Россия - Запад

Объявление


Украшаем нашу ёлочку!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О РОССИИ IX-XIV веков » Герберштейн Сигизмунд


Герберштейн Сигизмунд

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН



(Сигизмунд, барон Herberstain) — из старинной фамилии (1486-1566). Закончив образование в Венском университете, Г. участвовал в войнах Австрии с Венгрией и Венецией. Исполняя дипломатические поручения германских императоров, Г. два раза был в России и много раз в Венгрии и Польше. Большие услуги империи оказал Г., ведя переговоры с Иоанном Запольем, султаном Солиманом и Польской республикой. Главное сочинение Г.: "Rerum Moscoviticarum Commentarii". Цель первого посольства Г. в Россию (1517) — склонить великого князя Василия III к миру с Польшей для совместной борьбы с турками — осталась не достигнутой: поляки требовали возврата Смоленска, Г. их поддерживал, великий князь отвечал решительным отказом. Тем не менее Г. оставил в России выгодное впечатление и тем способствовал упрочению добрых отношений между русским и германским дворами. Вторичное появление Г. в Москве (март — ноябрь 1526) от имени эрцгерцога Фердинанда вместе с императорским послом Нугаролем преследовало однородную цель: способствовать превращению пятилетнего перемирия между русскими и поляками, срок которого истекал в 1527 г., в вечный мир. Переговоры привели лишь к продолжению перемирия еще на шесть лет. Природный ум, наблюдательность, широкое образование, вынесенное из поездок по Европе, знакомство с современной географической литературой о России, возможность непосредственного общения с населением, так как Г. еще с детства усвоил славянскую речь — все это обусловило высокое достоинство "Записок" Г. Западная Европа впервые через него получила более или менее достоверный исторический очерк русского государства, отчетливое описание придворных обычаев, приема послов, религиозных обрядов и быта. Еще при жизни Г. "Записки" выдержали несколько изданий и прославили автора. Г. почерпнул свои сведения из личных наблюдений, устных бесед, польских летописцев, иностранных писателей о России и памятников русской письменности. Некоторые из последних, в извлечении, появились в труде Г. много раньше, чем стали известны в печатной русской литературе (например, церковный устав Владимира Св., Вопросы Кирика, Судебник Ивана III). Вопросы Кирика с ответами Нифонта Г., несомненно, имел в более полной редакции, чем какая дошла до нас. Кроме того, Г. пользовался летописями (о расселении славян, о татарах) и русским дорожником — одним из источников позднее явившейся "Книги Большого Чертежа" — для описания пути в Печору, Югру и к реке Оби.

Изданий и переводов "Записок" Г. на латинском, немецком, итальянском, голландском, английском, чешском и русском языках насчитывают более 30. См. о них Adelung, 317-369; Krones, 63-72 и Тихменев, 10-34. Лучшие издания: самое первое — венское латинское 1549, приготовленное самим автором, венецианское итальянское 1550, базельское латинское 1551 и особенно два следующих: базельское латинское 1556, исправленное и дополненное самим автором, и венское немецкое 1557 г., собственный его перевод. В России в довольно большом употреблении берлинское издание А. В. Старчевского 1841 г., далекое от точности. Русские переводы: 1) Кондратовича, 1748, в рукоп.; 2) начатый Редкиным и предполагавшийся по окончании к печатанию в "Трудах и летописях Общ. ист. и др. росс." (Труды VIII, 144); 3) Руссова в "Воспоминаниях на 1832 г."; 4) перевод 1843 г. в рукоп. археографич. комиссии; 5) в "Библиотеке иностр. писателей о России" т. II, отдел. I, 1847 г. (лишь начало; продолжение в свет не появлялось); 6) в "Сборнике", издававшемся студентами СПб. унив. в 1858 г., — сводный по нескольким изданиям, en regard с латинским текстом (не окончен), 7) Анонимова, СПб., 1866, с базельск. издания 1556 г.

Литература: 1) Автобиография Г. в "Fontes rerum Austriacarum", T. I. 2) "Das Familienbuch Sigismunds v. H." ("Archiv f. oesterr. Geschichte", т. 39); 3) "Sigism. Freiherr v. H." (СПб., 1818); 4) Лобойко, "О важнейших изданиях Г. с критическим обозрением их содержания" (СПб., 1818, пересказ Аделунга); 5) Руссов, "Замечания на изданный им перевод"; 6) Adelung, "Uebersicht der Reisenden" (СПб., 1846, перев. в "Чтен. Общ. ист. др.", 1863, т. I); 7) Введение к английскому переводу 1851 г.: "Notes upon Russia, with introduction by R. H. Major"; 8) Сводная статья Корелкина, Григоровича и Новикова: "Г., его жизнь и значение как писателя о России" (в Сборнике, изд. студентами СПб. унив., 1858); 9) Тихменев, "Предисловие к перев. текста", ibidem; 10) "Зап. Акад. наук", IV, проток. 80-81, 245-264 и 98-100; 11) Сборник 2-го Отд. Акд. н., т. I, прот. XXXI-XXXII; 12) Krones, "S. v. H." ("Mittheilungen d. histor. Vereins f. Steiermark", тетр. 19, 1871); 13) Замысловский, "Г. и его сочинение о России" ("Древ. и нов. Россия", 1875, №№ 9, 10, 12); 14) его же, "Географическ. известия Г. о Моск. Руси" (ibid., 1876 №№ 10-12); 15) его же, "Г. и его историко-географич. известия о России. С прилож. материалов для историко-географического атласа России XVI в." (СПб. 1884 г., в "Записках историко-филологического факультета СПб. унив.", т. XIII).

Е. Шмурло.

(Брокгауз)

0

2

Герберштейн С.

О Великом Новгороде


Великий Новгород в иностранных сочинениях XV – нач. ХХ века / Состави-
       тель Г. М. Коваленко. – М.: Издательский дом «Стратегия», 2005. – С. 33-36



…Новгород Великий – самое большое княжество во всей Руссии,
на их родном языке он называется Новым городом, т. е. Nova civitas
или Novum castrum, ибо все, что окружено стеной, укреплено тыном
или другим способом огорожено, они называют gorod. Это обширный
город, посредине которого протекает судоходная река Волхов (Wol-
chow), вытекающая почти в двух верстах выше города из озера Иль-
мень и впадающая в озеро Нево (Neoa), которое теперь по лежащему
при нем городу называется Ладогой. Новгород отстоит от Москвы на
сто двадцать миль на северо-запад; впрочем, иные насчитывают толь-
ко сто. От Пскова – на тридцать шесть, от Великих Лук – на сорок, от
Ивангорода – на столько же. Некогда, во время процветания этого горо-
да, когда он был независим, обширнейшие его земли делились на пять
частей; каждая из них [не только] обращалась со всеми общественны-
ми и частными делами к установленному (оrdinarius) и полномочному
(competens) в этой части магистрату (magistratus), но и заключать какие
бы то ни было сделки и беспрепятственно вершить дела с другими сво-
ими гражданами могла исключительно в своей части города, и никому
не было позволено в каком бы то ни было деле жаловаться какому-либо
иному начальству этого города. В то время здесь было величайшее тор-
жище всей Руссии, так как туда стекалось отовсюду – из Литвы, Шве-
ции, Дании и из самой Германии – огромное число купцов, и от столь

0

3

многолюдного стечения разных народов граждане умножали свои бо-
гатства и достатки. Даже и в наше время иноземцам позволено иметь
там своих торговых представителей (quaestores, Handler) или приказ-
чиков (rationarii, Factores). Владения Новгорода простираются главным
образом к востоку и северу, они граничили с Ливонией, Финляндией
и почти что с Норвегией (Nordwegia, Nordweder). Когда я доехал до
Новгорода в одном и том же возке из самого Аугсбурга, то тамошние
купцы усердно просили меня оставить им в вечное воспоминание в их
храме возок, в котором я совершил столь долгий путь. Во владении
Новгорода находились и восточные княжества: Двинское (Dwina) и Во-
логодское (Wolochda), а на юге ему принадлежала половина Торжка
[недалеко от Твери]. И хотя эти области, полные рек и болот, бесплод-
ны и недостаточно удобны для поселения, тем не менее они прино-
сят много прибыли от своих мехов, меда, воска и разнообразных рыб.
Князей, которые должны были управлять их республикой (Res publica),
они поставляли по своему усмотрению и желанию и умножали свою
державу, обязывая себе всевозможными способами соседние народы
и заставляя их защищать себя за жалованье наподобие наемников (tam-
quam auctoramento quodam proposito). Следствием союза с этими на-
родами, помощью которых новгородцы пользовались для сохранения
своей республики, и было, что московиты похвалялись, будто имеют
там своих наместников (praesides, fürgesetzte Obrigkhaiten), а литовцы
в свою очередь утверждали, что новгородцы их данники. В то время
как этим княжеством управлял по своей воле архиепископ, на них на-
пал московский князь Иоанн Васильевич и семь лет подряд вел с ними
жестокую войну. Наконец, в ноябре месяце 1477 года по Рождестве
Христовом он победил новгородцев в битве на реке Шелони6 (Scholo-
na) и, принудив их на определенных условиях подчиниться его власти,
поставил от своего имени наместника (praefectus) над городом. Но,
считая, что он еще не располагает полной властью над ними, и пони-
мая, что не может достигнуть этого без войны, он явился в Новгород
под благочестивым предлогом, желая будто бы удержать новгородцев,
которые якобы собирались отпасть от русского закона (в латинство);
пользуясь таким поводом, он занял Новгород и обратил его в рабство.
Он отнял все имущество у архиепископа, граждан, купцов и инозем-
цев и, как сообщали некоторые писатели, отвез оттуда в Москву триста
повозок, нагруженных золотом, серебром и драгоценными камнями.
[Я тщательно расспрашивал в Москве об этом и узнал, что повозок
с добычей увезено было оттуда гораздо больше. Да это и неудиви-
тельно, ибо] по взятии города он увез с собой в Москву архиепископа

0

4

и всех более богатых и влиятельных лиц, послав в их владения как
в новые места обитания (coloniae) своих подданных7. Поэтому с их
имений кроме обыкновенных доходов он взимает ежегодно в казну
очень большую пошлину. И от архиепископских доходов он предста-
вил только малую долю назначенному им самим епископу, по смерти
которого епископская кафедра долго пустовала. Наконец, после уси-
ленных просьб граждан и подданных не лишать их епископа навсегда
он в нашу бытность там назначил нового.
   Некогда новгородцы поклонялись и воздавали особые почести не-
коему идолу по имени Перун, стоявшему на том месте, где ныне на-
ходится монастырь, называемый от этого идола Перунским (Perunzki).
Затем, по принятии крещения, они опрокинули его и сбросили в реку
Волхов; говорят, будто он поплыл тогда против течения, а около моста
слышали голос: «Вот вам, новгородцы, на память обо мне» – и вместе
с этими словами на мост была выброшена дубинка. И доныне часто
случается, что в определенные дни в году раздается Перунов глас,
заслышав который граждане того места тотчас же сбегаются и изби-
вают друг друга палками, отчего возникает столь сильное смятение,
что начальнику стоит великих усилий усмирить его. Их летописи по-
вествуют еще, что однажды, когда новгородцы в течение семи лет
подряд были заняты тяжелой осадой греческого города Корсуня, их
женам наскучило отсутствие мужей [в жизни и возвращении которых
они вообще уже сомневались], и они вышли замуж за рабов. Наконец,
завоевав город, победители-мужья вернулись с войны, везя с собой
медные ворота покоренного города и большой колокол, который мы
сами видели в их соборной церкви, рабы же вознамерились силой не
пустить (в город) своих господ, на супругах которых они женились.
Тогда господа, возмущенные этим недостойным деянием, отложив по
чьему-то совету в сторону оружие, ибо имели дело с рабами, взялись
за дубинки и плети; устрашенные этим рабы обратились в бегство и,
удалившись в некое место, которое и поныне еще называется Хлопи-
город, т. е. «крепость рабов», [стали там защищаться, но] потерпели
поражение и понесли от господ заслуженную кару. Самый длинный
день в Новгороде при летнем солнцестоянии составляет восемнадцать
часов и более. Область эта гораздо холоднее, чем даже Московия. На-
род там был очень обходительный и честный, но ныне крайне испор-
чен, чему, вне сомнения, виной московская зараза, занесенная туда за-
езжими московитами.
   Озеро Ильмень, которое в старинных описаниях русских называется
Ильмер и которое иные именуют озером Лимидис (Limidis), находится

0

5

в двух верстах выше Новгорода. В длину оно простирается на двенад-
цать, в ширину – на восемь немецких миль и помимо остальных при-
нимает в себя две знаменитые реки: Ловать и Шелонь. Эта последняя
вытекает из озера. Вытекает же из Ильменя одна река – Волхов, кото-
рая протекает через Новгород и через шесть миль впадает в Ладожское
озеро. Это последнее простирается в ширину на шестьдесят, а в длину
почти на сто миль, имея, впрочем, несколько островов. (Из него) выли-
вается большая река Нева (Neoa), которая течет на запад и через шесть
приблизительно миль впадает в Немецкое море.
   …[4 апреля] мы наконец достигли Великого Новгорода. Итак, от По-
лоцка до Новгорода мы переезжали через столько болот и рек, что име-
на и число их не могут привести даже местные жители; тем более не
может упомнить и описать их кто-либо другой.
   В Новгороде я вздохнул немного свободнее и отдыхал там семь дней.
Сам наместник8 в Вербное воскресенье пригласил меня к обеду и дал
мне [любезный] совет оставить там [слуг и] лошадей, а в Москву ехать
на расставленных (dispositi), или, как они обычно выражаются, почто-
вых, лошадях (postarum equi).

0


Вы здесь » Россия - Запад » ЗАПАД О РОССИИ IX-XIV веков » Герберштейн Сигизмунд