка. Их экипажи расползаются. В 300 метрах вижу ещё один танк, показываю его Лавриненко, а он - настоящий снайпер. Со второго снаряда разбил и этот, четвёртый по счёту. И Капотов - молодец: на его долю тоже три немецких танка досталось. И Полянский одного угробил. Так вот миномётную роту и спасли. А сами - без единой потери!»

В бою 9 октября 1941 у деревни Шеино Лавриненко удалось одному отразить атаку 10 немецких танков. Используя проверенную в деле тактику танковых засад и постоянно меняя позицию, экипаж Лавриненко сорвал танковую атаку противника и при этом сжёг немецкий танк.
Дважды Герой Советского Союза генерал армии Д.Д. Лелюшенко в своей книге «Заря Победы» поведал об одном из приёмов, который применили в боях под Мценском: «Запомнилось мне, как лейтенант Дмитрий Лавриненко, тщательно замаскировав свои танки, установил на позиции брёвна, внешне походившие на стволы танковых орудий. И небезуспешно: фашисты открыли по ложным целям огонь. Подпустив гитлеровцев на выгодную дистанцию, Лавриненко обрушил на них губительный огонь из засад и уничтожил 9 танков, 2 орудия и множество гитлеровцев».

19 октября 1941 года один-единственный танк Лавриненко отстоял от вторжения захватчиков город Серпухов. Его тридцатьчетвёрка уничтожила моторизованную колонну противника, которая наступала по шоссе из Малоярославца на Серпухов. В сводке Совинформбюро от 29 октября 1941 года сообщалось: «Отвагу и мужество проявил в боях с фашистами танковый экипаж лейтенанта Лавриненко. На днях танк товарища Лавриненко неожиданно обрушился на немцев. Орудийным и пулемётным огнём уничтожено до батальона вражеской пехоты, 10 мотоциклов, штабная машина, противотанковое орудие».

17 ноября 1941 года недалеко от села Лысцево танковая группа уже старшего лейтенанта Лавриненко, состоявшая из трёх танков Т-34 и трёх танков БТ-7, вступила в бой с 18 немецкими танками. В этом бою она уничтожила 7 танков противника, но и сама при этом потеряла безвозвратно два БТ-7 и подбитыми два Т-34. На следующий день уже один танк Лавриненко, будучи в засаде у шоссе, идущего к деревне Шишкино, снова вступил в неравный бой с немецкой танковой колонной, состоявшей опять-таки из 18 машин. В этом бою Лавриненко уничтожил 6 немецких танков. Фронтовой корреспондент И. Козлов успел в самом начале контрнаступления советских войск под Москвой встретиться с Лавриненко и побеседовать с ним. Уже после войны Козлов написал небольшой рассказ об этой встрече. Вот небольшой отрывок из него:
- Мы пошли на помощь, - говорил Лавриненко. - Сшибаться с немцами лоб в лоб - какой резон? У нас шесть машин, у них в пять раз больше. Мы действовали из засад. Даже весьма успешно.
Я хотел уточнить, что вкладывает мой собеседник в слова «весьма успешно», и спросил, сколько в том бою пришлось фашистских машин на его долю.
- Я подбил шесть танков.
- Шесть?
- Да, шесть. Это было восемнадцатого ноября.

Я вспомнил, что по заданию редакции искал его в тот день. Лавриненко, улыбаясь, заметил:
- Найти меня тогда было невозможно. Ни восемнадцатого, ни девятнадцатого... Девятнадцатого был новый бой за деревню Гусенево. В этой деревне находился командный пункт генерала Панфилова, и его обходила немецкая пехота, а пехоту поддерживали двадцать четыре танка. По дороге, которую мы охраняли, двигались восемь машин. Я подбил семь, восьмая успела повернуть назад.
Почти сразу же появилась ещё одна колонна, состоявшая из 10 немецких танков. На этот раз Лавриненко выстрелить не успел: болванка пробила борт его тридцатьчетвёрки, были убиты механик-водитель и стрелок-радист.

К 5 декабря 1941 года, когда Дмитрий Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза, на его боевом счету было уже 47 уничтоженных танков. Однако Лавриненко наградили только орденом Ленина. Но с вручением опоздали.
Свой последний 52-й танк тяжёлый T IV гвардии старший лейтенант Лавриненко уничтожил в боях на подступах к Волоколамску 18 декабря 1941 года. В этот же день самый результативный танкист Красной Армии погиб от шального осколка мины, попавшего ему в висок.
Отважному гвардейцу-танкисту довелось участвовать в 28 танковых боях, трижды гореть в танке. В бою он действовал на редкость активно и находчиво. Даже находясь в обороне, Лавриненко не ждал противника, а искал его, применяя самые эффективные способы ведения боя. Конечно же, в сравнении с немецкими танковыми асами, такими, как Виттман, Кариус, количество побед у Лавриненко не столь велико. Однако почти все самые результативные немецкие танкисты прошли всю войну от начала до конца, а Лавриненко уничтожил свои 52 танка в самые критические и трагические дни 1941 года, всего за два с половиной месяца ожесточенных боев.
Лавриненко воевал на танках Т-34-76 образца 1941 года, у которых, как, впрочем, и на всех модификациях тридцатьчетвёрки, оснащенных 76-милиметровой пушкой, функции командира и наводчика выполняло одно лицо - сам командир танка. На немецких «тиграх» и «пантерах» командир командовал боевой машиной, а отдельный член экипажа - наводчик - вёл огонь из орудия. Командир же помогал наводчику, что позволяло наиболее успешно бороться с танками противника. Да и приборы наблюдения, прицел и круговой обзор на Т-34 первых образцов были значительно хуже, чем у появившихся позже «тигров» и «пантер».
...Звание Героя Советского Союза Дмитрию Лавриненко присвоили (посмертно) только 5 мая 1990 года.

0

12

К 18 декабря подразделения 1-й гвардейской танковой бригады вышли на подступы к Волоколамску. Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе деревень Сычево, Покровское, Гряды, Чисмена.

http://anaga.ru/serpuh26.jpg

Передовые немецкие части 11-й танковой дивизии под Волоколамском, в ста километрах от Москвы.
В кадре — немецкий танк PzKpfw III.

В тот день танковая рота старшего лейтенанта Д. Ф. Лавриненко действовала в передовом отряде подвижной группы в районе Гряды — Чисмена. Роте было придано отделение саперов, которые расчищали от мин маршруты движения танков. В деревню Гряды наши танкисты нагрянули на рассвете, застигнув немцев врасплох. Они выбегали из изб кто в чем и попадали под огонь пулеметов и пушек советских боевых машин. Успех, как известно, всегда будоражит кровь, и Дмитрий Лавриненко решил, не дожидаясь подхода главных сил оперативной группы, атаковать немцев, засевших в селе Покровское.

Но тут произошло непредвиденное. Немцы подтянули к шоссе десять танков с пехотным десантом и противотанковыми орудиями. Продвигаясь к деревне Горюны, вражеская танковая группа стала заходить в тыл нашему передовому отряду. Однако Лавриненко вовремя разгадал, какую ловушку готовит ему противник, и немедля повернул свои танки ему навстречу. Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы бригады. В итоге немцы сами попали в клещи.

Разгром им был учинен полный. И опять отличился в бою Лавриненко. Он уничтожил тяжелый вражеский танк, два противотанковых орудия и до полусотни немецких солдат. Спасая свою шкуру, немецкие танкисты и пехотинцы, те, кто уцелел в короткой схватке, побросали машины, оружие и бежали.

Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь тяжелых минометов. Осколком вражеской мины был сражен Дмитрий Лавриненко. А случилось это так. Полковник H. A. Чернояров, командир 17-й танковой бригады, входившей в состав нашей подвижной группы, вызвал к себе старшего лейтенанта Лавриненко для уточнения обстановки и увязки дальнейших действий.

Доложив обстановку полковнику Черноярову и получив приказ двигаться вперед, Лавриненко, не обращая внимая на разрывы мин, направился к своему танку. Но, не дойдя до него всего несколько шагов, вдруг упал в снег. Водитель его экипажа красноармеец Соломянников и командир танка старший сержант Фролов мгновенно выскочили из машины, бросились к командиру роты, но помочь ему уже ничем не могли.

За два с половиной месяца ожесточенных боев 27-летний герой-танкист принял участие в 28 схватках и уничтожил 52 гитлеровских танка. Он стал самым результативным танкистом в Красной Армии, но звание Героя Советского Союза ему тогда так и не присвоили. 22 декабря был награжден орденом Ленина.

Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен на месте боя, около шоссе, между селами Покровским и Горюнами. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково, Волоколамского района Московской области.

В послевоенные годы с представлениями к званию Героя Советского Союза обращались маршал Катуков и генерал армии Лелюшенко, но только спустя 50 лет они возымели действие на чиновничью рутину.

Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками Лавриненко Дмитрию Фёдоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Его родственникам были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» (№ 11615). Именем Героя названа школа № 28 в станице Бесстрашная, улицы в родной станице, Волоколамске и Краснодаре.

Подводя итог краткому очерку боевой деятельности Д. Ф. Лавриненко, хотелось бы обратить внимание читателя на тактику действий, которую он применял. В целом она укладывалась в рамки той тактики, которую использовала 4-я танковая бригада.

Она сочетала действия из засад с короткими внезапными атаками ударной группы, при хорошо поставленной разведке. Все имеющиеся в наличии описания боев с участием Лавриненко свидетельствуют о том, что прежде чем атаковать противника он внимательно изучал местность. Это позволяло правильно выбрать как направление атаки, так и вид последующего маневра. Используя преимущество Т-34 перед немецкими танками в проходимости в условиях осенней распутицы, Лавриненко активно и уверенно маневрировал на поле боя, скрываясь за складками местности. Сменив позицию, он вновь атаковал уже с нового направления, создавая у противника впечатление о наличии у русских нескольких групп танков. При этом, по свидетельству сослуживцев, артиллерийский огонь из танка Лавриненко вел мастерски. Но, даже будучи метким стрелком, он стремился на максимальной скорости сблизиться с противником на дистанцию 150–400 м и бить наверняка. Суммируя все это можно утверждать, что Д. Ф. Лавриненко был хорошим хладнокровным тактиком, что и позволяло ему добиваться успеха.

0

13

Как Лавриненко спас Сталина

С началом войны Сталин в основном работал в Кремле, но довольно часто выезжал на фронт.

Сейчас уже мало кто знает о том, что Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин  выезжал на фронт и бывал на передовой. Чтобы принимать в такой ситуации верные решения, Сталину требовалось лично изучать обстановку на местах и оценивать и наши, и вражеские возможности.
Сталин на фронте появлялся часто. Впервые он выехал на фронт в страшном июле 1941 года во время Смоленского сражения.  В начале октября  Сталин на выезжал под Малоярославец,  а в начале ноября – на Можайско-Звенигородскую линию обороны. Но самой опасной из этих поездок была та, что состоялась в середине ноября 1941 года.

В тот раз Сталин выехал в 16-ю армию генерала Рокоссовского, державшую оборону на Волоколамском направлении. Целью поездки было посмотреть работу нашей уже тогда знаменитой катюши .

Выехал Сталин на двух автомобилях. Первым в кортеже следовал сталинский Паккард. На этом Паккарде ехал Сталин с двумя телохранителями. Другим же автомобилем была эмка-догонялка с V-образным восьмицилиндровым 76-сильным фордовским двигателем. В ней ехали три человека из охраны. Непосредственно же на передовой кортеж сопровождал взвод автоматчиков, но в этот раз автобус с автоматчиками посчитали демаскирующим фактором, и на передовую выехал лишь кортеж из двух машин.

Поездка Сталина была опасной ещё и потому, что немцы в тот период  охотились за катюшами. Охотились они за ними и в этот раз. Уже было известно, что в октябре попала в окружение и была уничтожена легендарная батарея капитана Ивана Флерова. Тем не менее, Сталин поехал. 13 ноября 1941 года дивизион катюш под командованием Героя Советского Союза капитана Карсанова нанес огневой удар по вражеским войскам у деревни Скирманово.

Из этой деревни немцы, взявшие ее в последних числах октября, обстреливали Волоколамское шоссе. Отсюда же немцы собирались нанести удар на Ново-Петровское и, заняв его, окружить всю армию Рокоссовского.

В 16 часов дивизион, состоявший из 12 установок дал залп по деревне Скирманово, выпустив 132 снаряда. Результатом залпа катюш стали 17 уничтоженных танков, 20 минометов, несколько десятков орудий и несколько сот немецких солдат и офицеров. От огневого воздействия дивизиона пехота противника буквально обезумела, оставшиеся в живых бежали куда глаза глядят, в том числе и в сторону расположения наших войск.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/cf/RIAN_archive_884162_German_armor_unit_defeated_in_the_vicinity_of_Skirmanovo_village.jpg/800px-RIAN_archive_884162_German_armor_unit_defeated_in_the_vicinity_of_Skirmanovo_village.jpg

Скирманово: подбитый Pz.III и сгоревший немецкий танкист из 10-й танковой дивизии противника

Произведя залп, катюши стали менять позицию. Однако на снежной целине Паккард Сталина сел на брюхо. Катюши после пуска тут же ушли, а про Сталина все забыли. Начался фашистский артобстрел, потом налетела авиация. Сталин пересел в эмку,  но и она вскоре застряла. Все её пассажиры, в том числе и сам Сталин стали ее толкать, но уйти от немцев с такой скоростью было невозможно, а до шоссе оставалось четыре километра. И тут на  просёлке показались три танка Т-34-57.  Это был танковый взвод Дмитрия Лавриненко, знакомого читателям Русского Портала по бою у села Первый Воин и по событиям в Серпухове. За несколько дней до этого катуковская четвёрая таноквая бригада стала 1-й гвардейской, а Катуков – генерал-майором. Сам же Лавриненко получил в тот день звание старшего лейтенанта, но ещё не успел добавить в петлицы третий кубик. Лавриненко подцепил эмку на буксир, а танк старшего сержанта Капотова поехал дальше в поле за застрявшим Паккардом, с которым остался один шофёр Кривченков. экономя американский бензин, он выключил двигатель, и уже стал замерзать.

В этот момент к месту, откуда били катюши, подошёл дивизион немецкой кавалерии из состава 1-й кавалерийской бригады СС – танки и мотоциклы немцы из-за глубокого снега использовать не могли, и потому им по старинке пришлось использовать кавалерию, которой у немцев было не ток-то и много. Однако связываться с русскими танками эсэсовцы не решились, и наблюдали за эвакуацией легковушек издали. Знали бы фрицы, кого они упустили!.

Вскоре вся кавалькада вышла к Волоколамскому шоссе, и Сталин благополучно вернулся в штаб 16-й армии, где выразил благодарность капитану Карсанову, ни словом не упомянув о происшествии. Лишь после войны об этой истории начали рассказывать участники и очевидцы.

http://warfiles.ru/show-17811-kak-lavri … alina.html

0

14

НА ПОДСТУПАХ К ВОЛОКОЛАМСКУ. СМЕРТЬ ЛАВРИНЕНКО

Начались бои на подступах к Волоколамску. Весь день 18 декабря оперативная группа генерал-майора Катукова вела бои за район Сычево, Покровское, Гряды, Чисмена.

Тактика немцев в этот период сводилась к одному: как можно дольше задержать наступающие части Советской Армии, чтобы дать возможность отойти своим главным силам, враг активно действовал арьергардными частями.

Он оставлял на господствующих высотах миномётные батареи, батареи противотанковых орудий, минировал все подходы к населённым пунктам.
Передовой отряд бригады под командованием старшего лейтенанта Лавриненко, двигавшегося за отделением сапёров, прорвался в район Гряды — Чисмена. Немцы не ожидали появления советских танков, рассчитывая на то, что танки обязательно подорвутся на минах.

«Издали мне показалось, что кругом — в поле и на улицах деревни — разбросаны парашюты, но когда я подошёл поближе, то увидел, что это валяются в одном нижнем белье замёрзшие и убитые немцы, — вспоминал потом полковник Кульвинский. — Немцы не успели даже похоронить своих убитых: они поспешно сбрасывали трупы в озеро, под лёд».
Лавриненко решил, не ожидая подхода главных сил, атаковать Покровское. Немцы пропустили группу Лавриненко вперед, а затем, подтянув десять танков и противотанковые орудия, выскочили на шоссе и отрезали передовой отряд от главных сил бригады.

Этот маневр врага был. однако, сорван умелыми действиями Лавриненко. Обнаружив у себя в тылу движение немецких танков, Лавриненко развернул свою роту и повёл её в атаку на Горюны, куда устремились немецкие машины.
В это время стали подходить главные силы бригады. Зажатая с двух сторон немецкая группа была разгромлена. Только один экипаж Лавриненко уничтожил в этом бою тяжелый танк, два противотанковых орудия и пятьдесят пехотинцев. Немцы бежали, их танкисты побросали свои машины.

Обозленный неудачей, враг начал сильный обстрел деревни Горюны. Тяжелые миномёты, установленные в пяти километрах от Гряды, на высотах, прилегающих к Покровское, методически выбрасывали мины по деревне Горюны.
Командир Н-ской танковой бригады, подошедшей к деревне, вызвал к себе Лавриненко. Не обращая внимания на летевшие кругом осколки мин, старший лейтенант Лавриненко пересек небольшую полянку и доложил обстановку. Получив указания, как действовать дальше, Лавриненко направился к своему танку.

Белый полушубок, туго перетянутый ремнем, ладно сидел на его стройной фигуре. Лавриненко улыбнулся, вспоминая, как в конце разговора полковник сказал ему: «Вперед, вперёд!»

Миномётный обстрел не прекращался. Водитель Соломянников, наблюдая за тем, как Лавриненко идет по полянке, беспокоился за своего командира.
— Заводи, — закричал Лавриненко, но вдруг упал, как подкошенный, лицом к своей машине.
«Что это он не встает?» — подумал Соломянников. Командир танка старший сержант Фролов открыл люк.
— Товарищ старший лейтенант!
Ответа не последовало.

Фролов и Соломянников выскочили из машины. У их ног лежал Лавриненко. Шапка-ушанка валялась в стороне, лицо было спокойно. Маленький осколок мины пронзил голову Лавриненко. Крови не было видно. Лавриненко умер мгновенно.
В двадцати восьми боях участвовал этот бесстрашный, волевой командир, пользовавшийся огромной любовью у всех солдат и командиров бригады. В этих боях Лавриненко сменил три машины, и за каждую из них враг платил в семнадцать раз больше. Здесь, под Горюны, Лавриненко уничтожил пятьдесят второй немецкий танк.

Фролов и Соломянников отнесли тело Лавриненко в машину и, выполняя последний приказ своего командира, водитель завёл танк, развернулся и поехал на командный пункт части.

Медленно подъехал танк Т-34 к командному пункту. Фролов вышел из машины.
— Товарищ майор, старший лейтенант Лавриненко убит осколком немецкой мины.
Соломянников вынес Лавриненко из танка, положил его на бронемашину, заботливо прикрыл полушубком.

Майор Черяпкин снял шапку и сказал начальнику штаба:
— Доложите генерал-майору о смерти командира взвода средних танков старшего лейтенанта Лавриненко.

На командном пункте бригады зазвонил телефон. Телефонист принимал сообщение о смерти Лавриненко.
Комиссар Бойко молча снял шапку. Ему не хотелось верить, что больше не сможет он поговорить с этим скромным и умным командиром, обнять и поздравить его с очередной победой.

— Товарищ Пальшак, поручаю вам похоронить нашего героя вот у этой березки...
Молча вырыли солдаты комендантского взвода широкую могилу и сколотили гроб. Послышался шум мотора. Танк Т-34 вез на широкой броне тело своего командира.

Маленький столбик, на нем простая дощечка:

Здесь похоронен танкист
старший лейтенант
ЛАВРИНЕНКО
Дмитрий Федорович,
погибший в бою
с немецкими захватчиками
10.1Х.1914 г. — 18.Х11.1941 г.

Дмитрии Фёдорович Лавриненко родился в станице Бесстрашной, на Кубани, в семье крестьянина-бедняка. Отец его Фёдор Прокофьевич, отслужив действительную службу, должен был возвратиться домой, но началась первая мировая война, его послали воевать против Германии. В 1918 г., демобилизовавшись и возвратившись в станицу, Фёдор Прокофьевич первым вступил в партизанский отряд и в бою с белогвардейскими бандами Краснова сложил свою голову, оставив молодую жену Матрёну Прокофьевну с четырехлетним сыном Митей.

Белогвардейцы жестоко расправлялись с семьями партизан. Много перенесла и Матрёна Прокофьевна. Её дом, всё хозяйство были начисто разграблены. Над ней издевались, ей грозила смерть, её ставили под виселицу. Случай помог Матрёне Прокофьевне бежать из станицы Бесстрашной в станицу Бесскорбную. Там она приютилась у тётки, куда потом родные переправили ей Митю.

Матрёна Прокофьевна всецело отдалась воспитанию своего единственного сына. Она хотела сделать его таким же, каким был её муж.

Семи лет Митя пошёл в станичную школу. Учился он хорошо, проявляя большие способности.
Долгие зимние вечера просиживала Матрёна Прокофьевна со своим сыном, рассказывая ему об отце, о его гибели, о своих переживаниях.

Широко открытыми глазами смотрел Митя на мать, боясь проронить хоть одно слово. Как-то он сказал ей:
— Мама, когда я вырасту, я отомщу белым гадам за папу и за тебя, мама.
В 1931 г. Дмитрий Лавриненко окончил школу крестьянской молодёжи в станице Вознесенской, после чего был послан на трёхмесячные педагогические курсы. Потом учительствовал в начальной школе хутора Сладкого. Ему тогда было семнадцать лет. Он был, пожалуй, самым молодым учителем на Кубани. На хуторе иные великовозрастные ученики были старше его и больше ростом. Однако Лавриненко сумел так поставить себя, что к нему относились с уважением.
В 1934 г., за два года до срока призыва, Дмитрий Фёдорович Лавриненко подал заявление о своём желании служить в рядах Советской Армии. Просьба была удовлетворена. Год Лавриненко прослужив рядовым в кавалерии, а затем поступил в танковую школу, куда он всё время страстно стремился.

Окончив в мае 1938 г. школу, Лавриненко получил звание младшего лейтенанта. С тех пор началась его боевая жизнь. Он был участником освободительного похода в Западную Украину, освобождения Бессарабии.
Скромный, выдержанный, дисциплинированный, требовательный к себе в подчинённым — таким знали Лавриненко его товарищи по службе.

День вероломного нападения немецких фашистов на Советскую страну застал Лавриненко в Н-ской танковой дивизии. Еще в горькие дни отступления он показал свое умение драться так, как приказывает Родина.
В дни Московского сражения имя Дмитрия Лавриненко узнал весь советский народ. Смелый, выдержанный и инициативный, хладнокровный, распорядительный, умный, бесстрашный — таким остался Лавриненко в памяти его товарищей. «Красивый парень и исключительно веселый человек был. Другой раз начнет рассказывать, как гусеницами давил немцев под Серпуховом, мы все со смеху умираем», — вспоминает о Лавриненко капитан Заскалько.

Имя танкиста Лавриненко стало для каждого командира и бойца бригады именем, с которым было неразрывно связано желанное слово — победа.

«Экипажи взвода Лавриненко вступали в бой с превосходящими силами противника и никогда не знали поражения», — говорится в боевой характеристике взвода Лавриненко.

За боевые заслуги, мужество и бесстрашие почти весь личный состав взвода Лавриненко был отмечен правительственными наградами.

Танковые бои всегда требуют исключительной гибкости, оперативности. То, что вчера было хорошо, сегодня может оказаться недостаточным. Поэтому мы стремимся неустанно совершенствовать свою тактику. Каждый танкист обязан в любых условиях быстро ориентироваться, приспосабливаться к изменению обстановки.

Этим искусством в совершенстве владел прославленный герой 1-й гвардейской танковой бригады Лавриненко, уничтоживший пятьдесят два танка врага. Огонь с ближней дистанции, маневр, уход в укрытие, снова огонь с другой позиции, снова манёвр — тактика умелого танкиста.

«Я склоняю голову перед светлой памятью Лавриненко, всегда ставлю его в пример молодым танкистам и напоминаю о его делах старым бойцам», — говорил генерал-майор Катуков.

Смерть наглым захватчикам, посягнувшим на священную землю Советского Союза! Отомстим за любимого друга, товарища, командира! — с этим желанием рвались в бой все танкисты, когда узнали о смерти Лавриненко.

0

15

Как одиночный танк спас Серпухов

Немцы были в 6-7 километрах от Серпухова

http://anaga.ru/serpuh27.jpg
На советской земле они себя чувствовали уверенно

О рейдах одиноких танков по Минску и Калинину портал Военное Дело писал в своих материалах Рейд одинокого танка по занятому врагом Минску и Рейд Танковый рейд старшего сержанта Горобца. Сегодня же мы расскажем о том, как единственному танку удалось не только нанести существенный урон противнику, но и отстоять целый город Серпухов.

После боя у села Первый Воин 4-я танковая бригада полковника Катукова перебрасывалась под Москву на Волоколамское направление. Вечером 19 октября 1941 года она прибыла на станцию Чисмена в 105 км от Москвы. Однако Т-34 командира взвода лейтенанта Дмитрия Лавриненко отстал от колонны – проезжая через Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской.

В ту минуту танкисты ещё не знали, что 17-я  Московская стрелковая дивизия народного ополчения Москворецкого района, оборонявшая Угодский Завод, самовольно отступила по старой Калужской дороге на Тарутино, открыв, таким образом, немцам путь на Серпухов. Командира дивизии полковника Петра Козлова было приказано за это расстрелять перед строем, но тот, проведав о том, что его ждёт, успел бежать к немцам.

http://anaga.ru/serpuh11.jpg
Серпуховской истребительный батальон

Едва Лавриненко уселся в кресло, как внезапно к зданию парикмахерской подкатила эмка в белом зимнем камуфляже. Из эмки выскочил комендант Серпухова комбриг Фирсов и направился в зал парикмахерской.

От Фирсова Лавриненко и узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. О приближении колонны немцев Фирсову сообщила дежурная телефонистка из посёлка Высокиничи, расположенного между Серпуховым и Обнинском. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Имелся лишь истребительный батальон, набранный из серпуховских женщин, стариков и подростков. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

Действительно, к городу на грузовиках Опель Блитц двигался батальон немецкой мотопехоты.
Не теряя времени, танк стремительно проследовал по улицам Серпухова в направлении совхоза «Большевик» и далее в сторону Высокиничей. В роще, у Высокиничей, Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо. Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди шёл взвод мотоциклистов на грозно грохочущих драндулетах, за ним следовала штабная машина, а дальше грузовики с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперед разведку.
Подпустив колонну на 150 метров, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. В этот момент в месту боя подошёл истребительный тот сакмый батальон и взял в плен уцелевших немцев.

http://anaga.ru/serpuh25.jpg
Разгромленная под Серпуховом немецкая колонна

Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 минометов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Её своим ходом привел пересевший из тридцатьчетверки механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Катуков немедленно отправил в Москву.

Серпухов немцы так и не взяли. Фронт остановился в шести километрах от города. В ходе Контрнаступления советских войск под Москвой были освобождены Таруса и Алексин. К январю 1942 года линия фронта была отодвинута от Серпухова более, чем на 150 километров.

0

16

Немецкие фантазии против русских танков

Памяти Дмитрия Лавриненко

    К сожалению, имя Героя Советского Союза, танкиста Дмитрия Лавриненко долгое время было неизвестно даже в узких кругах любителей военной историей. А ведь несправедливо забытый герой ожесточённой битвы за Москву, гвардии старший лейтенант Дмитрий Лавриненко был самым результативным советским танкистом Второй Мировой.

На счету его экипажа 52 уничтоженных немецких танка.
И это только за два с половиной месяца боёв!
А если вообразить, что Лавриненко не погиб в декабре 1941-го, к победному маю 1945-го он наверняка мог стать самым результативным танковым асом среди войск союзников. К слову, среди танковых войск антигитлеровской коалиции, только советские танкисты сумели показать действительно достойные результаты.

И тут возникает ряд вопросов.
Почему имя выдающегося советского танкиста долгое время затмевали в информационном пространстве танковые асы гитлеровского рейха?
Почему продолжительное время в России и в других странах бывшего Советского Союза прочно насаждался героический образ немецких танкистов?
Наконец — почему распространялся острый интерес к немецкой технике?

Дело в том, что во время войны немцы очень скрупулёзно подсчитывали победы своих асов. Разумеется, это делалось не столько с известной долей уважения к своим самым результативным солдатам, сколько с классической пропагандистской целью.
Работа в этой сфере продолжилась и после войны. Было издано много книг на эту тему, но далеко не все авторы этой серии были объективны в освещении излагаемых фактов.
И, тем не менее, своих целей они отчасти добились – имена танковых асов панцерваффе известны у нас куда больше, чем имена советских героев-танкистов.

Но, если обратиться к фактам, немецкие танкисты оказались «наследниками» своих классиков — сказочников братьев Гримм.
Например, покойный лейтенант Отто Кариус в своей книге «Тигры в грязи», вышедшей в свет уже после войны, рассказывает, как его танковый батальон чуть ли не ежедневно уничтожал десятки советских танков. И что примечательно, все танки (в воспоминаниях немецкого офицера) были исключительно новых конструкций. Речь идёт о танках Т-34-85 и тяжёлых танках ИС-2. Но, если потрудиться найти данные по материальной части советских танковых войск под Ленинградом, где воевал Кариус, то окажется, что здесь даже в 1944 году широко использовались танки, относящиеся к классу легких, такие как Т-26, Т-60 и Т-70. И таких машин на этом участке было большинство.

Подобными «художественными приёмами» немецкие фантазёры набрали большую популярность панцерваффе, а о своих героях широкие массы у нас не знают практически ничего… Хватит уже восторгаться чужими «героями», разбитыми в пух и прах! Настоящий, истинный герой для нас – это командир танкового взвода, гвардии старший лейтенант Дмитрий Фёдорович Лавриненко и ещё десятки наших героев-танкистов, отдавших свои жизни за нашу свободу.

Разработанная командиром 4-й танковой (впоследствии 1-ой гвардейской) бригады полковником М.Е.Катуковым тактика танковых засад, полностью оправдала себя в битве за Москву.
Умело маневрируя, нашим танкистам удавалось наносить противнику максимальный урон.
Дмитрий Лавриненко со своим подразделением отработал эту тактику досконально. Только в боях под Орлом и Мценском его экипаж подбил 16 немецких танков.
Во время обороны города Серпухова, танк Лавриненко уничтожил немецкую колонну с пехотой на грузовиках и противотанковыми орудиями.
А 18 ноября 1941 года отразил атаку семи немецких танков у деревни Гусенёво.
К огромному сожалению, Дмитрий Лавриненко не дожил до Победы.
Герой-танкист был убит 18 декабря 1941 года осколком минометной мины.
22 декабря 1942 года Дмитрий Лавриненко был награждён орденом Ленина (посмертно).

Сегодня, когда война идёт на нашей земле, крайне важно знать правду о наших героях, сражавшихся с фашизмом во время Великой Отечественной.

Сегодняшним танкистам – защитникам Донбасса необходимо понимать и помнить, чьи они потомки.
И какие примеры выдающегося танкового мастерства хранит в себе славная летопись наших побед.

Дмитрий Вязов

+1


Вы здесь » Россия - Запад » #ВОЕННЫЕ АРХИВЫ » Лавриненко Дмитрий Федорович - танковый ас.