Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Михаил Б. Ходорковский


Михаил Б. Ходорковский

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Я – представитель последнего поколения советских людей – тех, кто родился и вырос в СССР. В 1990 году – последнем году существования Советского Союза – мне было 27 лет. Следующее поколение, к которому относится, в том числе, первый из моих сыновей, родившийся в 1985 году, знает о «том времени» только из наших рассказов.

    Когда я рос – обычный парень с московской окраины, из семьи инженеров, работавших на советском заводе – я верил тому, что говорили по телевизору, писали в газетах, чему учили в школе. Хотел, как мои родители, работать на заводе, служить своей стране. Хотел пойти дальше своего отца, стать директором. Учился в техническом институте, как треть моих сверстников, состоял в комсомоле, как 90% из них.

    Как и всем, мне казалось, что СССР будет существовать вечно. В то, что в одночасье все может измениться, никто не верил, но это случилось. За последовавшие два десятилетия Россия, можно сказать, родилась заново и покончила с «социалистическим выбором».

    Нас ждало много испытаний. Обретя свободу, нам пришлось защищать свой выбор в жестоких внутренних конфликтах 1991-1993 годов. Не проще пришлось и в экономической сфере. СССР, распавшись, похоронил под своими обломками и все производственные системы страны. За годы междувластья ушли специалисты, разрушилось оборудование.

     Когда я стал руководителем, а затем совладельцем огромной энергетической компании, в нефтяной отрасли страны объемы добычи упали с 600 до 300 млн. тн. нефти в год. Однако нашей компании ЮКОС удалось достигнуть блестящих экономических результатов: с 1996 по 2003 добыча удвоилась до 80 млн. тн., зарплата рабочих увеличилась впятеро, долги были возвращены.

   Мы столкнулись с огромными трудностями, в том числе вызванными финансовым коллапсом в России в 1998 году, когда цена на нефть упала ниже ее себестоимости. Я отвечал не только за 150 тыс. своих сотрудников, но и за население почти трех десятков городов и поселков. Когда терять нечего – легко быть смелым, но я считаю, что несколько миллионов человек поддержали изменения, которые проводил я, и в результате изменили свои жизни.

Мы сделали ставку на эффективность, снизили себестоимость и активно конкурировали. Вместо доставшегося нам в наследство монстра, занимавшегося всем – от производства пива до строительства – мы создали профессиональную нефтедобывающую компанию. Все непрофильные подразделения ЮКОСа выделили в самостоятельные фирмы, помогая их сотрудникам стать их владельцами.

    Параллельно стимулировали создание множества рабочих мест в новой тогда для России отрасли интернет-услуг и программирования. Переподготовили тысячи школьных учителей в общественной «Федерации Интернет-образования».

   Мы вышли из кризиса лучшей нефтяной компанией России, имеющей хорошую общественную поддержку. Казалось, что Россия неотвратимо движется к современной демократии и европейским ценностям. Помимо производственной деятельности я активно занялся общественно-политическими проектами, такими как просвещение, создал фонд поддержки некоммерческих и правозащитных групп. Предоставлял финансирование оппозиционным партиям.

   Сейчас я седьмой год в тюрьме.

   Владимир Путин и приведенные им во все властные структуры бывшие сослуживцы решили, что им не нужна независимая оппозиция, которую я поддерживал, не нужно независимое телевидение, не нужны реальные обсуждения законопроектов в парламенте. Короче говоря, они были против всего того, к чему мы стремились все эти годы.

   Я не смог с этим согласиться и, как мог, пытался сопротивляться. Дальнейшее известно: в 2003 году я был арестован по надуманному обвинению в мошенничестве, прекрасно работающая компания ЮКОС была расчленена и уничтожена, а ее куски стали желанным призом для друзей победителя. Меня признали виновным и приговорили к лишению свободы.

    Перенесенные испытания привели к значительной поддержке из-за рубежа, включая Резолюцию Сената, совместно представленную Джоном Маккейном, Джо Байденом и Бараком Обамой в 2005 году, в которой говорилось, что система уголовного судопроизводства Российской Федерации не обеспечила мне «справедливого, прозрачного и беспристрастного суда». Но это мало что изменило. Когда мой срок подходил к концу, мне предъявили дополнительные обвинения в попытке обеспечить, чтобы я не был освобожден в ближайшем будущем. Обвинения настолько абсурдные, что их в суде отвергли даже министры правительства. Второй судебный процесс подходит к концу: примерно через 10 дней я буду выступать с последним словом. Но никто не ожидает, что вынесенный позже в этом году приговор будет оправдательным. В деле ЮКОСа оправдательных приговоров не бывает.

   Я понимаю существующую властную элиту России – они повзрослели во время, когда изменения были опасными. Если сегодня над головой не капает, они не беспокоятся о том, что скоро закапает. Они считают, что нефтегазовый запас прочности бесконечен, и никаких реальных реформ можно не проводить, а только делать вид для телевизионной картинки. Они принимают коррупцию, исповедуют архаичные идеи и едины в своем желании не допускать на общественную авансцену талантливых, креативных людей. Современная инновационная экономическая модель – антитеза их иерархическому подходу.

    Точно такие же ошибки привели к гибели Советский Союз.

   На подходе новое поколение российских политиков, людей, которые готовы воспринимать мир таким, как он есть: стремительно глобализующимся и динамичным. Эти люди готовы к настоящей политической конкуренции, они верят в открытое обсуждение своих идей с обществом, стремятся добиться поддержки сограждан, которые действительно осмыслили свою позицию по этим вопросам и сделали выводы о соответствующем курсе. Члены этого нового политического истеблишмента осознают важную необходимость существования работающих государственных и общественных институтов, включающих независимый суд, парламент, СМИ. Они готовы управлять современным, сложным государственным механизмом, а не пытаться упростить его до примитивной «вертикали» исполнительной власти.

    Поэтому у консервативного «старого» руководства существует огромная боязнь реального перехода власти к «новому» поколению.

    Россия подходит к той же точке, в которой оказался СССР во второй половине восьмидесятых годов XX века. Тогда наступил кризис коммунистической идеологии, а плановая экономика «реального социализма» обнаружила свою стратегическую неэффективность. Второе десятилетие XXI века станет для России периодом кризиса системы, построенной на тотальной коррупции и ручном управлении. Проницательные, инициативные россияне, умеющие заглядывать в будущее, уже это понимают.

    Во времена моей молодости лидеры СССР вовсе не хотели уходить от власти. Просто история их к этому принудила. Современные российские теоретики и практики «коррупционно-вертикального» управления никуда уходить не собираются.

   Но им придется. Я знаю, я подобное уже видел.

   Михаил Б. Ходорковский, бывший глава НК «ЮКОС», находится в тюрьме со времени своего ареста в 2003 году

Источник

+1

2

Это интересная статья, слышала про нее и хотела почитать.)))

Марина написал(а):

Россия подходит к той же точке, в которой оказался СССР во второй половине восьмидесятых годов XX века.

В принципе он одновременно и прав, и не прав.

Сравнение нынешней власти и политбюро КПСС, конечно, бред.
Но кризис действительно существует.

Это кризис "среднего возраста" для России. Определение собственного предназначения.
Франция переживала его очень тяжко в Столетней войне. Германия веком позже, но тоже не легко.)))

0

3

Я увидела статью, сразу пришло, что здесь ей место, у тебя на форуме.

0

4

Марина,

Тут ты была права)))

0

5

что-то часто стали о нём говорить, вот ещё одна статья..

Дмитрий Быков — о сроке для Ходорковского. Фрикционное...

На устах у бомонда московского актуальнее новости нет: обвинение для Ходорковского попросило четырнадцать лет. Это ж, братцы, другая стилистика! Накатило неведомо что: словно мы поиграли в три листика, а попали обратно в очко. Уж от счастья успел нализаться я, от восторга на стену полез — начинается модернизация, инновация, Химкинский лес! Чуть в финансах наметилась паника, а в бюджете случился изъян — как на первом сплошная Германика, в Академии — Асламазян! И цензура частично забанена — задолбала, в конце-то концов,  — чуть в Москве утвердили Собянина, на экране явился Немцов! До того изменилась риторика, что почти испарился застой и явился, по мненью историка, пятьдесят, извините, шестой: в тоне власти и в рокерском лепете мне помстился призыв «Оттянись!»  — но сидят Ходорковский и Лебедев, и заткнись, дорогой оптимист.

Уж казалось: довольно, о Господи. Вот и срока последняя треть, и уже невозможно без слез, поди, на позорище это смотреть. Адвокаты, сменяяся вахтенно, прокуроров приперли к стене; постепенно фамилия Лахтина нарицательной стала в стране, и, от горького смеха постанывая, весь народ, до гламурных чудил, на судилище это Басманное как в Театр Сатиры ходил; собирались, болезные, затемно, чтоб на лучшее место пролезть… Отомстили вполне показательно, раздербанили ЮКОС как есть, потоптались быками на выпасе, а на Запад махнули рукой,  — но теперь-то, казалось бы, выпусти, если ты прогрессивный такой! По словам преподобного Сергия, высший подвиг — в прощенье врага… Но смешно ожидать милосердия. Милосердия нет ни фига.

Я заметил, что местные паттерны повторением вечным грозят. Все возвратно — они поступательны: шаг вперед — и сейчас же назад. Оппозицию нашу опальную задолбало движенье светил: чуть Сурков разрешил Триумфальную, как Собянин ее запретил. Чуть свободой повеяло вроде бы — возрастает Володина прыть, а когда торжествуют Володины, то свободу забыть и зарыть. Неудобно в Отечестве хордовым: здесь не любят стволов и опор. Но теперь, после случая с Ходором, я подумал — и в общем допер. Хоть подобное соположение вам покажется в чем-то срамно, где я видел такое движение? Для чего характерно оно? Для махания веткой омеловою? Для катанья на лыжах в снегу? Вроде сам его часто проделываю, а припомнить никак не могу… Только вроде просвет открывается — продолжается та же байда. Как же точно оно называется, если двигать туда и сюда? То поманят волшебные фикции — но ведь Ходор не Чепмен, не Бут. Эта вещь называется «фрикции», потому что нас с вами ___ .

Но лгут эти пафосные аналогии! Наше время по кругу течет. И поэтому, думают многие, тут скрывается хитрый расчет. Если сроки начнут поглощаться там и четырнадцать будет второй, должен выйти в две тыщи семнадцатом несгибаемо стойкий герой. Это значит, что дата назначена и видна в непроглядном дыму; то, что Ленин проделывал начерно, надо набело сделать ему. И величье, что ныне затеряно, расцветет и утроится впредь — для того это все и затеяно.

Ради этого можно терпеть.

Дмитрий Быков
Источник

0

6

Вы бы сколько Ходорковскому дали?


Журнал «Власть»   № 43 (897) от 01.11.2010


Гособвинение просит приговорить Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к 14 годам лишения свободы. Сам Ходорковский считает, что по предъявленному обвинению вынести законный обвинительный приговор невозможно.


Николай Виноградов, губернатор Владимирской области.
Я поддержу решение суда. Надеюсь, оно будет правильным. Я же не судья и не знаю всех обстоятельств. Я верю, что в последние годы суд становится более объективным и независимым.

Владимир Рыжков, политик.
Я бы его немедленно освободил и возвратил бы к руководству компанией ЮКОС. При нем отрасль динамично развивалась — и нефтедобыча выросла в 1,5 раза во многом за счет ЮКОСа. После его ареста она снова сошла на нет, а теперь и опускается. Я бы вернул и его самого, и его команду, чтобы он продолжал трудиться на благо страны.

Роберт Нигматуллин, директор Института океанологии им. П. П. Ширшова, академик РАН.
За экономические преступления пусть и санкции будут экономическими. Наказание слишком жестокое, даже если Ходорковский виновен. В дело примешана политика, что не дает прозрачности процессу, и разобраться в нем очень сложно. Однако вызывает уважение позиция Ходорковского, его стойкость, принципиальность.

Сергей Андреев, депутат Самарской губернской думы.
Я бы подсудимых отпустил и извинился бы за те решения, которые были навязаны судебной системе властью. Я внимательно слежу за процессом, и было очевидно, что обвинение будет просить максимум. Я считаю, что обвинения абсурдны и то, за что сейчас судят Ходорковского и Лебедева, не заслуживает никаких сроков. Это обычная хозяйственная деятельность.

Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы, лидер партии ЛДПР.
Я бы не давал за экономические преступления больше трех лет. Пусть лучше люди работают, чем теряют время в тюрьме. Конечно, на ельцинском этапе законы нарушались сплошь и рядом. Поэтому богатство многих наших олигархов, особенно нефтяных, вызывает сомнения. А Ходорковский хотел использовать свои деньги еще и в политических целях.

Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра".
При действующей власти можно было бы дать и 114 лет. Дело Ходорковского не юридическое, а политическое, причем остро персонифицированное. Оно связано лично с фигурами Путина и Сечина и потому не может быть решено в юридической сфере. Если начнет колебаться группировка Путина — например, ее станет раскачивать группировка Медведева,— тогда у Ходорковского больше шансов выйти на свободу досрочно и даже стать фигурой российского истеблишмента.

Валерий Язев, заместитель председателя Госдумы ("Единая Россия").
Не знаю. Я не слежу за этим процессом и не в курсе, что там происходит.

Борис Надеждин, член федерального совета партии "Правое дело".
Я бы ему вернул деньги, выпустил на свободу и наградил орденом! А еще поставил бы памятник. Убежден, что Ходорковского оправдают, так как в деле нет не то что состава преступления, но даже самого события — хищения нефти.

Петр Золотарев, генеральный директор "Росводоканала", бывший финансовый директор ЮКОСа.
А за что?! Ходорковский невиновен. Из-за ошибок, допущенных обеими сторонами в противостоянии, история зашла слишком далеко. Настолько, что все теперь ломают голову, как же ее разрешить.

Валерия Новодворская, лидер партии "Демократический союз".
Дала бы ему два президентских срока в Кремле, а Путина отправила в Читу. Как любой западник-предприниматель, он был бы хорош на этом посту. Но я не знаю, каков на самом деле будет исход процесса, все зависит от реакции Запада.

Владимир Кашин, депутат Госдумы, заместитель председателя ЦК КПРФ.
Надо сделать рокировку: Ходорковского выпустить, а других олигархов посадить. Он уже побывал козлом отпущения. В растаскивании народного добра участвовал не один Ходорковский, почему же другие еще на свободе? Олигархи продолжают разорять народ, не развивают то, что захватили.

Тамара Морщакова, в 1995-2002 годах заместитель председателя Конституционного суда.
Нисколько: его судят второй раз за одно и то же. А это недопустимо. Давно пора ставить вопрос о том, чтобы к Ходорковскому и Лебедеву были применены нормы гуманитарного права, причем с поддержкой мировой общественности.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, в 1994-1996 годах министр экономики РФ.
14 лет — безумный срок. Но тут любой срок был бы безумным. Ведь все обвинение построено на песке и абсолютно несостоятельно. Первый процесс хоть и с трудом, но все-таки можно было как-то терпеть, потому что был предмет обвинения — уход от налогов. Сейчас же такого предмета нет — людей обвиняют в том, что они сами у себя украли более 100 млн тонн нефти. Это абсурд.

Борис Березовский, политэмигрант.
Ходорковскому дадут столько, сколько захочет Путин. Так происходит с любыми громкими делами в России, это нормальная практика здешних судов. Если путинскому режиму будет выгодно освобождение Ходорковского, то его отпустят, если нет — он может просидеть за решеткой всю жизнь. Все зависит от того, что нужно Путину, и этот вопрос следует адресовать ему.

Дмитрий Травкин, руководитель исполкома ульяновского отделения партии "Единая Россия".
Я некомпетентен отвечать на этот вопрос. Я доволен тем, что давно отошли от методов, когда политики определяли меру наказания за уголовные преступления. Я считаю, что у нас назначение наказаний происходит в соответствии с УПК.

Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития.
Я бы освободил Ходорковского и Лебедева. Они уже отсидели все, что могли, пора выходить на свободу. Чтобы понять, что будет дальше, нужно дождаться приговора, его обжалования, которое, скорее всего, будет. И 2012 года.

Петр Медведев, первый секретарь красноярского крайкома КПРФ.
Судебная система у нас что дышло. Был заказ — Ходорковского посадили, теперь указание смягчить наказание. Правосудие ручное. Но если говорить о справедливости, то за Ходорковским должны были последовать Потанин, Дерипаска и другие.

Леонид Барышев, депутат госсовета Татарстана, генеральный директор ЗАО "Эссен Продакшн АГ".
Я скептически отношусь ко второму процессу над Ходорковским и Лебедевым. Абсурдность обвинений была очевидна изначально, так как два раза за одно и то же не судят. Просто непонятно, откуда взялось это обвинение.

Павел Сигал, вице-президент общественной организации "Опора России".
Нисколько. Обвинение в том, что компания воровала сама у себя,— это полный бред. Даже если признать, что Ходорковский виноват на сто процентов, то где дела в отношении других нефтяных магнатов? В 90-е годы все нефтяники работали по одним и тем же схемам.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы".
Я бы оправдал Ходорковского. А людей, принимавших в отношении него несправедливое решение, дисквалифицировал. Процесс по делу ЮКОСа несправедливый, с огромным политическим подкладом, который, на мой взгляд, позорит прокуратуру и всю нашу судебную систему.

Александр Паулов, председатель коллегии адвокатов "Самара-Адвокат".
Я не могу говорить как адвокат, но как человек я считаю, что 14 лет — слишком много. К 14 годам заключения у нас приговаривают за убийства и изнасилования. Это просто заказной процесс.

Олег Басилашвили, народный артист СССР.
Я не верю ни той, ни другой стороне. И все, что пишут в СМИ, тоже, как мне кажется, правдиво лишь наполовину. Но симпатии мои находятся на стороне человека, который не покинул родину, как это сделали другие опальные бизнесмены, который развивал свою компанию, сделав ее одной из крупнейших в мире, помогал школам и детским домам, сделал много для своей страны.

0

7

Maquis написал(а):

К 14 годам заключения у нас приговаривают за убийства и изнасилования. Это просто заказной процесс.

Я здесь согласна, что это кому-то выгодно по полной, заказное.

0

8

Последнее слово Михаила Ходорковского

Вчера в Хамовническом райсуде Москвы с последним словом выступил Михаил Ходорковский. Платон Лебедев выступать отказался, заявив, что "последнее слово скажет в другом месте". Суд удалился на вынесение приговора, который будет оглашен через полтора месяца.

Последнее слово Михаила Ходорковского:

Уважаемый суд! Уважаемые присутствующие!

Сегодня для меня очередная возможность оглянуться назад. Я вспоминаю октябрь 2003 г. Последний мой день на свободе. Через несколько недель после ареста мне сообщили, что президент Путин решил: я должен буду «хлебать баланду» 8 лет. Тогда в это было сложно поверить.

С тех пор прошло уже семь лет. Семь лет – достаточно большой срок, а в тюрьме — особенно. У всех нас было время многое переоценить и переосмыслить.

Судя по смыслу выступления прокуроров: «дайте им 14 лет» и «наплюйте на прежние судебные решения», за эти годы меня опасаться стали больше, а закон уважать — еще меньше.

В первый раз они хоть озаботились предварительно отменить мешающие им судебные акты. Теперь решили — и так сойдет, тем более отменять теперь потребовалось бы не два, как в прошлый раз, а 60 судебных решений.

Я не хочу сейчас возвращаться к юридической стороне дела. Все, кто хотел что-то понять, – давно всё поняли. Я думаю, признания вины от меня никто всерьёз не ждет. Вряд ли сегодня кто-нибудь поверит мне, если я скажу, что похитил всю нефть своей собственной компании.

Но также никто не верит, что в московском суде возможен оправдательный приговор по делу ЮКОСа.

Тем не менее, я хочу сказать о надежде. Надежда – главное в жизни.

Я помню конец 80-х годов прошлого века. Тогда мне было 25. Наша страна жила надеждой на свободу, на то, что мы сможем добиться счастья для себя и для своих детей.

Отчасти надежда осуществилась, отчасти – нет. Наверное, за то, что надежда осуществилась не до конца и не для всех, несет ответственность всё наше поколение, в том числе — и я.

Я помню и конец прошлого десятилетия. Тогда мне было 35. Мы строили лучшую в России нефтяную компанию. Мы возводили спорткомплексы и дома культуры, прокладывали дороги, доразведывали и разрабатывали десятки новых месторождений, начали освоение Восточно-Сибирских запасов, внедряли новые технологии, в общем, — делали то, чем сегодня гордится “Роснефть”, получившая ЮКОС.

Благодаря значительному увеличению добычи нефти, в том числе и в результате наших успехов, стране удалось воспользоваться благоприятной нефтяной конъюнктурой. У нас у всех появилась надежда, что период потрясений, смуты – позади, что в условиях достигнутой огромными трудами и жертвами стабильности мы сможем спокойно строить новую жизнь, великую страну.

Увы, и эта надежда пока не оправдалась. Стабильность стала похожа на застой. Общество замерло. Хотя надежда пока живет. Живет даже здесь, в зале Хамовнического суда, когда мне уже почти 50 лет.

С приходом нового Президента, а с того времени прошло уже больше двух лет, у многих моих сограждан тоже вновь появилась надежда. Надежда, что Россия все же станет современной страной с развитым гражданским обществом. Обществом, свободным от чиновничьего беспредела, от коррупции, от несправедливости и беззакония.

Ясно, что это не могло случиться само собой и за один день. Но и делать вид, что мы развиваемся, а на самом деле, — стоять на месте и пятиться назад, пусть и под личиной благородного консерватизма, — уже невозможно, и просто опасно для страны.

Невозможно мириться с тем, что люди, называющие себя патриотами, так отчаянно сопротивляются любому изменению, ограничивающему их кормушки и вседозволенность. Достаточно вспомнить судьбу поправки к ст.108 УПК РФ — арест предпринимателей или чиновничьи декларации о доходах. А ведь именно саботаж реформ лишает нашу страну перспектив. Это не патриотизм, а лицемерие.

Мне стыдно смотреть, как некоторые, в прошлом — уважаемые мной люди, пытаются оправдать бюрократический произвол и беззаконие. Они обменивают свою репутацию на спокойную жизнь в рамках сложившейся системы, на привилегии и подачки.

К счастью, такие — не все, и других всё больше.

Я горжусь тем, что среди тысяч сотрудников ЮКОСа за 7 лет гонений не нашлось тех, кто согласился бы стать лжесвидетелем, продать душу и совесть.

Десятки человек испытали на себе угрозы, были оторваны от родных и близких, брошены в застенки. Некоторых пытали. Но, теряя здоровье и годы жизни, люди сохранили то, что сочли для себя главным, — человеческое достоинство.

Те, кто начинал это позорное дело, — Бирюков, Каримов и другие, — тогда презрительно называли нас «коммерсантами», считали быдлом, готовым на всё, чтобы защитить свое благополучие, избежать тюрьмы.

Прошли годы. Кто оказался быдлом? Кто ради денег и из трусости перед начальством врал, пытал, брал заложников?

И это они называли «государевым делом»!

Мне стыдно за свое государство.

Ваша честь, я думаю, мы все прекрасно понимаем – значение нашего процесса выходит далеко за пределы наших с Платоном судеб, и даже судеб всех тех, кто безвинно пострадал в ходе масштабной расправы над ЮКОСом, тех, кого я оказался не в состоянии защитить, но о ком я не забываю, помню каждый день.

Спросим себя: что сегодня думает предприниматель, высококлассный организатор производства, просто образованный, творческий человек, глядя на наш процесс и полагая абсолютно предсказуемым его результат?

Очевидный вывод думающего человека страшен своей простотой: силовая бюрократия может все. Права частной собственности нет. Прав у человека при столкновении с «системой» вообще нет.

Будучи даже закрепленными в законе, права не защищаются судом. Потому что суд либо тоже боится, либо является частью «системы». Стоит ли удивляться, что думающие люди не стремятся к самореализации здесь, в России?

Кто будет модернизировать экономику? Прокуроры? Милиционеры? Чекисты? Такую модернизацию уже пробовали — не получилось. Водородную бомбу, и даже ракету, сделать смогли, а вот свой хороший, современный телевизор, свой дешевый, конкурентный, современный автомобиль, свой современный мобильник и еще кучу современных товаров – до сих пор не можем.

Зато научились красиво демонстрировать производимые у нас чужие, устаревшие модели и редкие разработки российских изобретателей, которые если и найдут где применение, то не у нас, за границей.

Что случилось с прошлогодними президентскими инициативами в области промышленной политики? Похоронены? А ведь они — реальный шанс слезть с сырьевой иглы.

Почему похоронены? Потому, что для их реализации стране нужен не один Королев, и не один Сахаров под крылом всемогущего Берии и его миллионного войска, а сотни тысяч «королёвых» и «сахаровых», защищенных справедливыми и понятными законами и независимыми судами, которые дадут этим законам жизнь, а не место на пыльной полке, как в свое время — Конституции 1937 года.

Где эти «королёвы» и «сахаровы» сегодня? Уехали? Готовятся уехать? Опять ушли во внутреннюю эмиграцию? Или спрятались среди серых бюрократов, чтобы не попасть под каток «системы»?

Мы, граждане России, патриоты своей страны, — можем и должны это изменить.

Как сможет Москва стать финансовым центром Евразии, если наши прокуроры в публичном процессе прямо и недвусмысленно, как 20 или 50 лет назад, призывают признать стремление к увеличению производства и капитализации частной компании — преступно-корыстной целью, за которую надо сажать на 14 лет?

Если по одному приговору компания, заплатив налогов больше всех в стране, ЮКОС заплатил больше всех в стране, кроме Газпрома, — оказывается, недоплатила налоги, а по второму, который здесь предлагается принять, — очевидно, что предмета для налогообложения вообще не было, потому что его украли!

Страна, которая мирится с тем, что силовая бюрократия в своих интересах, а вовсе не в интересах страны, держит по тюрьмам, вместо и вместе с преступниками, десятки, если уже не сотни тысяч талантливых предпринимателей, управленцев, простых граждан, — это больная страна.

Государство, уничтожающее свои лучшие компании, готовые стать мировыми чемпионами, государство, презирающее своих граждан, государство, доверяющее только бюрократам и спецслужбам, — это больное государство.

Надежда – главный движитель больших реформ и преобразований, она залог их успеха. Если она угаснет, если сменится глухим разочарованием, — кто и что сможет вывести нашу Россию из нового застоя?

Я не преувеличу, если скажу, что за исходом этого процесса следят миллионы глаз по всей стране, по всему миру.

Следят с надеждой, что Россия все-таки станет страной свободы и закона, где закон будет выше чиновника.

Где поддержка оппозиционных партий перестанет быть поводом для репрессий.

Где спецслужбы будут защищать народ и закон, а не бюрократию от народа и от закона.

Где права человека не станут больше зависеть от настроения царя. Доброго или злого.

Где, наоборот, власть будет действительно зависеть от граждан, а суд — только от права и от Бога. Если хотите — называйте это совестью.

Я верю, так - будет.

Я совсем не идеальный человек, но я — человек идеи. Мне, как и любому, тяжело жить в тюрьме, и не хочется здесь умереть.

Но если потребуется — у меня не будет колебаний. Моя Вера стоит моей жизни. Думаю, я это доказал.

А Ваша, уважаемые господа оппоненты? Во что Вы верите? В правоту начальства? В деньги? В безнаказанность «системы»? Я не знаю, вам решать.

Ваша Честь!

В Ваших руках гораздо больше, чем две судьбы. Здесь и сейчас решается судьба каждого гражданина нашей страны. Тех, кто на улицах Москвы и Читы, Питера и Томска, иных городов и поселков рассчитывает не стать жертвой милицейского беззакония, кто завел свой бизнес, построил дом, добился успеха и хочет, чтобы это досталось его детям, а не рейдерам в погонах, наконец, — тех, кто хочет честно исполнять свой долг за справедливую зарплату, не ожидая ежеминутно, что будет под любым предлогом уволен коррумпированным начальством.

Не в нас с Платоном дело, во всяком случае – не только в нас. Дело в надежде для многих наших сограждан. В надежде на то, что суд завтра сможет защитить их права, если каким-то очередным бюрократам-чиновникам придет в голову эти права нагло и демонстративно нарушить.

Я знаю, есть люди, я называл их в процессе, которые хотят оставить нас в тюрьме. Оставить навсегда! В общем, они это особо не скрывают, публично напоминая о существовании «вечного» дела ЮКОСа.

Почему не скрывают? Потому что хотят показать: они — выше закона, они всегда добьются того, «что задумали». Пока, правда, они добились обратного: из нас — обычных людей они сделали символ борьбы с произволом. Это получилось. Это не наша заслуга — их. Но им необходим обвинительный приговор, чтобы не стать «козлами отпущения».

Я хочу надеяться, что суд с честью выдержит их психологическое давление. А давление будет, мы все знаем, как и через кого оно будет происходить.

Я хочу, чтобы независимый суд стал реальностью и буднями моей страны, чтобы слова о «самом справедливом суде в мире», рожденные в «совке», перестали столь же иронично звучать сегодня. Чтобы мы не оставили в наследство нашим детям и внукам опаснейшие символы тоталитаризма.

Ваша Честь, я готов понять, что Вам очень непросто, может быть, даже страшно, я желаю Вам мужества.

Все понимают, что Ваш приговор по этому делу — каким бы он ни был — станет частью истории России. Более того, он будет ее формировать для будущих поколений. И Вы это понимаете лучше многих. Все имена останутся в истории — и обвинителей, и судей — так же, как они остались в истории после печально известных советских процессов.

М.Б. Ходорковский

Источник

0

9

Марин, спасиб)))

Почитаю внимательно

0

10

Запад обложил тандем

Два не связанных между собой судебных дела, которые рассматриваются на этой неделе, имеют большое значение для России, поскольку они определят, будет ли страна сближаться с Западом или останется на расстоянии вытянутой руки от него, вызывая подозрение своим поведением.

В среду в Москве возобновится второй суд над бывшим нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским, и судья начнет вынесение приговора. Это может занять несколько дней. А в четверг Европарламент должен провести голосование и принять решение о запрете на выдачу виз и аресте собственности российских официальных лиц, причастных к смерти в заключении юриста Сергея Магнитского, который был задержан, когда вскрыл мошенническую схему на 230 миллионов долларов.

Во вторник группа мировых лидеров и интеллектуалов направила президенту Дмитрию Медведеву открытое письмо, в котором было заявлено, что если Ходорковского снова осудят, а дело Магнитского останется нераскрытым, уверенность мира в преданности России делу справедливости ослабнет.

«Мы не можем бездействовать, когда столь открыто нарушаются и дискредитируются закон и человеческие ценности, - говорится в письме за подписями 50 с лишним человек, включая бывшего министра иностранных дел Франции Бернара Кушнера и бывшего губернатора штата Нью-Мексико Билла Ричардсона. – Устойчивое и надежное партнерство с Россией может существовать только тогда, когда мы разделяем и применяем фундаментальные общие ценности».

Ходорковский, бывший когда-то самым богатым в России человеком, был осужден за уклонение от уплаты налогов и получил восьмилетний тюремный срок, когда выступил против бывшего президента и нынешнего премьер-министра Владимира Путина. Тюремный срок у него закончится в октябре 2011 года, но ему были предъявлены новые обвинения – очевидно, для того, чтобы оставить его за решеткой до 2012 года, когда состоятся выборы.

«Эти обвинения были настолько нелепы, что если Ходорковского и [его партнера Платона] Лебедева осудят, это будет означать, что суды в стране по сути дела принадлежат государству», - заявил директор программы российских исследований из Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) Леон Арон (Leon Aron), также подписавший это письмо.

Официальная Москва, наверное, очень быстро забыла бы Магнитского, если бы не усилия Уильяма Браудера (William Browder). Магнитскому было 37 лет, когда 16 ноября 2009 года он умер в тюрьме. Он работал внештатным юристом в фонде Браудера Hermitage Capital Management, который управлял самым крупным в России инвестиционным портфелем, пока не перешел дорогу властям.

Браудер выступал в Европарламенте с призывом принять санкции против российских чиновников, связанных с делом Магнитского. До этого он убедил принять аналогичную резолюцию подкомитет канадского парламента, а также добился того, чтобы американский сенатор-демократ от Мэриленда Бенджамин Кардин (Benjamin L. Cardin) внес такое же предложение в Конгресс.

«В России нет закона, - заявил во вторник находящийся в Лондоне Браудер. – Чем чаще будут происходить подобные вещи, тем больше люди будут уверены в том, что Россия безнадежно криминальная страна. А это негативно отразится на торговле, дипломатии и туризме».

Россия, которая все чаще демонстрирует свое раздражение в связи с угрозами о визовых ограничениях и аресте активов, пришла в ярость из-за возможного введения санкций и отправила в Страсбург делегацию для того, чтобы не допустить принятие такого решения. Когда такие меры приняла Канада, российское Министерство иностранных дел назвало их «ни чем иным, как попыткой оказать давление на следователей и вмешательством во внутренние дела другого государства».

Катрина Лантос Суэтт (Katrina Lantos Swett), также подписавшая письмо Медведеву, сказала, что и Ходорковский, и Магнитский далеко не безразличны Соединенным Штатам Америки. Она находится в настоящее время в Москве, наблюдая за процессом над Ходорковским от имени Фонда Лантоса «За права человека и справедливость» (Lantos Foundation for Human Rights and Justice).

«Он стал самым известным в России политическим заключенным», - заявила Лантос Суэтт.

Письмо было адресовано Медведеву не только потому что он, будучи президентом, является гарантом конституции, но и потому что Медведев поставил перед собой задачу по модернизации России и обеспечению ее открытости. Но многие здесь полагают, что Ходорковский будет осужден. И единственный вопрос заключается в том, получит он 14-летний тюремный срок, как того требует обвинение, или приговор будет более мягким.

«Приговор с 14-летним сроком для меня будет означать конец медведевской модернизации, - сказал Арон. – Нельзя говорить о либерализации, когда столь бессовестно попираются нормы права».

Оправдание, говорит он, окажет мощный внутренний эффект. «Россия всегда была той страной, где самый мелкий чиновник смотрел прямо вверх на Кремль. В промежутке между ними ничего нет. А оправдание станет показателем того, что теперь уже небезопасно терзать и шантажировать бизнес».

Мягкий приговор подаст сигнал о том, что Медведев пользуется определенной властью, говорит Арон. Но все остальное будет означать, что неприязнь Путина к либеральным тенденциям одержала верх.

По словам Суэтт, судья находится под мощным давлением. Но она надеется, что судья окажется тем редким человеком, который видит, что история на его стороне, и что он будет ее достоин.

«Я желаю судье мужества», - сказала она, процитировав последнее слово Ходорковского.

Источник

0

11

Марина написал(а):

«Он стал самым известным в России политическим заключенным», - заявила Лантос Суэтт.

Это Запад спекулирует.

Начинать защиту Ходорковского надо с того, что доказать его уголовную невиновность.

А Ходорковский виновен в уголовных преступлениях. Так о чем речь?

0

12

Сегодня Хамовнический суд Москвы начал оглашение приговора экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему руководителю МФО "Менатеп" Платону Лебедеву. В начале заседания судья Виктор Данилкин объявил, что приговор носит обвинительный характер.

Оглашение приговора было назначено на 10.00. Но уже за час до этого около здания суда собралась огромная толпа журналистов и сочувствующих. Внутрь никого не пускали, однако сторонники опальных бизнесменов не расходились. Не имея возможности погреться в каком-либо помещении поблизости – рядом была только библиотека, и она открывалась в полдень – люди перебрасывались репликами о том, что подсудимым сейчас еще хуже.

Одна из сочувствующих - Раиса Григорьевна – держала в руках большой портрет Ходорковского. Женщина призналась корреспонденту Firstnews, что много лет ходит на митинги в поддержку олигарха. За это время портрет истрепался, и его пришлось заменить. "Все-таки хочется верить в лучшее. Сейчас какая-то надежда колыхнулась", - сказала Раиса Григорьевна.

Сопредседатель учрежденной недавно Партии народной свободы Владимир Рыжков, напротив, оптимизма не испытывает. "Недавняя "Прямая линия" Путина показала, что премьер-министр относится к Ходорковскому и Лебедеву с той же степенью ненависти, что и раньше. Видимо, на суд оказывалось огромное давление, и, к сожалению, я опасаюсь тяжелого обвинительного приговора – 10-12 лет. Чуда не жду, последние годы в нашей стране чудес не было, все идет по накатанной", - отметил Рыжков в беседе с корреспондентом Firstnews.

Другой либеральный политик, который также пришел поддержать Ходорковского, сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман надеется, что судьба даст ему возможность вести с бизнесменом идеологические споры на свободе.

0

13

А когда вынесут окончательное решение, хоть узнать сколько точно дали..

0

14

Марина написал(а):

А когда вынесут окончательное решение, хоть узнать сколько точно дали..

Никто не знает.

Но уже в суде объявлено официально было, что приговор обвинительный.

Расчитывают, что в суде закончать до Нового Года.

0

15

Что-то я за него переживаю :D

0

16

Марина написал(а):

Что-то я за него переживаю

Да переживать там странно.
Он весьма защищенный человек.

Единственно, что ему вменяют хищения уже того времени, когда он находился в тюрьме и действовал через тех, кто на воле.

Если это так, то действительно приговор должен быть обвинительный.
Если это ложь, то надо революцию устраивать

0

17

Maquis написал(а):

Единственно, что ему вменяют хищения уже того времени, когда он находился в тюрьме и действовал через тех, кто на воле.
            Если это так, то действительно приговор должен быть обвинительный.Если это ложь, то надо революцию устраивать

Думаю до правды уже не добраться...

0

18

Из зала Хамовнического суда, где сегодня проходит оглашение приговора бывшим совладельцам ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, удалены жена и дочь Михаила Ходорковского, а также почти все представители прессы.

Как сообщает корреспондент Радио Свобода из зала суда, причину этих действий приставы не объяснили.

Суд признал Ходорковского и Лебедева виновными в хищении нефти. Оглашение приговора продолжается и может занять несколько дней.

Защита бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева намерена обжаловать обвинительный приговор.

Ходорковский и Лебедев уже отбывают наказание по обвинению в экономических преступлениях. В рамках второго уголовного дела о хищении нефти сторона обвинения требует приговорить каждого к 14 годам лишения свободы.

У здания Хамовнического суда были задержаны десятки участников стихийного митинга в поддержку подсудимых.

Радио Свобода

0

19

МОСКВА, 27 дек - РИА Новости. Глава МИД Германии Гидо Вестервелле выразил обеспокоенность в связи с обвинительным приговором по второму делу в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, назвав решение суда "шагом назад" для России, сообщает в понедельник агентство Франс Пресс со ссылкой на заявление министра.

В понедельник Хамовнический суд Москвы начал оглашать обвинительный приговор по второму делу Ходорковского и бывшего руководителя МФО "Менатеп" Платона Лебедева. Они обвиняются в хищении акций Восточной нефтяной компании, хищении нефти у "дочек" ЮКОСа и отмывании денежных средств, полученных от ее продажи.

"Метод ведения этого процесса вызывает крайнюю озабоченность и представляет собой шаг назад на пути модернизации страны. В интересах наших российских партнеров серьезно отнестись к нашей обеспокоенности и поддержать правовое государство, демократию и права человека", - заявил Вестервелле.

Ранее в понедельник на пресс-конференции официальный представитель правительства Германии Кристоф Штегманс, сообщил, что немецкие власти заявят о своем отношении к приговору по делу Ходорковского после его полного оглашения, которое может занять несколько дней. Штегманс также подчеркнул, что руководство Германии внимательно следит за ходом процесса и настроено критически по отношению к развитию событий в этом деле, передает агентство.

В 2005 году Ходорковский и Лебедев были осуждены по первому уголовному делу на восемь лет лишения свободы, в том числе за мошенничество и уклонение от уплаты налогов, срок их наказания истекает в 2011 году. В 2006 году в отношении них было возбуждено второе дело, по которому экс-главу ЮКОСа и его делового партнера обвиняли в легализации более 487 миллиардов рублей и более 7,5 миллиона долларов в 1998-2004 годах. При этом по части обвинений дело прекращено за истечением срока давности.

По второму делу Ходорковского и Лебедева обвиняют в легализации более 487 миллиардов рублей и более 7,5 миллиона долларов в 1998-2004 годах. При этом по части обвинений дело прекращено за истечением срока давности.

0

20

Maquis написал(а):

В 2005 году Ходорковский и Лебедев были осуждены по первому уголовному делу на восемь лет лишения свободы, в том числе за мошенничество и уклонение от уплаты налогов, срок их наказания истекает в 2011 году. В 2006 году в отношении них было возбуждено второе дело, по которому экс-главу ЮКОСа и его делового партнера обвиняли в легализации более 487 миллиардов рублей и более 7,5 миллиона долларов в 1998-2004 годах. При этом по части обвинений дело прекращено за истечением срока давности.

Да не хотят его выпускать на свободу, всё делают, чтобы ещё сидел.

0


Вы здесь » Россия - Запад » ПОЛИТИКА » Михаил Б. Ходорковский