Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Мир после коронавируса-новая реальность...


Мир после коронавируса-новая реальность...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

СТРАНИЦА 1

лист 01.............................................ОГЛАВЛЕНИЕ.

лист 02...."Foreign Policy (США): каким будет мир после пандемии коронавируса", 24.03.2020

лист 03...."Sabah (Турция): коронапереворот, потрясший Атлантику", 31.03.2020, Берджан Тутар (Bercan Tutar)

лист 04...."Gazeta Wyborcza (Польша): коронавирус создает новый мировой моральный кодекс", 28.03.2020, Давид Варшавский (Dawid Warszawski)

лист 05...."Деньги, женщины, кино!", "Мир после вируса. Часть 1. Ценность мужчин на брачном рынке вырастет.", 30 марта 2020

лист 06....КОНТ, "Что дальше? - Крах мировой экономики + эпидемия = выработка Новой Мировой Стратегии", Сергей Филатов,
1 апреля 2020

лист 07....Мария Иванова, 10 апреля 2020, "Десятки стран попросили у России аппараты ИВЛ"

лист 08...."Записки беглянки", "Как ведут себя иностранные женихи в период пандемии.", 29 марта 2020

лист 09...."Свой дом на своей земле", "Что будет с деревнями в новом мире после эпидемии", 15 апреля 2020

лист 10....8 апреля 2020, «Уехала в село к родителям»: Женщины о том, как изменились их траты в изоляции — Хороший вопрос на Wonderzine

лист 11....Fort Russ News (США): русский антивирус для Европы Путина, 23.04.2020, Артур Эванс (Arthur Evans)

лист 12....

лист 13...."Baijiahao (Китай): какие отрасли будут востребованы после эпидемии?", 04.05.2020, Сяоло из Гуйчжоу (贵州小啰)

Отредактировано Konstantinys2 (Пн, 4 Май 2020 17:52:29)

0

2

Foreign Policy (США): каким будет мир после пандемии коронавируса

Пандемия навсегда изменит мир. Мы попросили 12 ведущих мировых мыслителей поделиться своими прогнозами.
24.03.2020


Джон Аллен (JOHN ALLEN), Николас Бернс (NICHOLAS BURNS), Лори Гаррет (LAURIE GARRETT), Ричард Хаасс (RICHARD N. HAASS), Г. Джон Айкенберри (G. JOHN IKENBERRY), Кишор Махбубани (KISHORE MAHBUBANI), Шившанкар Менон (SHIVSHANKAR MENON), Робин Ниблетт (ROBIN NIBLETT), Джозеф Най (JOSEPH S. NYE), Шеннон К. О'Нил (SHANNON K. O'NEIL), Кори Шаке (KORI SCHAKE), Стивен Уолт (STEPHEN M. WALT)

Подобно падению Берлинской стены и краху «Леман Бразерс» пандемия коронавируса потрясла весь мир, и мы только сейчас начинаем осознавать ее далеко идущие последствия. Одно можно сказать наверняка: болезнь разрушает жизни, вносит сумятицу в работу рынков и демонстрирует компетентность правительств (либо отсутствие таковой). Это приведет к перманентным изменениям в политической и экономической власти, хотя изменения эти станут понятны лишь через какое-то время.

Чтобы разобраться в том, как и почему в условиях кризиса почва уходит у нас из-под ног, издание «Форин Полиси» (Foreign Policy) попросило 12 ведущих мировых мыслителей из разных стран поделиться своими прогнозами о том мировом порядке, который сформируется после пандемии.

***

Мир менее открытый, процветающий и свободный


Стивен Уолт — профессор международных отношений Гарвардского университета.

Пандемия усилит государственную власть и укрепит национализм. Государства всех типов будут принимать чрезвычайные меры по преодолению кризиса, и многие не захотят отказываться от своих новых полномочий после его окончания.

COVID-19 также ускорит процесс перемещения власти и влияния с запада на восток. Южная Корея и Сингапур отреагировали на вспышку наилучшим образом, а Китай начал ответные действия уже после того, как в самом начале допустил ряд ошибок. Европа и Америка по сравнению с ними реагировали медленно и непродуманно, еще больше запятнав хваленый западный «бренд».

Что не претерпит изменений, так это конфликтный в своей основе характер мировой политики. Прежние эпидемии не приводили к прекращению соперничества между великими державами и не возвещали новую эпоху глобального сотрудничества. Не будет этого и после COVID-19. Мы станем свидетелями дальнейшего отступления от гиперглобализации, поскольку граждане надеются на то, что их защитят национальные правительства, а государства и компании стремятся ликвидировать будущие уязвимости.

Короче говоря, COVID-19 создаст такой мир, который будет менее открытым, процветающим и свободным. Все могло быть иначе, но сочетание смертоносного вируса, слабого планирования и некомпетентного руководства поставило человечество на новый и весьма тревожный путь.

Конец глобализации в известном нам виде

Робин Ниблетт — директор Чатэм-Хауса.

Пандемия коронавируса может стать той соломинкой, которая сломает хребет верблюду экономической глобализации. Усиливающаяся экономическая и военная мощь Китая уже привела к тому, что обе ведущие партии в США твердо решили отстранить китайцев от американских высоких технологий и интеллектуальной собственности, и попытаться добиться того же от союзников. Усиливается общественное и политическое давление, имеющее целью добиться выполнения целевых показателей по углеродным выбросам. Это может привести к тому, что многие компании откажутся от своих сверхдальних цепочек поставок. COVID-19 вынуждает государства, компании и общества усиливать свой потенциал выживания в условиях продолжительной самоизоляции.

В такой ситуации мир вряд ли вернется к идее взаимовыгодной глобализации, которая стала определяющей чертой начала 21 века. Не имея стимулов защищать общие достижения глобальной экономической интеграции, сформированная в 20 веке архитектура глобального экономического управления очень быстро атрофируется. Политическим лидерам понадобится колоссальная самодисциплина, чтобы сохранить международное сотрудничество и не сползти в болото геополитического соперничества.

Если лидеры докажут гражданам свою способность преодолеть кризис COVID-19, это даст им определенный политический капитал. Но тем, кому не удастся это доказать, будет очень трудно устоять перед искушением обвинить в своем провале других.

Глобализация, ориентированная на Китай

Кишор Махбубани — заслуженныйнаучный сотрудник Национального университета Сингапура, автор книги «Выиграл ли Китай?. Китайский вызов американскому первенству» (Has China Won? The Chinese Challenge to American Primacy).

Пандемия COVID-19 кардинально не изменит направление глобального экономического развития. Она лишь ускорит те изменения, которые уже начались. Речь идет об отходе от глобализации, ориентированной на США, и о переходе к глобализации, ориентированной на Китай.

Почему сохранится эта тенденция? Население США утратило веру в глобализацию и в международную торговлю. Соглашения о свободной торговле несут вред как с президентом Трампом, так и без него. А Китай, в отличие от Америки, веру не утратил. Почему? На то есть глубокие исторические причины. Руководители этой страны сейчас хорошо понимают, что столетие унижения Китая с 1842 по 1949 годы стало результатом его собственной самонадеянности и тщетных попыток самоизолироваться от внешнего мира. А последние десятилетия бурного экономического роста являются результатом международного сотрудничества. У китайского народа также появилась и прочно укрепилась культурная уверенность в себе. Китайцы считают, что могут конкурировать везде и во всем.

Следовательно (я пишу об этом в своей новой книге «Китай победил?» (Has China Won?)), у Соединенных Штатов выбор невелик. Если главная цель Америки заключается в сохранении мирового господства, то ей придется продолжать это антагонистическое геополитическое соперничество с Китаем в политической и экономической областях. Но если цель США состоит в повышении благосостояния американского народа, условия жизни которого ухудшаются, тогда они должны сотрудничать с КНР. Здравый смысл говорит о том, что сотрудничество — это лучший выбор. Но из-за враждебного отношения США к Китаю (речь идет в основном о политиках), здравый смысл в данном случае вряд ли возобладает.

Демократии выберутся из своей скорлупы

Г. Джон Айкенберри — профессор политики и международных отношений в Принстонском университете, является автором книги «После победы и либерального левиафана» (After Victory and Liberal Leviathan).

В ближайшей перспективе этот кризис усилит все лагеря, участвующие в дебатах о большой стратегии Запада. Националисты и антиглобалисты, воинствующие противники Китая и даже либеральные интернационалисты — все они найдут новые свидетельства актуальности своих взглядов. А с учетом возникающего экономического ущерба и общественного коллапса мы наверняка станем свидетелями усиливающегося движения в сторону национализма, соперничества великих держав, стратегической разобщенности и тому подобного.

Но как и в 1930-х и 1940-х годах, сейчас может постепенно появиться встречное течение, некий трезвый и упрямый интернационализм, аналогичный тому, который перед войной и во время нее начали формулировать и пропагандировать Франклин Рузвельт и прочие государственные деятели. Крах мировой экономики в 1930-е годы показал, насколько взаимосвязано современное международное общество, и как оно подвержено тому, что Франклин Рузвельт называл цепной реакцией. Соединенным Штатам в то время в меньшей степени угрожали другие великие державы и в большей — глубинные силы современности и их двуликий характер (вспомните доктора Джекила и мистера Хайда). Рузвельт и прочие интернационалисты представляли себе послевоенный порядок, который перестроит открытую систему, обогатив ее новыми формами защиты и новым потенциалом взаимозависимости. Соединенные Штаты просто не могли спрятаться за своими границами. Им надо было действовать в открытом послевоенном порядке, но для этого требовалось построить глобальную инфраструктуру и механизм многостороннего сотрудничества.

Поэтому США и прочие западные демократии могут пройти через ту же самую последовательность реакций, приводимых в действие мощным ощущением уязвимости. Сначала реакция может быть националистической, но со временем демократии выберутся из своей скорлупы, чтобы найти прагматический и протекционистский интернационализм нового типа.

Прибылей меньше, но стабильности больше


Шеннон К. О'Нил — старший научный сотрудник по исследованиям Латинской Америки в Совете по международным отношениям и автор книги «Две нации неразделимы: Мексика, Соединенные Штаты и „Дорога вперед"» (Two Nations Indivisible: Mexico, the United States, and the Road Ahead).

COVID-19 подрывает основные устои мирового производства. Теперь компании переосмыслят свою стратегию и уменьшат многоступенчатые и многонациональные цепочки поставок, которые сегодня преобладают на производстве.

Глобальные снабженческие цепочки уже попали под огонь экономической критики из-за роста стоимости рабочей силы в Китае, торговой войны Трампа и новых достижений в области робототехники, автоматизации и 3D-печати, а также под огонь критики политической из-за реальной и мнимой потери рабочих мест, особенно в зрелых экономиках. COVID-19 разорвал многие из этих связей. В пострадавших от эпидемии районах закрылись заводы и фабрики, а другие производители, а также больницы, аптеки, супермаркеты и предприятия розничной торговли лишились своих запасов и продукции.

Но есть и другая сторона пандемии. Сейчас будет все больше компаний, которые захотят подробно узнать, откуда к ним идут поставки, и решат повысить запас прочности даже в ущерб эффективности. Государства тоже будут вмешиваться, вынуждая стратегические отрасли разрабатывать запасные планы и создавать резервы. Прибыльность предприятий снизится, но стабильность поставок должна возрасти.

Эта пандемия может принести пользу

Шившанкар Менон — заслуженный научный сотрудник Института Брукингса (индийское отделение), бывший советник по национальной безопасности индийского премьер-министра Манмохана Сингха.

Пока еще рано судить о последствиях, но три вещи уже очевидны. Во-первых, пандемия коронавируса изменит нашу политику, как внутреннюю, так и внешнюю. Общества, даже либертарианские, обращаются к власти государства. Успехи государств в преодолении пандемии и ее экономических последствий (или их провалы) будут влиять на вопросы безопасности и на поляризацию внутри обществ. Так или иначе, государственная власть возвращается. Опыт показывает, что диктаторы и популисты ничуть не лучше других справляются с эпидемией. Те страны, которые начали реагировать с самого начала и действуют весьма успешно (Южная Корея, Тайвань), являются демократиями, и ими руководят не популисты и не авторитарные лидеры.

Но до конца взаимосвязанного мира пока еще далеко. Сама пандемия стала доказательством нашей взаимозависимости.

Но во всех государствах уже начался процесс обращения вовнутрь, поиск автономии и самостоятельности, попытки самостоятельно определять свою судьбу. Мир в будущем будет беднее, злее и меньше.

Но наконец появились признаки надежды и здравого смысла. Индия взяла на себя инициативу созвать видеоконференцию лидеров всех южноазиатских стран, чтобы выработать общерегиональные ответные меры на угрозу пандемии. Если COVID-19 встряхнет нас достаточно сильно и заставит понять выгоды многостороннего сотрудничества по стоящим перед нами важным глобальным вопросам, он принесет пользу.

Американской власти понадобится новая стратегия


Джозеф Най — заслуженный профессор Гарвардского университета, автор книги «А важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Франклина Рузвельта до Трампа (Do Morals Matter? Presidents and Foreign Policy from FDR to Trump).

В 2017 году президент Дональд Трамп провозгласил новую стратегию национальной безопасности, в которой большое внимание уделяется соперничеству великих держав. COVID-19 продемонстрировал недостатки такой стратегии. Даже если Соединенные Штаты возобладают как великая держава, они не смогут защитить свою безопасность, действуя в одиночку. Ричард Данциг (Richard Danzig) в 2018 году сформулировал эту проблему следующим образом: «Технологии 21 века глобальны не только по степени своего распространения, но и по своим последствиям. Патогены, системы искусственного интеллекта, компьютерные вирусы и радиация вполне могут стать не только их проблемой, но и нашей. Необходимо создавать согласованные системы отчетности, общие меры и механизмы контроля и управления, общие нормы и планы действий в чрезвычайной ситуации, а также заключать договоры в целях уменьшения наших многочисленных общих рисков».

Что касается транснациональных угроз типа COVID-19 или климатических изменений, то недостаточно думать о силе и власти США над другими странами. Ключ к успеху лежит также в познании важности силы вместе с другими. Каждая страна превыше всего ставит собственные национальные интересы, и важный вопрос здесь заключается в том, насколько широко или узко она эти интересы определяет. COVID-19 показывает, что мы не в состоянии приспособить нашу стратегию к этому новому миру.

Историю COVID-19 будут писать победители


Джон Аллен — президент Института Брукингса, четырехзвездный генерал Корпуса морской пехоты США в отставке и бывший командующий Международными силами содействия безопасности НАТО и силами США в Афганистане.

Так было всегда, так будет и сейчас. Историю буду писать «победители» пандемии COVID-19. Каждая страна, а теперь и каждый человек все сильнее ощущают бремя и воздействие этой болезни на общество. Те страны, которые проявят настойчивость и выстоят — благодаря достоинствам своих уникальных политических и экономических систем, а также своим системам здравоохранения, будут претендовать на успех в ущерб тем, у кого результаты будут иные, более пагубные и разрушительные. Для кого-то это будет выглядеть как великий и бесповоротный триумф демократии, принципа многосторонних отношений и всеобщего здравоохранения. Для кого-то это будет демонстрация «преимуществ» решительной авторитарной власти.

Так или иначе, этот кризис полностью переформатирует структуру международной власти, сделав это так, как мы и представить себе не можем. COVID-19 будет подавлять экономическую активность и усиливать напряженность между государствами. В долгосрочной перспективе эта пандемия может существенно ослабить производственный потенциал глобальной экономики, особенно если будут закрываться компании и рабочие места. Риск экономических неурядиц особенно силен для развивающихся стран и для экономик, где большое количество незащищенных в экономическом плане рабочих. Международная система, в свою очередь, подвергнется мощной нагрузке, что вызовет нестабильность и приведет к многочисленным внутренним и международным конфликтам.

Драматический новый этап для глобального капитализма

Лори Гаррет — бывший старший научный сотрудник по вопросам глобального здравоохранения в Совете по международным отношениям и писатель-лауреат Пулитцеровской премии.

Мощные потрясения в мировой финансовой и экономической системе являются признанием того, что глобальные цепочки снабжения и сети распределения очень сильно подвержены дестабилизации и сбоям. Поэтому пандемия коронавируса не только вызовет долговременные экономические последствия, но и приведет к более фундаментальным переменам. Глобализация позволила компаниям распределить производство по всему миру и своевременно доставлять продукцию на рынки, избегая необходимости хранить ее на складах. Если запасы залеживались на полках на несколько дней, это считалось рыночным сбоем. Поставки приходилось тщательно готовить и осуществлять своевременно, согласованно, на глобальном уровне. Но COVID-19 доказал, что болезнетворные микробы не только заражают человека, но и отравляют всю эту систему поставок по строгому графику.

С учетом масштабов потерь на финансовом рынке, с которыми мир сталкивается с февраля, компании после окончания этой пандемии наверняка начнут отказываться от модели по принципу «точно в срок», а также от глобального распределения производства. Начнется драматический новый этап для глобального капитализма, когда цепочки поставок начнут приближать к дому и создавать запасы продукции, чтобы защититься от перебоев в будущем. Это отрицательно повлияет на прибыли компаний, но сделает систему более жизнестойкой и выносливой.

Новые страны-банкроты

Ричард Хаасс — президент Совета по международным отношениям и автор книги «Мир: краткое введение» (The World: A Brief Introduction), которая будет опубликована в мае.

Мне не нравится слово «перманентный», равно как и слова «мало» и «ничего». Но я думаю, что из-за коронавируса большинство стран как минимум на несколько лет обратятся вовнутрь, сосредоточившись на том, что происходит в пределах их границ, а не за рубежом. Я предвижу более активные шаги в сторону избирательной самодостаточности (а в результате и к ослаблению связей) с учетом уязвимости цепочек поставок. Возникнет более жесткое сопротивление масштабной иммиграции. У стран ослабнет желание и готовность заниматься региональными и глобальными проблемами (в том числе, проблемами климатических изменений), поскольку они будут постоянно ощущать необходимость выделять ресурсы на восстановление своих экономик и на устранение экономических последствий кризиса.

Я ожидаю, что многим странам будет трудно восстановиться после кризиса. Государственная власть в ряде стран будет ослабевать, и несостоятельных государств станет больше. Кризис наверняка приведет к ухудшению китайско-американских отношений и к ослаблению европейской интеграции. Но будут и положительные моменты, в частности, следует ожидать определенного укрепления глобальной системы здравоохранения и управления ею. Но в целом коренящийся в глобализации кризис ослабит готовность и способность мира преодолевать его.

Соединенные Штаты не сдали экзамен на лидерство

Кори Шаке — заместитель генерального директора Международного института стратегических исследований.

США больше не будут считать мировым лидером, потому что у правительства этой страны узкие эгоистичные интересы, и оно страдает от неумения и некомпетентности. Глобальные последствия этой пандемии можно было серьезно ослабить, если бы международные организации предоставляли больше информации на самом раннем ее этапе. В этом случае у стран было бы больше времени на подготовку и мобилизацию ресурсов в тех сферах, где эти ресурсы больше всего нужны. Такую работу вполне могли провести Соединенные Штаты, показав тем самым, что несмотря на собственные интересы, они руководствуются не только ими. Вашингтон провалил экзамен на лидерство, и от этого будет хуже всему миру.

В каждой стране мы видим силу человеческого духа

Николас Бернс — профессор школы управления Гарвардского университета, бывший заместитель госсекретаря по политическим вопросам.

Пандемия COVID-19 стала величайшим глобальным кризисом нашего столетия. Ее глубина и масштабы колоссальны. Кризис общественного здравоохранения угрожает каждому из проживающих на Земле 7,8 миллиарда человек. Финансово-экономический кризис способен превзойти по своим последствиям Великую рецессию 2008-2009 годов. Каждый кризис по отдельности может стать сейсмическим толчком, который навсегда изменит международную систему и известное нам соотношение сил.

Налаженного на сегодня международного сотрудничества прискорбно недостаточно. Если самые сильные страны мира, какими являются Соединенные Штаты и Китай, не откажутся от своей войны слов по поводу того, кто из них несет ответственность за кризис, и кто может руководить более эффективно, их авторитет в мире может серьезно пострадать. Если Евросоюз не сумеет оказать более целенаправленную помощь своим 500 миллионам граждан, национальные правительства в будущем отнимут у Брюсселя очень многие полномочия. Для США же крайне важно, чтобы федеральное правительство приняло эффективные меры по сдерживанию кризиса.

Но в каждой стране есть множество примеров того, как силен человеческий дух. Врачи, медсестры, политические руководители и простые граждане демонстрируют стойкость, результативность и лидерские качества. Это дает надежду на то, что люди мира, отвечая на этот чрезвычайный вызов, сплотятся и одержат верх.

https://inosmi.ru/politic/20200324/247116023.html
Оригинал публикации: How the World Will Look After the Coronavirus Pandemic
Опубликовано 20/03/2020

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 31 Мар 2020 05:23:55)

0

3

Sabah, Турция

Распространение коронавируса для США сродни чернобыльской катастрофе, которая стала отправной точкой развала СССР, пишет автор. Европейское единство также дало трещину. На фоне падения Запада усиливают свое влияние пять государств. Как «коронакризис» формирует новую международную систему координат, читайте в статье.

Sabah (Турция): коронапереворот, потрясший Атлантику

31.03.2020
Берджан Тутар (Bercan Tutar)



Кризис с коронавирусом, свирепствующий во всем мире, уже сейчас начал менять и формировать новую международную систему. Как и раньше, поначалу преобразование мирового порядка будет происходить медленно, а затем начнутся процессы радикальной трансформации.

Например, Суэцкий кризис 1956 года внезапно перевернул с ног на голову баланс сил на Ближнем Востоке. Великобритания, чья гегемония после Второй мировой войны постепенно пошла на спад, с Суэцким кризисом была вынуждена уступить США свое место в исламском мире и на мировой арене.

Сейчас международная система проходит аналогичный процесс. В отличие от ЕС и США, которые не выдерживают испытание борьбой с коронавирусом, азиатские страны во главе с Китаем, Россией, Японией, Южной Кореей и Турцией усиливают свое влияние в глобальном масштабе.

После 1945 года Атлантика под руководством США установила мировую гегемонию во всех отношениях. Эта гегемония опиралась не только на военную мощь, материальное богатство и демократические ценности США и Европы. Наиболее важными факторами, которые делали США центром притяжения в мире и оправдывали их гегемонию, была основанная на координации история успеха в противодействии кризисам как внутри страны, так и вовне.

Однако коронакризис подорвал три важнейших столпа мировой мощи США. Качество управления, которое США демонстрировали во внутренней политике, стратегическое видение, приносившее глобальную пользу, а также способность к мировому лидерству при управлении кризисами и решении проблем отныне полностью утрачены.

Хотя с обнаружением первого случая заражения в Ухане американская администрация и СМИ, издавая победные кличи, называли коронакризис «Чернобылем для Китая». Однако все пошло совсем не так. Картина кризиса кардинально изменилась. Уже сейчас в мире обсуждается вопрос: «Как Восток победил Запад в войне против коронавируса?»

Не стоит забывать, что величайшей катастрофой, особенно при эпидемических заболеваниях, является потеря ценностей, которые делают человека человеком. И западный мир провалил этот экзамен на достоинство и совесть.

В этой связи Италия, которая платит тяжелую цену, по праву проявляет резкую реакцию в отношении Европейского союза, бросившего ее в одиночестве.

Так, бывший вице-премьер Италии Маттео Сальвини (Matteo Salvini) заявил, что ЕС — это не «союз», это «гнездо змей и шакалов». Сальвини отметил: «Сначала мы победим вирус, а потом подумаем и, если нужно, попрощаемся, даже не поблагодарив», — объявив тем самым о крахе проекта ЕС.

Важную роль в этом провале сыграли прежде всего социальное расслоение и плохое политическое руководство на Западе. По этой причине самое большое количество случаев заболевания и смертей наблюдается в таких странах, как США, Италия, Испания, Германия, Франция и Великобритания. Кризис доверия между западными обществами и их правительствами еще более углубился.

А страны Азии добились невероятного успеха. То, что азиатские страны обладают динамичной системой здравоохранения и лидерами, каждый из которых внушает доверие, сыграло важную роль в борьбе с кризисом. Азиатские лидеры мобилизовали буквально все силы, чтобы организовать свои народы и поставить во главу угла здоровье общества.

Поэтому коронаураган, потрясший Атлантику, повлечет за собой глубокий регресс не только с точки зрения экономической структуры западных стран, но и их дальнейшего политического будущего.

Ведь стало очевидно, что западных политиков, которые руководствуются понятием «коллективный иммунитет», что является ультраверсией социального дарвинизма, заботит вовсе не их народ, а следующие выборы, и поэтому они не решаются принимать жизненно важные меры.

Тем не менее коронаураган поставил с ног на голову эти мелочные расчеты… Вот почему во время критических событий любое колебание сразу же превращается в гигантскую волну, которая меняет большую игру на глобальном уровне…

https://inosmi.ru/politic/20200331/247165653.html
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Оригинал публикации: Atlantik'i sarsan korona darbesi
Опубликовано 29/03/2020 23:37

0

4


Gazeta Wyborcza (Польша): коронавирус создает новый мировой моральный кодекс

28.03.2020
Давид Варшавский (Dawid Warszawski)

Регулярное мытье рук? Два миллиарда жителей Земли не имеют доступа к проточной воде. Социальная дистанция? В лагерях беженцев находится 70 миллионов человек: их палатки стоят вплотную, а в каждой теснится столько народа, сколько может поместиться. Перчатки, маски? Их недостает даже в богатых странах, которые затронула пандемия, а что происходит в бедных, например, в Африке, мы точно не знаем. Можно лишь надеяться, что периферийность, которая на протяжении десятилетий была их проклятием, сейчас станет их спасением: нынешняя карта распространения вируса — это карта богатого путешествующего мира, Сахеля на ней нет.

Известно, однако, что на основных коммуникационных осях присутствуют, в свою очередь, беженцы. Сейчас они отчаянно стараются попасть хоть куда-нибудь. «#Яостаюсьдома?— вопрошает представитель Красного креста в Ираке. — У беженцев нет дома, в котором они могли бы остаться».

Миграционный кризис исчез со страниц газет, как и все остальные, непосредственно не связанные с эпидемией. Так обычно бывает с кризисами: они не пропадают, их просто затмевают другие, более опасные и требующие немедленного реагирования. Однако эпидемия не поместила тему беженцев в тот же раздел, в котором находятся более ранние замороженные кризисы: палестинский вопрос, судьба Тибета. Ими станут интересоваться еще меньше, чем до вспышки эпидемии, которая окончательно предаст их забвению.

Ослабленные, лишенные элементарной медицинской помощи, находящиеся в постоянном движении люди — это идеальный пример группы повышенного риска. Они рискуют сами и несут опасность другим. Между тем еще до начала эпидемии стало ясно, что Европа закрыла свои двери. Когда Греция на месяц приостановила рассмотрение прошений об убежище после того, как президент Турции направил беженцев к ее границам, никто даже не пригрозил ей пальцем. Не встретился с критикой и сам Эрдоган, который с невероятным цинизмом использовал в своей игре, людей, ищущих защиты. Всем было ясно, что российско-сирийское наступление в Идлибе грозило Турции очередной волной беженцев, на этот раз численностью до миллиона человек. Правда, нас не волновало, что их всех может ожидать смерть («такая уж в Сирии обстановка»). Когда Анкара договорилась с Москвой по поводу Идлиба, угроза отдалилась, а турки отменили штурм Европы при помощи мигрантов, все вздохнули с облегчением. Все за исключением самих беженцев.

Они еще не знали, что бегут не только от смерти, которую несут ракеты и бомбы, но и от другой опасности, от которой им не убежать, потому что они не могут поддерживать социальную дистанцию, а масок на них не хватит. Зато в Средиземном море неожиданно появились нанятые ЕС корабли с помощью. Они быстро отвечают на поступающие с плотов сигналы SOS, забирают беженцев на борт, а потом передают их под опеку ливийской береговой охраны. Ливийцы в лучшем случае поместят их в напоминающие тюрьмы лагерях для беженцев, а в худшем — заставят заниматься рабским трудом или определят в какую-нибудь армию. Корабли принадлежат частным компаниям, они не представляют какое-либо конкретное государство и не принимают ходатайств о предоставлении убежища.

Так было уже до эпидемии. Сейчас, разумеется, (и это правильно) никто не станет никого пропускать через границу. Угроза распространения вируса реальна, тем более что речь идет о людях, не имеющих доступа к медицинской помощи. Однако у них появилась новая, еще более веская причина пытаться попасть в Европу: там такая помощь есть. Хорошая или плохая, но есть. Даже если она не спасет их самих, то возможно, удастся выжить детям. Однако если этой помощи не хватает самим европейцам, они тем более не станут делиться ей с теми, кого и так не хотят у себя видеть. Греческие пограничники, вполне возможно, начнут использовать вместо гранат со слезоточивым газом боевые патроны, а нанятые ЕС корабли не будут передавать беженцев Ливии, а позволят тонуть их плотам (ведь спасая, можно заразиться). Председатель партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyńsk), который пугал нас вирусами и бактериями, оказался пророком. Правда, болезнь, от которой мы стараемся спрятаться, закрыв двери, уже находится у нас дома, и принесли ее туда не беженцы.

Эта болезнь разрушает не только наши организмы, но и фундаментальные основы всей жизни общества, то есть солидарность и доверие. Механизм имеет рациональную основу: заразиться можно от другого человека, значит, людей нужно избегать, а раз мы не знаем, надолго ли хватит основных ресурсов, каждый становится потенциальным конкурентом. В результате мы можем увидеть появление общества, в котором такой подход станет совершенно нормальным. В его рамках вне узкого круга людей, связанных общим опытом и узами крови, мы не будем чувствовать никакой ответственности за других и даже за их жизнь, ничуть этому не удивляясь.

В среду Организация Объединенных Наций выступила с призывом собрать полтора миллиарда долларов на создание фонда для помощи беженцам в период пандемии. С одной стороны, в контексте их потребностей это капля в море, но с другой — серьезный расход для стран, которые заморозили экономику, стремясь спасти своих граждан, поэтому велика вероятность того, что этот призыв не встретит поддержки. Возможно будущие историки назовут этот провал поворотной точкой в процессе появления нового морального кодекса посткоронавирусной эпохи.

Оригинал публикации: Koronawirus kreuje w świecie nowy ład moralny
Опубликовано 26/03/2020 17:08
https://inosmi.ru/politic/20200328/247148675.html

Отредактировано Konstantinys2 (Вт, 31 Мар 2020 04:41:41)

+2

5

"Деньги, женщины, кино!"

Мир после вируса. Часть 1. Ценность мужчин на брачном рынке вырастет.

30 марта 2020

Вирус и мировой кризис ломают старый мир. Новый будет другим. И мы увидим его ещё не скоро. Кризисы и войны ускоряют все процессы. В том числе - технический прогресс и социальные реформы.

Страх и угроза жизни - единственные реальные силы, которые переформатируют сознание людей.

Очень многое в нашей жизни изменится. Кое-что само по себе, а кое-что потому, что это было задумано теми, кто использует эту ситуацию себе на пользу.

Этой статьёй я открываю цикл размышлений на эту тему.

Тема 1: У безработицы будет женское лицо.

Первый удар кризис нанёс по следующим отраслям: туризм, авиа перелёты, ресторанный бизнес, сфера развлечений, всякого рода школы, курсы, развивашки и т.п.

Туристический бизнес в том виде и масштабе, что был до кризиса, скорее всего уже не восстановится. Всё остальное переживёт такой удар, что очень многие после него уже не встанут на ноги.

Во всех этих сферах, большая часть занятых - женщины. Турагенты, официантки, офис-менеджеры, администраторы и т.д. и т.п.

Сфера услуг в кризис вообще ужимается. Ибо люди отказывают себе в том, без чего возможно обойтись. А тут ещё вирус...

И вот тут интересная штука.

Помните все эти разговоры о независимых и самостоятельных женщинах, которые не нуждаются в мужской компании?

Так вот, в условиях кризиса все эти разговоры можно посылать глубоко, далеко и надолго.

Очень многие из этих независимых и самостоятельных очень скоро останутся один на один и самостоятельно с серьёзными финансовыми проблемами.

Кризис семьи говорите? Мужчины не нужны, говорите?

Так вот, семья, помимо прочего - это способ выживания и преодоления трудностей. В том числе и финансовых. Когда в семье работают оба, всегда есть шанс, что если проблемы с работой возникнут у одного, второй поможет пережить трудные времена.

Одиночки уязвимы, они - группа риска. И в кризис это становится особенно актуально.

Большинство мужчин так или иначе связаны с реальным сектором экономики, с производством. И тут с работой, особенно в России будет по-проще.

И в связи с вышесказанным вангую увеличение капитализации мужских акций на брачном рынке.

А лично я, если кто не знает, вообще - сторонник многожёнства. И семья, в которой не два, а три или четыре взрослых человека ещё более устойчива по отношению к вызовам внешнего мира, чем традиционный брак.

Вот так вот. Кризис возвращает ценность семьи и в этом есть свои плюсы. Особенно для нас, мужчин.

https://zen.yandex.ru/media/life100pro/ … 679c6e63f1

0

6


КОНТ

Что дальше? - Крах мировой экономики + эпидемия = выработка Новой Мировой Стратегии

Сергей Филатов

1 апреля 2020

Дал интервью информационному агентству "Trend". Разговор шел о сегодняшней пандемии, о мировом кризисе и его последствиях.

- Сегодня некоторые мировые лидеры уже называют коронавирус едва ли не самой страшной угрозой со времен Второй Мировой войны. После нее мир серьезно изменился. Что нас ждет после пандемии?

- Первое. Глобализация закончится. Придет регионализация.
Второе. Укрепление национальных государств.
Третье. Появление региональных валют и валютных зон. Расставание с долларом, как с мировой валютой. Возможно, и самого обесценивавшего доллара не станет (к этому идет) – в США введут амеро, как национальную денежную единицу, о чем уже давно идут разговоры, как о «запасном варианте».
Четвертое. Резкое обострение социальных конфликтов в связи со стремительным падением ВВП и ростом безработицы повсеместно на Западе. На Востоке такое не в новинку – справятся, если западники не будут, как обычно, мешать. Скорее всего, западники займутся своими внутренними проблемами, и перестанут вмешиваться в чужие дела лет на восемь-десять. Потом вернутся – изменить их повадки невозможно.
Пятое. Некоторые отрасли упадут – туризм, гражданская авиация, морские круизы, сократится банковский и страховой сектора экономики.
Шестое. Произойдет уравновешивание балансов производственного и финансового секторов – сейчас авуары финансового сектора в почти 20 раз больше, чем объем всей мировой экономики, который равен 75-80 триллионам долларов. Напечатано лишних денег и ценных бумаг в разы больше реальных экономических ценностей.
Это – самые очевидные последствия. Вопрос о том, насколько долго будет продолжаться пандемия, открыт. Надеюсь, не бесконечно.

- Что же делает коронавирус, если не убивает, как чума, но загоняет целые страны в карантин?
- Вирус опасен, безусловно. Карантин необходим, чтобы уменьшить число зараженных людей. Власти разных стран хотят через карантин сократить до минимума возможности передачи вируса от человека к человеку. Разумная мера.

- Можно ли сказать, что с помощью вируса COVID-19 произойдет мировое перераспределение финансов?
- Вариантов два.
Первый вариант. Кризис разрушает финансовую систему США и власть финансистов через обнуление их преимущества перед производственным сектором. Трамп способствует этому объективному процессу. Финансисты проиграют.
Второй вариант. ФРС уже скупила половину(!) экономики США, собрав на своих счетах 9 триллионов активов американских и транснациональных корпораций, что равно ½ всего ВВП США, оценивающегося сегодня в 18 триллионов долларов. Значит, после кризиса ФРС станет самым крупным собственником в США. При этом финансовая система, хоть и будет меньших размеров, но окажется хозяйкой – через ФРС – половины американской экономики. Финансисты выиграют.
Что произойдет на самом деле – интересный вопрос.

- Сейчас многие переходят на «удаленку». Возможно, что после этого многие компании вообще откажутся от аренды офисов?
- Наверняка откажутся. Работать на «удаленке» - это сокращать расходы фирмы на аренду помещений. Другое дело – надо будет так воспитать сотрудников, чтобы они работали без поминутного контроля начальства. А это уже зависит от конкретных работников и руководителей. С другой стороны, ни одно реальное производство не может перейти на «удаленку». «Удаленка» это – работа офисного планктона, а не рабочих на предприятии, которые делают продукцию. При этом, после кризиса многие офисные работники окажутся не востребованы, поскольку работодатель будет экономить на их найме. Полагаю, что постоянно кредитование и перекредитование предприятий, которым пользовались в течение нескольких десятков лет, уйдет в прошлое. Все начнут рачительно вести своё хозяйство и считать деньги, а не надеяться на кредит. Возможно, будет возвращение к плановому хозяйству.

- Какие еще последствия коронавируса нас могут ждать?
- Крах мировой экономики + эпидемия = выработка Новой Мировой Стратегии.

- Изменит ли коронавирус отношения между людьми? Изменятся ли отношения между странами?
- Полагаю, что между людьми будут восстанавливаться личные отношения. Они в определенной мере разрушены тем, что мало остается патриархальных семей. Перспектива, похоже, такова, что семья опять станет самым главным для человека. Молодежь вернется после «самостоятельной» жизни, к чему её призывали адепты «свобод». Вместе – лучше, чем поодиночке.
Между странами отношения ослабнут в том смысле, что люди станут меньше передвигаться по миру. Возможно, Евросоюз не выдержит тех противоречий, что проявляются сейчас между государствами-членами в связи с пандемией. Друг от друга отгораживаются, и не слышно ни Еврокомиссии, ни Европарламента, ни ПАСЕ. Эти над-европейские структуры демонстрируют полную несостоятельность в условиях сильнейшего шока. Европейская бюрократия в Брюсселе просто скована ужасом происходящего и молчит. Её, судя по всему, никто из стран ЕС скоро не станет слушаться. Значит, переформатирование Европы – на повестке дня. Кроме того, можно ждать в Европе прямых столкновений между местным населением и беженцами-эмигрантами, которые прибыли сюда в последние годы. При падении жизненного уровня вариант роста преступности имеет высокую вероятность.

- Есть мнение, что коронавирус отсрочил Третью мировую войну, которая уже осязаемо нависала. Как вы это прокомментируете?
- Мировая война уже идет в форме экономической войны и кибер-войны. Санкции – элемент такого противостояния. Воевать солдатами в Европе, например, против России никто не хочет – в НАТО боятся потерь и, главное, за что воевать? Как воевать солдатами США против Китая – там только торгово-экономические меры. Кто сегодня может контролировать территории отдельных стран? НАТО даже Афганистан с Ираком контролировать не могут. А что касается их главных противников – это записано в законах США – России и Китая, то речь вообще не идет о «горячей войне». Они сами в ней погибнут, и там самоубийц «малахольных» нету. А «оккупация» теперь может быть экономической и заключается в том, чтобы заставить противника подчиниться, чтобы за его счет решать свои вопросы. Вот это и есть проявление конфронтационных действий без перестрелок и обмена ракетными ударами.

- Как долго, по-Вашему, продлится кризис?
- Кризис экономический – до пяти лет. Но, в разных странах – по-разному. Если в России вернется в каком-то виде Госплан, то выход может стать более быстрым. Требуется жесткое вмешательство государства в регулирование новой экономики, которая возникнет на базе докризисной, но её не повторит во всех компонентах, прежде всего – в деле балансировки финансового и производственного секторов. Без этого урегулирования баланса между двумя главными компонентами экономики, выход из кризиса затянется. Если государство создаст между ними слаженное сотрудничество, то выход может стать достаточно быстрым. И в результате появится качественно новая экономика, где деньги будут «обслуживающим персоналом», а не «вещью для себя», когда любая финансовая операция в последние годы давала большую и более быструю прибыль, чем производственный процесс. Что касается сроков кризиса пандемии коронавируса – это вопрос к медикам.

https://cont.ws/@serfilatov/1629232

0

7

Мария Иванова

10 апреля 2020

Десятки стран попросили у России аппараты ИВЛ

Более 30 стран попросили Россию поставить аппараты искусственной вентиляции легких. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на Минпромторг.
Замглавы Минпромторга Олег Бочаров рассказал, что ситуация с коронавирусом может позволить России выйти на международные рынки.

    «У нас есть все для того, чтобы сконцентрировать наши мощности, потенциал — не только в области аппаратов ИВЛ, но и других сложных медицинских приборов», — подчеркнул Бочаров.

По его словам, специальную программу производства могут создать в России до конца года.
Как сообщал «Рамблер», ранее премьер-министр Михаил Мишустин рассказал, что Россия отправила свои тест-системы для выявления коронавируса более чем 30 государствам, в первую очередь — членам Евразийского экономического союза и СНГ.

https://news.rambler.ru/world/43991312/ … e=copylink

+1

8


Записки беглянки

Как ведут себя иностранные женихи в период пандемии.

29 марта 2020

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1911692/pub_5e80e2bd68b5133828432f66_5e80e604ddc8e520673d4a4f/scale_1200

У меня есть множество подруг, кто живет в разных странах и на разных континентах. Сегодня из-за вируса отношения во многих парах меняются на столько удивительным образом, что я решила этим феноменом поделиться.

Одна моя подруга проживает в Африке. Там не стали вводить неделю каникул, там сразу объявили всеобщий карантин и ввели комендантский час. По улицам никто не ходит, все сидят дома. Бизнесмены страдают от того, что бизнес остановился, дохода нет, а значит, пора начинать экономить.

А теперь представьте русских девушек, которые живут из года в год со своим поклонником в другой стране, у которого успешный бизнес и который также успешно в один прекрасный момент лопается, словно мыльный пузырь. Что решает делать мужчина? Он предлагает попрощаться со своей сожительницей. Ведь она уже не первый год не работает и только тянет из него деньги.

Зачем ему кормить лишний рот? К тому же с девушкой они не женаты и он ей ничего не обещал. Так, одна моя знакомая осталась в один день без жениха, без накоплений, в чужой стране, из которой нет возможности улететь к себе домой, поскольку границы закрыты.

Потрясающая ситуация!

Конечно, ей помогли девочки-соотечественницы, кто также живет в Африке с иностранцами. Но пожить у них можно временно. А что делать дальше? Искать работу? Но это практически невозможно, учитывая сегодняшнюю ситуацию. Возвращаться в свою страну? Но это тоже на грани фантастики и займет много времени. Да и чем займется человек, который много лет не работал и работать не планирует?

Остается либо просить "любимого" забрать к себе обратно и поддержать в трудное время, либо скитаться по подругам, которые также в один день рискуют остаться без всего.

В общем, рискованно жить сегодня за рубежом, будучи не замужем и не имея подушки безопасности.

https://zen.yandex.ru/media/66613/kak-v … 3828432f66

0

9

"Свой дом на своей земле"


Что будет с деревнями в новом мире после эпидемии

15 апреля 2020


Чем дольше идет изоляция, тем больше знакомых переезжают из мегаполисов в сельскую местность. Меня даже попросили провести вебинар для горожан, подумывающих о переселении.

Если с судьбой отдаленной деревни до пандемии было все ясно (выживет только субурбия в радиусе 100км от мегаполисов), то внезапно новый вирус внес сильные коррективы в ожидания и прогнозы.

Школа

Начавшийся кризис сделал для перехода к удаленному образованию разом больше, чем любые попытки всех министерств. Школы со скрипом начали переходить на дистанционное обучение. Пока все идет туго, но процесс запущен, причем необратимо. Уверен, что даже если в сентябре школы вернутся к обычному режиму, то недосчитаются многих учеников, вкусивших свободы онлайнового обучения.

Да, перегруженные сервера официальных порталов тормозят. Да, учителя не привыкшее пользоваться чем-то сложнее WhatsApp и Яндекса, со скрипом собирают учеников, многие из которых гораздо подкованнее в техническом плане. Да, гиперответственные родители напрягаются и тратят кучу времени, на то чтобы помочь в этом процессе. Но процесс запущен необратимо.

Работа

Фирмы закрываются, люди отправляются в отпуска, каникулы и прочие статусы самоизоляции. Но им надо чем-то заниматься, чтобы зарабатывать на жизнь. Да и просто чтобы не деградировать от скуки.

Народ неизбежно двинется в онлайн. Будет осваивать новые профессии, привыкать работать из дома.

Медицина

Все мы понимаем, что основной пик рабочей нагрузки во время эпидемии придется на медиков и медицинские учреждения. Вот уж кому не придется отдыхать.

Это неизбежно вызовет развитие отрасли. Любая экстремальная нагрузка, если ее удастся пережить, дает толчок к развитию. Когда по стране пройдет эпидемия, медицина просто вынуждена будет полностью перевооружиться в каждом своем опорном пункте. Это естественно касается и сельских аптек, больниц и фельдшерских пунктов.

Я сам удивился, что раньше за редкими и дорогими лекарствами нужно было ехать в город, а теперь можно любое лекарство заказать онлайн. И через 2-3 дня оно будет в твоей деревне в ближайшей аптеке. Это реально работает, я уже дважды пользовался заказом лекарств за этот месяц, поскольку со мной живет пожилой отец.

Логистика

Поскольку государство всячески вынуждает сидеть людей дома, то неизбежно активно начинают развиваться всевозможные сервисы доставки. Еды, товаров, да в принципе любых заказов.

Во время кризиса доставка также испытает стрессовую нагрузку и продвинется вперед.

Государство

Правительство всеми силами загоняет людей в изоляцию, но ему придется этих людей чем-то кормить. Если до кризиса всерьез во многих странах начали обсуждать идею БОД, то сейчас уже начали обсуждать введение продуктовых карточек на минимальный пакет продуктов питания. Когда государству нечем занять людей их опасно держать в концентрированном виде в мегаполисах, поэтому уверен начнут возникать все больше программ по переселению народа для освоения сельской местности.Уже сейчас начата программа по сельской ипотеке 1-3%, если вы не в курсе. Я уже не говорю про программу земских врачей и учителей.

Деньги

Мировой кризис начался. А это значит, что большинство людей неизбежно станет жить беднее. Печально, но факт. Кто-то конечно обогатится, но уровень жизни большинства ощутимо снизится .

А это неизбежно приведет к тому, что придется учиться жить экономно.
Что по итогам действия этих факторов можно ожидать в судьбе деревень

В них потянутся люди из города, просто потому что во время эпидемии тут безопаснее. Это уже началось.

В деревнях жизнь сильно дешевле чем в городе. В поисках более экономного образа жизни, люди имеющие удаленную работу, потянутся в недорогие дома за городской чертой.

Посидев пару месяцев в изоляции в городских квартирах, народ будет мечтать о возможности гулять на природе по своему участку и окрестностям.

Для кого-то, чей уровень жизни как в 90-е упадет катастрофически, приусадебное хозяйство снова станет пищевой базой и основой физического выживания.

Итоги

    Активно начнет развиваться субурбия. Мегаполисы начнут отдавать население окрестностям. Люди станут меньше привязаны к месту работы и начнут выбирать место для жительства, исходя из того где им приятнее и выгоднее жить, а не по расположению своего офиса.
    Пенсионеры, осознав себя группой риска, начнут активнее переселяться за город. В субурбию, где уровень жизни примерно городской, а свежего воздуха и простора больше.
    Молодежь меньше станет уезжать из деревни в город, потому что учеба станет дистанционной в гораздо большей степени.
    Коммерческая аренда в городах достаточно дорогая штука. Думаю, некоторые фирмы, не связанные с физическим общением с клиентами (а его будет становиться все меньше) начнут переносить офисы в сельскую местность, где можно совершенно недорого построить свое здание. Да и рабочая сила дешевле.
    Удаленные хутора тоже точечно начнут заселяться. Люди, не нашедшие пути к богатству, в посткризисное время начнут с большим интересом рассматривать идею так называемых Родовых Поместий. А их практичнее всего делать в вымирающих хуторах.

Накануне пандемии все большую популярность набирали экологические движения. Думаю, это окажет влияние на увеличение количества экопоселений, ориентированных на производство биопродуктов, поскольку спрос на такую продукцию также вырастет.

Разумеется, все это пока что просто мои прогнозы, и не все из них могут оказаться верными. А как вы считаете, что произойдет с деревнями и субурбией после эпидемии и как вы лично готовитесь к этому этапу?

https://zen.yandex.ru/media/svoydomik/c … 0d2d7d8311

0

10

8 апреля 2020


«Уехала в село к родителям»: Женщины о том, как изменились их траты в изоляции — Хороший вопрос на Wonderzine


все Экономические последствия карантина ещё только предстоит выяснить, но кое-какие выводы можно сделать прямо сейчас. Центр стратегических разработок опросил тысячу компаний и выяснил, что тридцать процентов из них отправили сотрудников в незаконный неоплачиваемый отпуск. Сорок девять процентов перевели сотрудников на неполный рабочий день с сокращением зарплаты, а двадцать процентов из этих фирм урезали доходы своих сотрудников, сохранив прежний объём работы. Реальные доходы российских граждан в 2020 году могут сократиться на пять процентов, что станет заметно уже по итогам нерабочего апреля.


Туманные перспективы и недоступность сферы услуг — очевидные причины, по которым многие россияне начинают тратить деньги иначе. Мы поговорили с женщинами о том, от чего им пришлось отказаться на время пандемии, как им это далось и как они теперь тратят свои деньги.

Антон Данилов
.............................................
Ксения Красильникова

соосновательница проекта «Бережно к себе»

Последний год я обеспечиваю свою семью, и большая часть денег уходит на быт: еду, коммунальные платежи, игрушки для сына. С того момента, как я окончательно засела дома, перестала тратить деньги на перекусы и кофе с собой, посиделки с друзьями и на другие развлечения вроде концертов, музеев и баров. Вынужденно отказалась от расходов на маникюр и коррекцию бровей, и мне без них тяжеловато. В итоге тратить я как будто стала меньше, хотя на продукты уходит больше: доставка в сервисах стоит дороже, чем продукты в гипермаркетах, где мы закупались до пандемии раз в неделю.

Я не перестала тратить деньги на развитие проекта «Бережно к себе». Он пока не вышел на самоокупаемость, а женщинам в депрессии мы по-прежнему нужны, да и для нас это очень любимое дело. Если наши деньги кончатся, а зарабатывать наш проект не начнёт, его придётся сворачивать — это только добавляет тревоги. Как и раньше, я трачу определённую сумму в месяц на психотерапию — просто теперь она перешла в онлайн-формат. А ещё я поняла, что мне важно радовать себя хоть какими-то вещами, которые могут приехать с доставкой, поэтому я время от времени заказываю одежду у московских дизайнеров и еду из своих любимых мест. Очень выручает мысль, что так я ещё и помогаю выжить малому бизнесу.

Прошлым летом я оставила корпоративную карьеру, и в целом мой доход сильно сократился. Денег стало меньше, но радости от работы — больше во много раз. Сейчас я занимаюсь подкастами, на жизнь пока хватает, и это тот баланс, который меня устраивает. У меня есть надежда, что доход вырастет вместе с ростом предприятия, хотя сейчас эта перспектива под вопросом. Я посчитала, что в случае если я останусь совсем без зарплаты, моя семья сможет прожить на накопления около полугода.

Александра Ларина

бренд-менеджер

Я живу вместе с молодым человеком, мы снимаем квартиру. Сейчас понимаю, что нам очень повезло, потому что у нас обоих есть оплачиваемая работа и нет детей. До карантина наш бюджет распределялся так: моя часть уходила на еду и развлечения, а часть бюджета моего партнёра — на оплату аренды и иные крупные траты. Сейчас моя часть сократилась до нуля. Уменьшились и расходы на транспорт: количество поездок сократилось до минимума, такси не заказываем, в разы меньше платим за бензин. Не тратим деньги на прогулки, на кофе в соседних кофейнях. Я намеренно сократила количество доставок продуктов еды, чтобы выходить в магазин — в перчатках, маске и на почтенном расстоянии от других покупателей. Благо у нас есть несколько продовольственных на выбор поблизости.

До самоизоляции мы откладывали деньги, потому что планировали свадьбу. Но пока я не заметила, что у нас как-то ощутимо получилось сэкономить. К тому же мы покупали импульсивно: я, например, заказала серёжки и подвеску, на которые давно обратила внимание. Купили тренажёр, чтобы оставаться в форме, и лего, чтобы отвлечься от бесконечного сидения перед экраном после всех рабочих конференций.

Сейчас непростое время, так что я бы посоветовала не экономить на том, что приносит вам удовольствие, будь то набор для вышивания или секс-игрушки, гастрономические изыски или бутылка хорошего вина, игра для приставки или тренажёр. Мы, например, точно не экономим на вкусной еде: у нас нет тонны гречки, но есть мясо, овощи и фрукты.

Катерина Абрамова

PR-директорка «Импресарио» и перформерка Центра им. Вс. Мейерхольда

  Я никогда не вела дневников расходов, но, видимо, какая-то элементарная финансовая грамотность у меня в крови: всегда удавалось тратить на желаемое и даже что-то откладывать. Мои обычные ежемесячные расходы делятся на еду, транспорт, ЖКХ, интернет, десяток подписок и какие-то небольшие путешествия. Периодически к ним добавляются покупки одежды, ухаживающей косметики, кино, заказы с iHerb, подарки себе и близким. Я живу за городом, поэтому на дорогу всегда уходила приличная сумма: расходы складывались из такси и двух проездных. Значительная часть всегда уходила на рестораны и бары, бесконечный кофе и готовую еду, потому что готовить дома я никогда не успевала и не видела в этом смысла.

С карантином часть трат ушла сама. Например, всё, что связано с проездом: теперь у меня нет надобности регулярно приезжать в Москву. И, конечно, рестораны. Часть подписок на сервисы стала бесплатной — пустячок, а приятно. А ещё я начала готовить дома, и мне это безумно нравится — но это не совсем экономия, а скорее времяпрепровождение. Я бы не смогла экономить на вкусной и качественной еде. Из-за аллергических реакций мне много чего нельзя, поэтому гораздо проще самой готовить вкусно, разнообразно и безопасно, чем искать что-то подходящее в сервисах доставки, выбор которых в моём районе довольно скудный. К тому же это позволяет отвлечься от интернета, что для меня очень сложно.

Мне пришлось отложить небольшой ремонт. Я мечтала купить удобную ванную и тропический душ, но теперь с этим точно придётся повременить. Отложила и свой план начать занятия с репетитором по английскому, сейчас по возможности слушаю бесплатные онлайн-лекции и вебинары. Печально, что я не могу рвануть в какое-нибудь путешествие, хотя бы в Питер на выходные. Этого сильно не хватает.

Самое сложное — отказаться не от каких-то материальных благ всё-таки, а от объятий и вообще физического присутствия близких людей. Поймала себя на мысли, что я самый настоящий домосед и интровет, а сейчас, наверное, впервые в своей жизни действительно мечтаю попасть на шумную вечеринку. Обниматься с людьми, громко откупоривать вино и плясать до упаду. Праздновать день рождения мамы в зуме, конечно, довольно необычная затея, но в этот момент я осознала, как сильно хочется оказаться сейчас в кругу семьи.

Лиза Пак

Нативная редакторка Buro247.ru

Большая часть средств у меня уходила на квартиру, доставку еды и такси — это примерно шестьдесят процентов моих доходов. Остальные деньги я старалась откладывать, хотя получалось это довольно редко. На время карантина я уехала в село к родителям, что позволило мне сократить свои расходы почти до нуля. Такси я здесь не пользуюсь, потому что тут есть всё, что нужно: интернет, один магазин с натуральными продуктами и вкусным мороженым.

Мне одновременно легко и сложно было отказаться от всяких социальных активностей. С одной стороны, я рада, что можно спокойно сидеть дома и не испытывать FOMO, потому что все тоже сидят по домам. С другой — очень не хватает посиделок в баре, танцев и бесконечных разговоров в курилке. Сначала я полностью перестала тратить деньги и радовалась, что на карте копится классная сумма. Потом мой мозг начал заниматься самообманом, ведь если я не трачу деньги на такси и еду, то можно позволить себе интернет-шопинг. В итоге я не трачу деньги на городские развлечения, зато покупаю ночник с рисунками звёздного неба.

Я думаю, что сейчас не нужно экономить на всём, что поможет противостоять вирусу. Ещё мне кажется, что важно позволять себе хотя бы небольшие приятные траты, чтобы возмещать дофамин, которого в самоизоляции может сильно не хватать.

Даша Сабельникова

Менеджер по развитию кинотеатра «Москва» и основательница галереи betweenwindows

Я записываю все свои траты в приложение на телефоне, поэтому чётко представляю свои расходы. Примерно половина дохода идёт на погашение ипотеки. Также деньги уходят на рестораны и покупку еды, бьюти-процедуры, занятия спортом и путешествия. Иногда это могут быть подарки, одежда или что-то для дома. С карантином все последние пункты ушли в ноль или значительно сократились. Одежду я предпочитаю мерить в магазинах, а не покупать онлайн, поэтому эта статья расходов тоже оказалась минимальной.

Легче всего мне было отказаться от походов в кафе и рестораны. Я наконец начала сбалансированно питаться и готовлю из самых простых продуктов: гречка, киноа, творог, индейка, овощи, яйца, рыба. Мне отлично подходит такой режим питания, для меня это всё очень вкусно. Надеюсь сохранить этот подход и после карантина. Труднее всего мне обходиться без моего мастера по маникюру. Я хожу к ней так давно, что у меня дома даже не было никаких инструментов — пришлось заказать в срочном порядке полный набор. И жалко, что химчистки закрыты: не могу убрать зимние вещи. Каждый год для меня это геройский подвиг — дело на целые выходные!

Одной из целей на год было привести в порядок свои финансы, ведь откладывать у меня получается очень плохо. В виртуальную копилку идут только деньги, которые я заработала помимо основной зарплаты. Часто корю себя за это, и текущий кризис ярко показал, что жизнь без финансовой подушки безопасности оборачивается сильной тревожностью и потерянными нервными клетками. Но при этом я сейчас делаю ремонт в квартире, а это огромная труба, деньги просто улетают. Так что мои счета сейчас только выдают деньги и ничего не принимают.

У многих сейчас сложное эмоциональное состояние. Не стоит экономить на всём, что не даст скатиться в депрессию, разругаться с партнёром и заскучать дома. Для каждого это что-то своё: от подписки на онлайн-кинотеатры до доставки готовой еды вместо готовки, от платного курса по вышиванию до настольных игр. Пусть нам хоть в этом будет комфортно и свободно!

https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/good-question/249647-watch-out-and-save-your-money?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

11

Fort Russ News, США

Fort Russ News (США): русский антивирус для Европы Путина

23.04.2020
Артур Эванс (Arthur Evans)


Не имеющая аналогов на нашей общей памяти пандемия, с которой сейчас пытается с переменным успехом бороться человечество, несколько сместила на задний план привычное нам международное противоборство, борьбу великих мира сего за возможность контролировать будущее — на земле и в виртуальном пространстве.

Действительно, такие привычные европейскому и мировому читателю и зрителю новостные долгожители как «Сирия», «Секретные доклады», «Северная Корея», «специальные операции», «Украина», «гибридные войны» и «Иран» вдруг перестали быть ежедневной приправой во всемирном информационном бульоне. Всем стало не до высоколобой геополитики.

Даже Кремль почти бросили обвинять в попытках подорвать «демократические институты» по всему миру с помощью армии невидимых сетевых троллей. Конечно, периодически некоторые институты и институции в формате «фантомных болей» публикуют неубедительные тирады в том смысле, что Путин дискредитирует механизмы «европейского единства», но выглядит это все менее убедительно.

Не исключено, что и падение американской нефти до минусовых показателей припишут тоже ему, хотя было бы логичным предположить, что манипуляции с ценой «черного золота» на биржевых площадках направлены именно против Путина — как ответ за его успешные действия в борьбе с коронавирусом. И не только в России, но и в Европе.

Хотите подтверждений? Взгляните на действия России, которая в самый разгар эпидемии в Европе решилась на неожиданный и неочевидный шаг. Начиная с 22 марта, из России в Италию, страну НАТО, прибыли 15 самолетов российских ВКС с военными вирусологами и специалистами Министерства обороны в области эпидемиологии. Они доставили на Апеннины 8 военных медицинских бригад для борьбы с коронавирусом, а также оборудование для диагностики и дезинфекционных мероприятий.

Этот список далеко неполный. Итальянский министр иностранных дел Луиджи Ди Майо в своем заявлении привел подробный перечень российской помощи: «Это 330 тысяч масок, одна тысяча защитных костюмов, две машины для проведения анализов на тысячу тестов, 10 тысяч быстрых тестов, 100 тысяч обычных тестов, лаборатория для анализов, три комплекса санитарной обработки средств и поверхностей, три станции санитарной обработки крупных площадей и многочисленные аппараты вентиляции легких…».

Отдельное место в поставках в Италию занимают столь необходимые в условиях новой пандемии аппараты ИВЛ, которых в больницах страны ощущается острый дефицит. По сообщению Министерства обороны Италии, российские военные медики только в конце марта доставили на Апеннины 100 аппаратов ИВЛ.

Однако в условиях пандемии и этого количества оказалось недостаточно: уже в апреле Россия отправила дополнительный специальный борт Минобороны (15-й по счету), который доставил еще 30 аппаратов ИВЛ. Таким образом, общее число российских аппаратов ИВЛ в итальянских больницах составило 130 единиц. Важно отметить, что президент России Владимир Путин подчеркнул, что российские аппараты ИВЛ комплектуются итальянскими датчиками давления, что демонстрирует единство России и Италии в этой борьбе с пандемией.

На момент отправки российской гуманитарной помощи ситуация в Италии выглядела без преувеличения катастрофической. Самое большое количество инфицированных, самая большая смертность. Серьезные проблемы с организацией лечения, загруженность медицинской инфраструктуры и нехватка необходимых медицинских ресурсов. При этом Рим остался один на один со страшной напастью, ожидаемая помощь от ближайших соседей обернулась закрытием границ.

А некоторые страны, объединенные с Италией идеей европейской солидарности, такие как Румыния и Чехия, и вовсе экспроприировали десятки и сотни тысяч масок и респираторов, направляющихся из Китая в наиболее пострадавшие от эпидемии регионы Италии. Европейская Комиссия, правда, уже принесла «сердечные извинения», но это не исправит очевидного — фактически каждой стране ЕС делом намекнули, как говорили в древности, cura te ipsum («излечи себя сам»).

И вдруг Россия в лице Путина оказывает помощь страдающим в Италии людям, при этом, не ожидая ничего взамен. Более того, российские специалисты отправляются в один из самых опасных центров эпидемии — Бергамо, где в скором времени демонстрируют слаженную работу и добиваются хороших результатов. Все это звучит, как очередной кремлевский пропагандистский «вброс». Тем сложнее поверить, что все описанное выше — задокументированный исторический факт.

Отложим рассуждения, почему единая Европа в период кризиса оказалась не столь уж единой. Намного интереснее понять логику Путина. С одной стороны, очевидно, что такая помощь — это эффективный рекламный ход, который улучшает европейский имидж России, подорванный за последние годы конфликтами на Украине и в Сирии, а также «вмешательством» в американские и европейские выборы. С другой стороны, может быть, в Кремле решили, что отправка помощи ускорит снятие санкций, которые негативно сказываются на экономике? В таком случае Путин бы выставил себя очень наивным и неопытным политиком, потому что всего этого будет явно недостаточно ни для «мягкой силы», ни для изменения многолетней позиции даже итальянских властей.

Не говоря уже о Трампе, который вскоре после русской гуманитарной акции подписал Меморандум, где обязуется тоже предоставить помощь Италии, но не из высоких идеалов трансатлантической солидарности, а для того чтобы… цитата: «продемонстрировать лидерство США вопреки дезинформации России и Китая». Одновременно, нужно отметить, что внутри самой России Путин столкнулся с критикой принятого решения со стороны либеральной оппозиции — ведь отправленные маски, аппараты ИВЛ, врачи нужны в самой России, которая, пусть и не так масштабно, как Италия, тоже столкнулась с опасностью распространения коронавируса на своей огромной территории. В общем — политические выгоды от реального, а не виртуального сострадания и солидарности не очевидны.

Однако российский президент не стал останавливаться и оказал помощь другой европейской стране — Сербии. Конечно, русских и сербов тесно связывает не только славянское происхождение и православие, но и длительный исторический контекст. Вместе с тем, Белград уже давно идет по пути вступления в ЕС, и известно, что политическое руководство даже рассматривает сценарий вхождения страны в НАТО.

Все верно, первым делом сербский президент Александр Вучич обратился к Брюсселю, но получил лишь вежливый ответ и запрет ЕС на экспорт медицинского оборудования — в Италии, Франции, Испании, Германии коронавирус распространялся настолько стремительно, что Еврокомиссия ввела мораторий на поставки медоборудования за рубеж. Снова помог Китай, а потом и Россия, направившая 11 специализированных самолетов Ил-76 на авиабазу под Белградом. Кроме того, почти 100 специалистов, а также спецавтомобили для дезинфекции дорог и важных инфраструктурных объектов, много средств защиты и медоборудования.

По информации сербского издания Srpski Telegraf, Белграду отправили 100 аппаратов ИВЛ, защитные средства, 5 тыс. тестов на коронавирус, 3 млн одноразовых масок, 500 тысяч масок с фильтром FFP2, 20 тысяч масок с фильтром FFP3, 3 миллиона одноразовых перчаток, 150 тысяч одноразовых комбинезонов, 150 тысяч одноразовых шапочек, 150 тысяч пар бахил, 150 тысяч одноразовых халатов, 50 тысяч «козырьков» (имеются в виду маски-экраны), 1 тысяч пар резиновых сапог, 6 тонн жидкого геля на основе алкоголя для дезинфекции рук, 50 тонн средства для дезинфекции общественного транспорта и общественных мест (хлорный порошок), 100 аппаратов для опрыскивания с сопутствующими средствами и 500 бесконтактных термометров. Отметим, что в 7-миллионной Сербии каждый житель воочию сможет увидеть вклад России в победу над пандемией. Без всякой «демонстрации лидерства».

Отсюда вытекает простой вывод. Конечно, никто в Европе не собирается по мановению волшебной палочки менять отношение к России и лично к Путину. Эта страна по-прежнему вызывает недоверие и опасения. Она авторитарна, непредсказуема и малопонятна. Но когда речь идет о сотнях, а может даже тысячах спасенных жизней, то нет ничего предосудительного в простом человеческом «spasibo». А пока наши политики тренируются в русском произношении, можно задуматься, выражаясь словами Урсулы фон дер Ляйн, не бьется ли «сердце европейской солидарности» значительно восточнее с геополитической точки зрения, чем принято было считать раньше.

Именно этот тезис и выразил в своем официальном заявлении итальянский премьер Джузеппе Конте, он сказал: «Это оскорбление для итальянского правительства — думать, что помощь, которую мы получаем от России, Китая или других стран, может повлиять на геополитическую позицию Италии. Это большое оскорбление, и не только для меня, а также для Владимира Путина». О европейской солидарности в условиях глубокого кризиса можно и забыть. Пока традиционные партнеры Италии декларируют намерение отправить помощь, Россия приходит и помогает, не требуя ничего взамен. Показательно, что итальянское руководство видит в этом исключительно добрые намерения, основанные на традиционных ценностях гуманизма…

https://inosmi.ru/social/20200423/247316674.html
Оригинал публикации: Russian Antivirus For Putin's Europe
Опубликовано 22/04/2020 10:21

0

12

29.04.2020 17:02
Текст: Юлия Васильева (julia@rg.ru)

Союз. Беларусь-Россия - № 16(932)


Трудности перехода


Эксперты прогнозируют, что после пандемии на рынке труда самыми востребованными станут "люди-расчески"
Сегодня, на фоне пандемии коронавируса, одна из самых острых тем - ситуация на рынке труда. Кушать хочется всем, а рабочих мест с каждым днем становится все меньше. По прогнозам экспертов, впереди нас ждет волна банкротств и массовых сокращений. По разным оценкам, работы могут лишиться миллионы. Кто же рискует попасть в категорию наиболее уязвимых? Что можно сделать уже сейчас, чтобы потом не рыдать в подушку? На кого будет ставить работодатель и кто такие "люди-расчески"? На эти и другие вопросы мы попросили ответить директора по развитию Staff-UP Consulting Group, эксперта по рынку труда Елену Лимонову.

В условиях кризиса растет спрос на людей, умеющих выполнять целый ряд схожих задач одновременно.

Елена, что сейчас происходит на рынке труда?[/b]

Елена Лимонова: Ситуация сложная. Не секрет, что в России многие компании вынуждены были свернуть свою деятельность. В первую очередь это задело сферу услуг и туризма, гостиничный и ресторанный бизнес, развлекательную индустрию, а также ретейлеров. Очень сильно пострадал малый и средний бизнес. При этом серьезно развивается служба доставки.

Кто, на ваш взгляд, сейчас больше всего востребован, на какие специальности от работодателей приходит запрос?

Елена Лимонова: Поскольку во многих регионах России введен режим самоизоляции и иные карантинные меры, то сейчас есть запрос на работников любых сервисов службы доставки - это водители, курьеры, операторы кол-центров. Второе направление - это все что связано с автоматизацией различных процессов. Например, онлайн-обучение. Речь идет не о преподавателях, а о специалистах, способных технически обеспечить бесперебойную связь, организовать проведение видеоконференции.

По-прежнему высокий спрос на специалистов в сфере IT и представителей высокоинтеллектуальных профессий. В некоторых сферах вырос спрос на сотрудников, которые умеют работать удаленно - это наука, образование, искусство, развлечения, масс-медиа, безопасность.

Как перегруппируется рынок труда, когда закончится эпидемия?

Елена Лимонова: Маленьких компаний станет меньше, компании средней руки будут стремиться к слиянию с крупным бизнесом. А те либо возьмут их под крыло, либо просто снесут с рынка. Перегруппируются и те, кто сейчас работает в онлайн-секторе. А еще можно смело говорить, что непременно будет востребован такой тренд, как персональный сервис. Кто это? Например, персональный стилист, личный доктор, персональный консультант по личностному росту человека, по инвестициям.

Увы, сейчас многие компании любыми способами сокращают своим сотрудникам заработную плату. После пандемии доходы могут вернуться к прежнему уровню?

Елена Лимонова: Все будет зависеть от отрасли. Сейчас то время, когда компании могут себе позволить схитрить и нанять на работу более квалифицированный персонал за меньшую заработную плату. И многие этим будут пользоваться. Потому что пока рынок позволяет это делать. Доходы безусловно упадут на 20-30 процентов. Желание компаний сэкономить сохранится. Поэтому в ближайшее время вряд ли доходы вернутся к прежним.

Если доходы упадут, то что будет со сферой услуг, кто вернется на рынок?

Елена Лимонова: Сфера услуг всегда будет, несмотря на кризис и падение доходов. После вынужденного карантина вернутся официанты, горничные, фитнес-тренеры, парикмахеры. Но надо понимать, что за время самоизоляции неминуемо поменяются предпочтения многих людей - они просто привыкнут обходиться без того, что раньше составляло часть их жизни. Поэтому категория дорогих услуг и товаров, возможно, просядет. Но это не значит, что люди перестанут посещать развлекательные центры, салоны или кафе.

Конкуренция за клиента будет очень высокой, за него будут сражаться, предлагая более высокий уровень сервиса и персональный подход.

Названы плюсы и минусы работы "на удаленке"

Экономисты полагают, что подъема уровня безработицы не избежать. Кто наиболее уязвим?

Елена Лимонова: Те, без кого бизнес сможет обойтись. В первую очередь офисный персонал: рядовые сотрудники бухгалтерии, закупок, юристы - те люди, которые напрямую не влияют на доходы бизнеса. Сократится состав управленцев и средняя менеджерская прослойка.

На предприятиях под увольнение могут попасть специалисты, труд которых можно автоматизировать. С рынка труда будут уходить целые профессии, чей функционал вполне может выполнить машина или искусственный интеллект.

Под ударом еще одна категория - собственники небольших предприятий, которые в кризис оказались в тяжелом положении и были вынуждены закрыть свои компании. В целом конкуренция на рынке труда станет еще жестче.
Вчерашние студенты могут попробовать себя в качестве гувернеров, компаньонов для детей и пожилых людей

А кто будет востребован, у кого больше шансов найти работу?

Елена Лимонова: В большой цене будут так называемые люди-расчески. Это западный термин, который пришел к нам на рынок около года назад. Он обозначает специалистов, которые способны выполнять целый ряд схожих задач одновременно, а не только одну, на которой они традиционно специализировались. Например, маркетинг и подбор, управление персоналом, маркетинг и продажи, некоторые могут совмещать несколько функционалов.

Это те, кто работает за троих, а получает за одного?

Елена Лимонова: Нет, это не те люди, которые в компании выполняют три функции одновременно, а те, кто могут безболезненно перейти из одной отрасли в другую. Они обладают достаточным объемом знаний, например, чтобы уйти из сферы образования в инженерное производство. Такие работники стоят дороже, чем обычные узкие специалисты: они универсальные, гибкие, имеют широкий кругозор и открыты для нового. С ними работодателям легче.

Ирина Новикова: В Союзном государстве должен быть единый рынок рабочей силы
Коронавирус дал возможность многим опробовать работу на удаленке. Это перспективная форма?

Елена Лимонова: Здесь все будет зависеть от руководителей и от того, насколько компания успешно работала в кризис. Есть вероятность, что ряд компаний заметно сократят явно раздутые штаты. Кто-то переведет часть сотрудников на гибкий график, а кому-то предложат дистанционную работу на постоянной основе. Скорее всего, увеличится число вакансий для фрилансеров. Удаленная работа, там, где она возможна, будет набирать популярность.

А что ждет выпускников российских вузов, которые выйдут на рынок труда уже этим летом? В Беларуси есть система распределения...

Елена Лимонова: Это очень непростой вопрос. Для студентов и выпускников он был сложный в любое время. Реалии российского рынка таковы, что, даже имея "пятерочный" диплом и твердые теоретические знания, они по большому счету никакой ценности для работодателя не представляют. На что-то могут рассчитывать только те студенты, которые со второго-третьего курса начинают работать по специальности - стажером, ассистентом, лаборантом... Конкурировать сейчас им станет еще сложнее, так как на рынке окажется без работы много профессионалов с большим опытом работы. Как вариант можно рассмотреть вопрос самозанятости. Многие в период кризиса решаются на такой шаг и создают собственную сферу услуг. Например, студенты финансовой или IT-сферы вполне могут продавать свои услуги в качестве консультантов людям пенсионного возраста. Вчерашние студенты могут попробовать себя в качестве гувернеров, компаньонов для детей и пожилых людей. Придется искать ниши.

В Союзном государстве, в ЕАЭС создается единый рынок труда. Что-то теперь кардинально изменится?

Елена Лимонова: Границы сейчас закрыты, и пока не будут сняты ограничения на самоизоляцию и передвижение между государствами, прогнозировать что-либо сложно. Сыграют роль несколько факторов. Для начала необходимо будет понять объем таких потерь, как человеческие ресурсы, выяснить, сколько предприятий не смогли пройти через кризис. Кто из государств пострадал больше всего. Оценить, как изменились условия и рынок труда в каждой стране.

Второй момент - это психологический настрой. Как быстро сами люди будут готовы перемещаться, насколько сохранилась мобильность. Страх перед пандемией и заражением сейчас очень высок.

Чему нас должен научить кризис помимо того, что всегда нужно иметь хороший ноутбук под рукой?

Елена Лимонова: Тому, что в жизни никогда не бывает стабильности, даже когда кажется, что все хорошо. Что надо быть готовым к тому, что ситуация в любой момент может измениться. Кризис должен научить нас действовать сообща и помогать тем, кто в этом особенно нуждается. В бытовом плане он должен научить нас иметь и беречь накопления.
Фото: Фото из личного архива

Визитная карточка

Елена Лимонова - директор по развитию российского кадрового агентства. Эксперт в области управления персоналом с опытом работы директором по персоналу федеральных компаний. Преподаватель дисциплины "Управление человеческими ресурсами", бизнес-тренер. Автор ряда публикаций, приглашенный эксперт радио и ТВ.
......................................................................
Как в Беларуси

В Беларуси карантина нет, однако достаточно сложный период переживают туристический бизнес, сферы развлечений и обслуживания, общепит. Минские кинотеатры в отсутствие зрителей сокращают количество сеансов, а некоторые и вовсе сворачивают показы фильмов. Кафе и рестораны ужимают время работы в ночные и утренние часы, а малое количество клиентов пытаются частично компенсировать развитием доставки.

Как пандемия COVID-19 изменила рынок труда в мире

- Расторопный курьер на личном транспорте сегодня продуктивнее официанта, - рассуждают в одной из столичных сетей фастфуда. - Да если бы и шли к нам посетители, полный зал, как раньше, не соберешь: нужно обеспечить так называемое социальное дистанцирование и рассаживать клиентов на расстоянии 1,5 метра друг от друга.

Кстати, воспользовавшись ситуацией, работников общепита готова "подобрать" розница. Например, один из крупнейших ретейлеров объявил о готовности трудоустроить высвободившиеся кадры в онлайн-гипермаркет кладовщиками-комплектовщиками и укладчиками-упаковщиками - формировать заказы для дальнейшей доставки.

Нарасхват и водители - об этом свидетельствуют и данные госслужбы занятости, и запросы нанимателей в интернете. Но вне конкуренции, конечно же, медицинские работники - врачи-специалисты и иной персонал. То же самое, однако, наблюдалось и до прихода коронавируса. Государство готово поддержать сферу здравоохранения и вводит дополнительные надбавки медикам за работу в условиях, связанных с инфекционными заболеваниями.

Подготовил Александр Нестеров

https://rg.ru/2020/04/29/chto-zhdet-rynok-truda-posle-pandemii-koronavirusa.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

13


Baijiahao (Китай): какие отрасли будут востребованы после эпидемии?

04.05.2020

Сяоло из Гуйчжоу (贵州小啰)


Год Крысы начался с вспышки эпидемии коронавируса. И вот мы, как мышки, сидим по домам. Пандемия сильно повлияла на нашу жизнь, но кризис всегда несет множество возможностей для развития.

После атипичной пневмонии в 2003 году интернет-индустрия начала развиваться быстрыми темпами. Например, стали набирать популярность платформы для интернет-коммерции Taobao и Jingdong Mall. А какие отрасли получат особенно быстрое развитие после окончания текущей эпидемии коронавируса?

1. Онлайн-обучение

С непрерывным развитием науки и техники объединение интернет-технологий с образовательной деятельностью приводит к появлению новых форм обучения. Информационные технологии проникли во все сферы жизни общества. Сфера образования не исключение — здесь незаметно происходит переход к информатизации. В современном информационном обществе интернет играет незаменимую роль. Он позволяет создать условия для высокоэффективной, быстрой и удобной коммуникации, а также становится хорошим помощником в обучении для современных школьников.

2. Программное обеспечение для удаленной работы

Особенно становятся востребованными офисные приложения, позволяющие реализовать взаимодействие между сотрудниками. Это тенденция будущего, которая в последнее время активно обсуждается в обществе. Работа больше не ограничивается географическими рамками. В период эпидемии многие крупные компании призвали своих сотрудников работать на дому, в связи с этим появился спрос на программное обеспечение для удаленной работы.

3. Здравоохранение

В условиях эпидемии наибольшим спросом пользуется сфера здравоохранения. Помимо изделий специального медицинского назначения для медицинских работников первой линии также растут потребности в медицинских услугах среди широких масс населения.

4. Доставка еды на дом

В связи с текущей ситуацией многие не могут выйти из дома, поэтому сервисы доставки еды набирают популярность. Но даже в обычных условиях эта сфера стремительно развивается. В последние годы появилась тенденция заказа еды с доставкой среди студентов и школьников прямо в учебные заведения. Доставка еды на дом становится все более привычным явлением, поэтому на это стоит обратить внимание.

5. Семейный досуг

В последнее время наблюдается бурный рост различных видов семейного досуга для родителей и детей. Это связано с ростом доходов населения, изменением образа жизни и развитием индустрии детства. В настоящее время появляется множество вариантов для взаимодействия родителей и детей: различные тематические парки, крытые парки развлечений, семейные фотосессии и многое другое. По окончании эпидемии после длительного пребывания дома дети обязательно потребуют от родителей организации какого-нибудь активного досуга. И тогда настанет время для посещения зоопарков, парков развлечений, различных детских площадок и других мест для семейного отдыха.

6. Службы психологического консультирования

В условиях постоянной борьбы с вирусом психика людей подвергается колоссальному давлению. Особенно подтверждены тревоге, депрессии и другим психологическим реакциям медицинские работники первой линии, изолированные пациенты и их семьи. В такой ситуации услуги психологического консультирования в период эпидемии и психологического восстановления после эпидемии будут главным приоритетом. Вполне резонно полагать, что на фоне эпидемической обстановки и повышения внимания людей к своему здоровью будут пользоваться популярностью различные службы, оказывающие психологическую помощь. Со временем у людей будут возрастать потребности в личных врачах, частных психологах, а также разнообразных онлайн-консультациях.

7. Свободные СМИ

В последнее время различные независимые организации средств массовой информации внесли большой вклад в борьбу с эпидемией. В частности, в Китае свободные СМИ вели прямые трансляции со строительных площадок госпиталей «Хошэньшань» и «Лэйшэньшань». Благодаря таким независимым СМИ люди могут посмотреть на какое-либо событие с разных углов. Вслед за стремительным повышением объемов потребляемой информации также возрастет популярность свободных СМИ.

8. Логистика

После длительной самоизоляции большинство потребителей начнут по-новому смотреть на хранение и запасание товара. Поэтому в области логистики может возникнуть дефицит рабочей силы.

9. Доставка свежих продуктов питания

Сфера доставки свежих овощей, фруктов, мыса и рыбы является одной из новых отраслей интернет-коммерции, которая получила стимул к развитию в период эпидемии. Определенно, в дальнейшем спрос на доставку свежих продуктов питания будет только расти.

10. Страхование

Текущая обстановка подтолкнула людей задуматься о важности страхования. Ожидается, что в краткосрочной перспективе произойдет рост на рынке страховых продуктов. Эпидемия оказала огромное влияние на осведомленность китайского населения о здоровье, а высокая стоимость лечения после постановки диагноза действительно является очень тяжелым бременем для простых людей. Хотя государство и взяло на себя большую часть расходов на лечение заболевших пациентов, однако по-прежнему существует большое число людей с подозрением на наличие заболевания, у которых нет возможности пройти диагностику. Кроме того, рост паники людей по поводу различных неизвестных заболеваний предоставит страховой отрасли больше возможностей для развития.

https://inosmi.ru/inoblog/20200504/247355137.html
Оригинал публикации: 疫情过后哪些行业好利
Опубликовано 18/04/2020 12:26

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Мир после коронавируса-новая реальность...