Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » РОССИЯ-ЗАПАД: В чем мы "другие"?..


РОССИЯ-ЗАПАД: В чем мы "другие"?..

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

МАТЕРИАЛ "Omega-Technologies"

23.08.2017, 09:29

В чем мы «другие»?

Загадка «таинственной русской души», это литературная форма мировоззренческого уравнения, которое никак не удается решить западноевропейским умам. В самом деле, у нас куда ни ткни, все не так как на Западе. Или не совсем так. Например, на Руси пытали не обвиняемого, а доносчика. Потому что понимали – под пытками обвиняемый может оговорить себя. То есть, пытки не гарантируют получение объективного результата. Соответственно, разумно вначале выяснить, насколько честен доносчик.

Но обычай имел в своей основе не столько здравый смысл, сколько понимание различий в ценностных источниках мотивации. Соответственно, практика основывалась на понимании, что если доносчик доносил из корысти, то есть, не жизненно важных для него целей, то он не сможет выдержать пыток. Тогда как если он доносил «по совести», то способен перенести пытки. Это значит, наши предки понимали, что идейная мотивация гораздо мощнее меркантильной – обеспечивает человеку большую стойкость. В результате донос на Руси чаще всего был актом идейной борьбы – с жизнью не «по совести».

Приведенный пример свидетельствует, что решение уравнения «таинственной русской души» лежит в особенностях нашего мировоззрения. А так как в мире «ничего не возникает из ничего», то особенности нашего мировоззрения нужно искать в его источниках. И к решению уравнения нужно заходить с корней мировоззренческой ориентации нашего народа. Точнее, с духовных особенностей тех, у кого мы заимствовали важные особенности мировоззренческой ориентации. И это отнюдь не Византия – наши духовные корни минимум на тысячелетие глубже.

В русле европейской цивилизации имеются два параллельных течения. Они параллельны потому что в обоих развивались одни и те же архаичные, патриархальные и индустриальные мировоззренческие учения. Поэтому оба течения берут начало в античной эпохе, но разделяются, так как берут начало в ее разных «местах» – западное русло начинается в Древнем Риме, а наше в Древней Греции.

Римляне и греки в некоторых важных особенностях сильно отличались друг от друга. Так в римском обществе всегда доминировали военная и административная элиты. А в греческом – мировоззренческая, культурная и экономическая. Профессиональная специализация власти имела следствием формирование в римском обществе культа закона – установленного по воле власти правила, которое народ должен был слепо соблюдать. Это подтверждает дошедший до нашего времени римский афоризм: «Пусть рухнет мир, но восторжествует закон». Причем народ должен был соблюдать закон вне зависимости от того, порочный он или добросовестный. В чем и состоит смысл «правового сознания» западноевропейцев – ориентированного на слепое соблюдение законов.

А авторитеты греческой цивилизации были в первую очередь философами. То есть, людьми, ищущими ответы на главные вопросы в природе мироздания, его организации и действующем в нем миропорядке. Поэтому считали, что правильные законы должны быть общественными вариантами законов миропорядка. И искали их смысл и назначение. В итоге за несколько веков поиска создали культ миропорядка.

В итоге у нас и западноевропейцев сформировалось пусть и сходное в культурном содержании, но принципиально разное в понимании природы права мировоззрение. Для западноевропейцев естественно соблюдать в первую очередь писанное право – закон. А при отсутствии писанных законов они считают, что могут делать все, что вздумается по известной формуле «разрешено все, что не запрещено законом».

Мы, наоборот, стремимся в первую очередь соблюдать порядки мироздания. Кто-то вполне осознано, но большинство, разумеется, интуитивно. А нехватка писанных законов нам не развязывает руки – порядки мироздания охватывают все сферы деятельности и все виды отношений. И при нехватке законов мы пытаемся руководствоваться правилами миропорядка. Естественно, как их понимаем. И если ошибаемся, то не по причине своей порочности, а только из-за ошибок в понимании миропорядка. Он же, в отличие о писанного права, нигде не записан. Еще важнее, что каждый человек познает миропорядок индивидуально – в процессе мировоззренческого поиска. Естественно, что может допускать ошибки, причем разных масштабов. В результате мы живем в гораздо более сложном мире в сравнении с тем, который видят западноевропейцы. Поэтому часто ошибаемся и живем труднее.

Для западноевропейцев ответ на вопрос «как правильно жить?» очевиден и прост – соблюдать законы. Неизмеримо более важными и сложными для них являются вопросы выбора работы и женитьбы. Тогда как для нас вопрос «как правильно жить?» самый сложный. Потому что правильный ответ на него требует постижение порядков мироздания и осознания собственного места и роли в нем. В итоге западноевропейская модель этики, это «правосознание подданного власти». А наша модель этики представляет собой «правосознание гражданина мироздания».

Отсюда и наше стремление «жить по совести». То есть, ориентироваться не на букву закона, а на принципы этики – морали и нравственности. Как и вечные искания «правды» – понимания истинного порядка мироздания, соблюдение которого и означает «жить по совести». Что в принципе непонятно западноевропейцам, для которых вся «правда» написана в законах. Пусть она и меняется каждый раз, когда меняются законы. Ведь западноевропейцам «правда» нужна только чтобы без проблем жить.

А нам «правда» нужна чтобы правильно жить. Но не «правда» установленных властью законов, а «правда» порядков мироздания. В результате западноевропейцам непонятно и что мы ищем, и где, и зачем? Но так как они понимают, что мы не глупее их, пришли к выводу, что в нашей душе есть какая-то неизвестная тайна, из-за которой мы часто ведем себя непонятно для них. И точно так же западноевропейцы не могут нас понять, когда наши действия порой противоречат их житейской логике. А мы просто действуем в логике мироздания, неважно, правильно мы ее понимаем или нет.

Так что разница между нами в наших «богах» – у западноевропейцев «богом» является написанное властью право, а у нас «богом» является миропорядок. В итоге мы друг для друга правовые еретики. Мы не слишком уважаем устанавливаемые властью законы вовсе не потому что такие уж своевольные, а потому что понимаем разницу между ними и законами миропорядка. И согласны соблюдать только те установленные властью законы, которые на наш взгляд не противоречат законам миропорядка. В итоге запреты у нас имеют рамки не законов, а традиционной этической системы. По большому счету, у нас запретительные законы предназначены для животных в человеческом облике. То есть, не имеющих мировоззренческой этики, и в результате руководствующихся инстинктами. А те, кто считают себя людьми, ограничивают себя исключительно потому, что этого требует их мировоззренческая этика.

Унаследованная западноевропейской властью от римлян жестокость в итоге и обеспечила формирование хваленого западного правосознания. По сути, власти примитивно выдрессировали людей – как зверей. Так что западноевропейское правосознание реально основано на закрепленном в генах животном страхе перед властью. А не на понимании, что нужно не тупо подчиняясь воле властей – жить в соответствии с порядками мироздания. Это объясняет, почему стоило нацистской власти Германии написать варварские законы, и великая нация мгновенно одичала.

Конечно, далеко не все западноевропейцы поклоняются писанным законам, как и далеко не все из нас стремятся жить «по правде». Здесь принципиально важно то, что согласно «правилу доминирования» конечный результат обеспечивает доминирующая ориентация. Тогда как не доминирующая ориентация результат только непринципиально корректирует.

Однако одним лишь отношением к праву наши отличия от западноевропейцев не исчерпываются. Не менее важны и различия в других особенностях этических систем. Тем более, что этика, это главная составляющая мировоззрения человека. Так что неважно верит ли он в Бога или в Большой взрыв – важно только какую этику он использует в жизни и деятельности.

Римская этика принципиально отличалась от греческой в отношении к человеческой жизни. Так в Риме убийства людей были главным публичным развлечением. По подсчетам историков в одном только Колизее было убито свыше 700 тыс. человек. И римляне так развлекались во всех римских городах. В Греции главным развлечением были театр и спортивные состязания. Поэтому вовсе не случайно римская армия отличалась особой жестокостью – в своих походах убивала местное население миллионами (галлов, германцев, даков и др.). Никаких сведений о том, что в истории Греции и затем Византии совершались массовые убийства, нет вообще.

Поэтому продолжившие римское русло западноевропейцы унаследовали римское отношение к человеческой жизни – нисколько ее не ценили и потому по малейшему поводу устраивали резню. В нашей истории имеется только пара эпизодов, выглядящих по-западноевропейски. Первый – это жестокости правления Ивана Грозного. Но при этом если у нас за несколько лет Опричнины было убито порядка 2 тыс. дворян, то во Франции только в одну Варфоломеевскую ночь их было вырезано больше 18 тысяч.

Много людей было убито во время грабительского похода царя на Новгород. Но не больше, чем убивали в аналогичных ситуациях западноевропейские монархи. Еще важнее то, что жертвы Опричнины – это жертвы гражданской войны. То есть, они типичны для такого общественного конфликта. Тогда как на Западе резня была постоянной практикой власти, а в условиях гражданской воны только расширялась в масштабах. В нашей истории такие вещи происходили только в гражданских войнах. То есть, всего два раза – в XVI и ХХ веках.

Но при этом у нас не было ничего похожего тому, что имело место, к примеру, в той же «старой доброй Англии» в истории с «огораживанием». Выражение, что тогда «овцы съели людей» нужно понимать буквально. Дело в том, что согнанные с земли крестьяне становились бродягами. А король издал указ, по которому бродяг вешали. В итоге было повешено больше 80 тыс. крестьян. В Ирландии и Индии жертвы англичан исчисляются вообще миллионами.

Поэтому у нас публичная казнь была редким событием – только назидательным мероприятием. А к примеру, за все царствование Елизаветы не было вынесено вообще ни одного смертного приговора. Тогда как в Западной Европе казнь была любимым зрелищем. Даже палач имел театральный наряд. Ведь в западном христианстве люди были скорее разновидностью созданных Богом тварей. И как можно было резать овцу, так же не грех было при возникновении у власти потребности резать и людей. Тогда как в православии жизнь человека принадлежала Богу. Поэтому власть имела право распоряжаться жизнью только зверей в человеческом облике.

Не удивительно, что в Французскую революцию было вырезано 90% дворян и духовенства. Благо что изобретенная именно для массовых казней гильотина позволяла убивать тысячи людей в день. В итоге для западноевропейцев мы всегда были странными людьми – мало убивали себе подобных. По сути, наша власть заметно ожесточилась, только попав под влияние западной «идеологии классовой борьбы». И то ненадолго.

В индустриальную эпоху на Западе власть стала считаться избранным начальником народа. А мы стали считать ее избранным слугой народа. И это тоже отраженное в менталитете наследие античности. В Риме власть обожествлялась. Как следствие, в иерархии она была выше народа. Тогда как Греции в общественной иерархии народ располагался выше власти. Соответственно, власть должна была подчиняться народу – прислуживать ему.

Различия в мировоззрении и менталитете общества в итоге предопределили и идеологические различия между нами в индустриальную эпоху. Плюс к ним добавились различия в иерархии главных ценностей. Дело в том, что на протяжении феодальной эпохи западноевропейцы испытывали жесточайший дефицит свободы – западная власть была абсолютно тоталитарной. Тогда как со справедливостью такой проблемы не было – для западноевропейца справедливость ассоциировалась в первую очередь с законностью. А так как власть в основном обеспечивала ее соблюдение, дефицит справедливости общественным сознанием особо не ощущался.

У нас ситуация была прямо противоположная – дефицита свободы не было. До петровских реформ наше общество представляло собой федерацию трех самостоятельных обществ – земского, военного и казачьего. Большинство людей были членами земского общества. А потому были не просто были лично свободными, но и являлись субъектами полностью демократического земского общества. Что касается субъектов военного общества, дворян и крепостных крестьян, то тем, кому не хватало свободы имели возможность сбежать в казачье общество. В результате мы были больше озабочены справедливостью общественных отношений.

В сумме мировоззренческие, ментальные и ценностные различия обеспечили доминирование в западноевропейском течении либеральной идеологии, как «учения свободы», а в нашем течении доминирует социалистическая идеология, как «учение справедливости». В результате в развитии индустриального общества мы с западноевропейцами решали разные задачи. Стремление западноевропейцев к свободе на протяжении XVIII-XIX веков обеспечивало развитие интеллектуальных видов деятельности – политической, экономической, научной и культурной. Для них свобода была важнее справедливости. А затем «эстафетная палочка» лидера общественного прогресса перешла к нам – наше стремление к справедливости обеспечило развитие в ХХ веке социальной сферы индустриального общества, для которой наоборот, справедливость важнее свободы. Поэтому нашим и не менее важным в сравнении с западноевропейским вкладом в развитие человечества стало «социальное государство». Именно СССР своим примером обеспечил достижение этого результата.

Такое разделение эволюционного лидерства объясняется просто – разные задачи для успешного решения требуют разной этики общественного сознания и, как следствие, разного менталитета. Для управления развитием интеллектуальной деятельности требуется жесткая этика и прагматичный менталитет. Для развития социальной сферы, наоборот, требуется мягкая этика и не слишком меркантильный менталитет. История обеспечила западноевропейскому общественному сознанию развитие жесткой этики, которая позволила ему успешно развивать интеллектуальную деятельность. Наша история обеспечила развитие мягкой этики общественного сознания. Поэтому только оно смогло обеспечить социальное развитие индустриального общества.

Это значит, что различия между нами и западноевропейцами в этике и менталитете в конечном итоге объясняются исключительно разным предназначением в общественном развитии. И разная история – это разные пути выполнения своего эволюционного предназначения, каждому из которых требуется своя этика. Поэтому никаких «развилок» в нашей истории не было – мы развивались в своей части общей колеи истории европейской цивилизации.

Так что социалистический путь развития в индустриальной эпохе был нам предопределен эволюционным процессом. Поэтому хотя Февральскую революцию организовали либералы, уже через месяц во Временном правительстве царили правые социалисты. В октябре Временное правительство свергли левые социалисты. А все попытки направить наше общество по либеральному пути развития никогда не имели даже малейших шансов на успех. И как показывает судьба царя-освободителя, грозили инициатору перехода в либеральную веру даже смертью. Или, как Ельцину, позорным финалом – лаврами строителя «бандитского капитализма».

Сегодня Запад ведет себя с нами как переживающий переходный возраст подросток – ничего не хочет слышать, капризничает и демонстрирует беспредельный эгоцентризм. А мы ведем себя гораздо более по-взрослому. Но это отнюдь не разница в качестве – это демонстрация лишь разного психического состояния властей. Дело в том, что мы стали первой жертвой развивающегося в Первом мире кризиса индустриального общества и прошли его самую тяжелую стадию в конце 80-х – начале 90-х. А странам Запада ее еще предстоит пройти. Но так как у властей уже есть понимание, что именно их ждет, и нет ни каких представлений о том, как избежать аналогичного советскому краху, у политиков просто «сносит крышу». Они же видят в первую очередь угрозу именно себе. И не хотят повторить судьбу советской партийной бюрократии. 

https://cont.ws/@omega-techs/695090

0

2

О реалиях западной жизни

Опубликовано Дек 13, 2013

https://laviniablog.com/wp-content/uploads/2013/12/chart.png
Как живут на Западе диаграмма

Какие интересные комментарии были ко вчерашнему посту про подарки! Правда, преимущественно они сводились к оскорблениям меня за незнание своей аудитории и российских реалий. Но хочу вас уверить, я знаю свою аудиторию лучше, чем многие себе представляют. Это не так сложно в наш век высоких технологий! Я, например, знаю, сколько людей читают сайт с iPads & iPhones — огромная часть посетителей.

Просто комментарии оставляет очень небольшая часть аудитории, и об этом не стоит забывать.

Но сейчас не об этом. Сейчас о знании реалий. На этот раз — западных. Прочитав вчерашнюю дискуссию, I could not help, как говорится, but смахнуть слезу. «Нищая страна», «С нашими ценами вообще выжить невозможно!», «За цену двушки в Медведково можно купить замок в Европе!», «Садик стоит две трети моей зарплаты!»

И все один сюжет: вот если бы мы жили так же, как ОНИ. Мы тогда были бы и добрыми, и ласковыми и не оскорбляли бы автора в его собственном блоге!

Поэтому эта небольшая статья — о реалиях западной жизни. Англо-американской, если быть точной. Самых богатых западных стран, кстати говоря. Итак, как же живут на Западе?

О нянях и детских садах

Бесплатных детских учреждений нет. Совсем нет. В Англии в три года ребенку дают 15 часов в неделю бесплатных в детском учреждении. Но до 3 лет еще надо дожить. Да и работать по три часа в день невозможно, поэтому родителям приходится доплачивать минимум за 25 часов в неделю. В Америке нет и этого. Школа начинается в 5 лет. До 5 лет, таким образом, вопрос сидения с ребенком решается родителями.

Теперь о ценах. 40 часов в детском саду в Англии стоят от 1000 до 1500 фунтов. Средняя зарплата по Англии около 25 000 в год, что чистыми в месяц — 1600 фунтов. Учитывая стоимость проезда до работы и прочего, у многих женщин не остается ничего или очень мало. Это при том, что в садике оплачено 8 часов, которые женщина, по идее, должна проводить на работе. А время на дорогу? Это дополнительно няня. Или просто няня, цена не сильно отличается.

И все это на одного ребенка.

Но знаете, очень мало кому приходит в голову просидеть в декрете 3 года! Это вообще настолько дикая цифра для Запада, что трудно передать. В Америке декрет 6 недель. Через 6 недель вас могут уволить. В Англии (Европа все-таки) уволить не могут год, но платят копейки от государства.

Думаете, западные женщины не хотят со своей кровиночкой три года дома просидеть? Большинство об этом может только мечтать. Но не работает две категории женщин: жены обеспеченных мужей и живущие на пособие, которым нечего терять. Остальные женщины работают, даже если кратковременно себе в убыток, чтобы не потерять квалификацию и рабочее место. Читая про российские декреты по три года, я поражаюсь. Кто возьмет на работу женщину с пробелом в резюме в несколько лет? Кто вообще возьмет женщину детородного возраста, когда она может в любой момент уйти в декрет на много лет?

Западные женщины не могут себе позволить поставить крест на своей карьере, а многолетний декрет — это конец карьерных достижений. Поэтому читая «Вы такая высокомерная, а я вот вынуждена везде ходить со своим ребенком! Без всякой няни!», удивляешься непониманию реалий. Они, может, мечтали бы везде быть с ребенком, но не могут.

Теперь о бабушках, с которыми якобы сидят все российские дети. Я выросла с няней, потому что родители работали, а бабушки были в других городах. На Западе же, вы угадали, бабушкам тоже надо работать. На пенсию выходят к 70 годам, а не в 55 лет, как в России. И многие продолжают подрабатывать на пенсии. При всем желании они не могут сидеть с внуками полный рабочий день. Кроме того, американцы переезжают из штата в штат несколько раз за жизнь, следуя за работой. Они тоже бы хотели жить рядом с бабушкой, обеспечивающей бесплатный присмотр за ребенком и домашние пирожки, да не могут. Где есть работа, там и живут. Да, и соседи там тоже работают, а не сидят с детьми посторонних. А если сидят, то за деньги.

Поэтому на Западе рано рожают детей, преимущественно, живущие на пособие, им нечего ждать и нечего терять. Все остальные ждут, пока сложатся их и их мужа карьеры, и они смогут себе позволить детей. Но и тогда большинству тяжело в финансовом плане.

О ценах

Я не знаю, на каком основании у многих в Москве сложилось ошибочное впечатление о безумных ценах на московские квартиры. Берется квартира в Москве и сравнивается с домом где-нибудь в Словакии или провинциальной Испании. Где нет работы, в отличие от Москвы, и квартиры там вообще мало кому нужны. Давайте сравнивать Москву с городами, где есть хорошая работа. Например, с Лондоном. Цены за квадратный метр в Москве ровно в два раза ниже. С Манхеттеном, думаю, лучше не сравнивать, чтобы не пугаться.

Половина дохода многих семей уходит на выплату 35-летних кредитов за небольшие квартиры и крошечные дома. И почти никому не достаются квартиры от покойных бабушек, потому что люди живут по сто лет, есть большой налог на наследство и дома часто продаются, чтобы обеспечить уход в старости.

Да, и обязательного медицинского страхования в Америке нет. И чем старше человек, тем дороже ему может обойтись даже самый рутинный уход или страховка. И $ 200 в конвертике тут не обойтись, уверяю вас.

Это если вкратце о западной действительности. Англо-американский мир, конечно, богаче России, и несравненно богаче. Но это, в частности, потому что люди не желают быть бедными, люди социально и экономически активны, они не сидят в декрете по 6 лет, не полагаются на государство и бабушек, они знают, что рассчитывать можно и нужно только на себя. Что нормальная жизнь, дети, хорошая работа — это не право, ниспосланное свыше каждому человеку, а то, к чему нужно стремиться.

И живут на Западе многие материально и физически тяжело, но им не на кого жаловаться: ни на социализм, ни на правительство, ни на злых олигархов.

Опубликовано Дек 13, 2013

http://laviniablog.com/?p=7765

Отредактировано Konstantinys2 (Пн, 23 Апр 2018 09:49:39)

0

3

The Independent, Великобритания

https://cdn.img.inosmi.ru/images/23883/94/238839443.jpg
Венский конгресс
© public domain

Холодная война вернулась в полном смысле слова? Чтобы понять ее истоки, нам необходимо вернуться на несколько сотен лет назад

Россия считает, что Запад всегда ее презирал. Вряд ли угрозы и санкции когда-либо смогут напугать Москву

23.04.2018233650
Андреас Смит (Andreas Whittam Smith)



Не думаю, что нам стоит сомневаться в том, что новая фаза холодной войны между Россией и Западом уже началась. Киаран Мартин (Ciaran Martin), глава Национального центра кибербезопасности при Штабе правительственной связи, утверждает, что Россия является «самым сильным противником [Великобритании] в киберпространстве». В интервью Independent и другим изданиям он сказал, что все атаки, обнаруженные американскими службами безопасности, непосредственным образом коснулись и Соединенного Королевства, включая вмешательства в энергетический сектор.

«Речь идет о непрекращающихся атаках на множество систем на протяжении многих месяцев, и мы считаем, что за ними стоит российское государство, — добавил г-н Мартин. — Целью этих атак может быть кража интеллектуальной собственности, и они могут собирать данные, чтобы использовать их в моменты напряженности. Атакам подвергаются миллионы машин по всему миру, и они пытаются захватить контроль над связью».

Генеральный секретарь ООН Антониу Гетерреш (Antonio Guterres) согласен с этим. Недавно он сказал, что действия России указывают на то, что «холодная война вернулась в полном смысле слова». Одним из свидетельств этого стало отравление Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери с применением вещества нервно-паралитического действия. Я бы также включил в этот список заявления России о том, что ее союзник, президент Сирии Башар аль-Асад, не совершал химическую атаку с применением хлор-газа, несмотря на массу доказательств того, что именно его войска сделали это.

Кир Джайлз (Keir Giles), эксперт по информационной войне России в Chatham House, отметил, что границы между российским правительством, российским бизнесом и российским преступным миром размыты. «Суть в том, что Россия не совершила бы эти атаки без ведома российского государства — если оно хотело бы предотвратить их, оно могло это сделать», — сказал он. По словам г-на Джайлза, атаки России стали более дерзкими из-за отсутствия сдерживающих факторов в период правления администрации Барака Обамы. «Какое-то время их не волновало, что их могут назвать источником этой враждебной деятельности, — объяснил он. — Это является еще одним симптомом убежденности России в том, что она находится в состоянии конфликта с Западом во всех сферах, кроме открытых военных столкновений».

Если мы наблюдаем новый виток холодной войны, тогда нам необходимо вернуться на 100 лет назад, в 1919 год, чтобы вспомнить, как она началась. Другими словами, нам необходимо проанализировать ситуацию, сложившуюся спустя два года после того, как русские коммунисты во главе с Лениным захватили власть в стране.

Мы увидим, что одним из первых шагов нового российского правительства стал выход из привычных отношений между европейскими державами. Вместо этого Ленин создал в Москве то, что получило название Третьего интернационала. Его цель заключалась в том, чтобы заменить мировую капиталистическую экономику глобальной коммунистической системой — при помощи силы, если это необходимо.

Новая Россия, которая стала называться Советским Союзом, была чрезвычайно агрессивной. Советский Союз рассматривал только временные перемирия со своими противниками. На протяжении всего своего существования он не вступил ни в один по-настоящему крепкий альянс. Средства сотрудничества с США и Великобританией в ходе Второй мировой войны не были закреплены ни в одном формальном договоре. С точки зрения русских, тогда полным ходом шло столкновение цивилизаций.

Считается, что холодная война началась в 1947 году, то есть в тот год, когда президент Трумэн пообещал, что США окажут помощь всем странам, которым угрожает советский экспансионизм. В первые два года после окончания Второй мировой войны Советский Союз консолидировал свой контроль над государствами Восточного блока. Под его контроль попали такие страны, как Албания, Болгария, Польша, Румыния, Чехословакия, Венгрия и Восточная Германия, включая Берлин.

Между тем США начали реализацию стратегии глобального сдерживания, направленную против роста советского влияния, увеличили объемы военной и финансовой помощи странам Западной Европы (к примеру, они поддержали антикоммунистическую сторону в греческой гражданской войне) и создали альянс НАТО.

В феврале 1946 года Джордж Кеннан (George F Kennan), американский дипломат и историк, написал из Москвы свое послание, которое позже было названо «Длинной телеграммой». Она помогла сформулировать основные принципы жесткого подхода американского правительства к СССР и стала основой американской стратегии в отношении Советского Союза до конца холодной войны.

В этом документе говорилось, что Советский Союз не рассматривает возможность долгосрочного мирного сосуществования с капиталистическим миром. Неизменной целью Советского Союза было продвижение социалистической идеологии. С точки зрения Советов, капитализм был угрозой для идеалов социализма, и капиталистам нельзя было доверять и позволять им оказывать влияние на советских людей. Открытый конфликт никогда не считался предпочтительным способом проповедования советской идеологии, но они всегда были готовы извлечь выгоду из «пораженной ткани» в любой точке мира.

В ответ на «Длинную телеграмму» советская сторона выпустила так называемую телеграмму Новикова, отправленную советским послом в США, которую распорядился составить и «соавтором» которой стал министр иностранных дел СССР Молотов. В ней США изображались страной, находящейся под полным контролем капиталистов, которые занимались наращиванием военного потенциала, чтобы подготовить условия для завоевания мирового господства в новой войне. Но уже в 1951 году французский социолог Раймонд Арон (Raymond Aron) суммировал динамику холодной войны: мир невозможен, война неправдоподобна.

Холодная война завершилась в начале 1990-х годов, но не потому, что противоборствующие стороны достигли какого-то соглашения. Она завершилась, потому что Советский Союз прекратил свое существование. Давление холодной войны оказалось слишком сильным, чтобы советская командная экономика могла его выдержать.

Чтобы понять причины нынешних напряженных отношений России с Западом, стоит еще раз обратиться к упомянутой выше телеграмме Кеннана. Он написал, что Москва всегда ищет возможности для того, чтобы извлечь выгоду из «пораженной ткани» в любой точке мира.

Откуда такая непреходящая враждебность? Как недавно сказал один обозреватель, «Россию в гораздо меньшей степени заботит ее статус государства-изгоя, потому что у нее нет той репутации, которую необходимо поддерживать, они ведут себя скорее как Северная Корея, чем как европейская страна, которой они не так давно притворялись или хотели стать».

В действительности Россия всегда считала, что Запад презирает ее. Все началось еще 400 лет назад с Московии, то есть с Московского государства. Россия казалась Западу не более чем варварской глубинкой, которая если и вызывала какие-то эмоции, то только отвращение, а в целом оставляла Европу равнодушной. Кроме термина «варварская» было еще одно определение, которым характеризовали Россию. Россия, говорили мы, была непоправимо «азиатской».

Варварская периферия — еще и азиатская! Но что наши европейские соседи думали в то время об Англии? Как написал историк из Кембриджа Роберт Тумз (Robert Tombs) в своей восхитительной книге «Англичане и их история» (The English and Their History), это были времена, когда Англия соединяла в себе отсталую военную систему и хронически нищее центральное правительство.

В 18 веке аристократический класс в России уже стал неотличимым по своим манерам и уровню жизни от аристократов Западной Европы. Приезжавшие в Россию западные аристократы испытывали восхищение, однако они не замечали два главных отличия. В России не было третьего сословия или буржуазии — то есть не было среднего класса. Что касается жутких условий, в которых жило крестьянство, то они этого просто не замечали. Кроме того, российское правительство было самым жестоким в Европе.

Как пишет историк Мартин Малиа (Martin Malia), в литературе путешествий, посвященной России во второй половине 18 века, это все же нашло отражение. Она рисует мрачные картины примитивности, едва прикрываемой подобием цивилизованных манер. То, что наблюдатели увидели во второй половине 19 века, оказалось ненамного лучше. Именно тогда впервые возникли классические негативные стереотипы касательно России. Некоторые из них пришли из отчетов о путешествиях. Маркиз де Кюстин, к примеру, опубликовал свои путевые заметки в 1839 году, описав в них Россию как гигантскую тюрьму, чьи обитатели, преследуемые полицией и шпионами, боялись откровенно говорить друг с другом и даже самостоятельно думать. Россия была слишком «варварской» и «азиатской», чтобы жить в соответствии с идеалами и принципами западной цивилизации. Карл Маркс даже написал, что российская «ориентальная» автократия воспитала в себе такую жажду завоеваний, что ее может удовлетворить только полное уничтожение западной цивилизации.

Я привожу здесь комментарии, сделанные почти 200 лет назад, чтобы подчеркнуть то, насколько глубоко укоренилась в России обида на высокомерное отношение Запада к ней. И западная политика по отношению к России должна учитывать этот исторический фактор. Угрозы и санкции Запада не смогут напугать Россию, как мы уже в этом убедились, скорее наоборот. В конце концов, Россия — это самая крупная страна мира по площади территории, а в списке самых населенных стран она занимает девятое место с населением в 144 миллиона человек.

Нам необходимо продемонстрировать наше уважение и найти те сферы, в которых Восток и Запад могут наладить благотворное сотрудничество.

Оригинал публикации: Is the Cold War really back with a vengeance? To understand its origins we need to look back hundreds of years
Опубликовано 22/04/2018
https://inosmi.ru/social/20180423/242047121.html

0


Вы здесь » Россия - Запад » ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ОСОБЕННОСТИ » РОССИЯ-ЗАПАД: В чем мы "другие"?..