Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Барабан нашел на плинтус


Барабан нашел на плинтус

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Барабан нашел на плинтус

По материалам: Журнал «Власть»   № 48 (851) от 07.12.2009

Самая известная история такого рода случилась во Франции полвека назад. Это произошло в сезон 1958-1959 года, когда на экраны вышли два фильма молодого режиссера Клода Шаброля — "Красавчик Серж" и "Кузены", а на Каннском фестивале были показаны "Хиросима, любовь моя" Алена Рене и "Четыреста ударов" Франсуа Трюффо. Сам термин "новая волна" принадлежал журналистке еженедельника L`Express Франсуазе Жиру и относился сначала к новым настроениям молодежи и только впоследствии был привязан к кинематографу.

Первой ласточкой "новой волны" считается Аньес Варда с ее ранними документальными лентами. Лидерами движения стали Жан-Люк Годар, автор фильма "На последнем дыхании", и Франсуа Трюффо. За ними стояла интеллектуальная поддержка журнала Les cahiers du cinema, основанного Андре Базеном, который считается крестным отцом "новой волны". Основная идея молодых кинематографистов состояла в том, чтобы противопоставить себя "папиному кино" в лице Андре Кайатта, Жана Деланнуа, Рене Клемана, Клода Отан-Лара и других мастеров национального мейнстрима.

Многие из режиссеров "новой волны" сначала были кинокритиками и расправлялись с "папиным кино" посредством пера. Потом, поменяв профессию, вышли из павильонов на улицы. Они предложили более современную, импровизированную манеру съемки, сменили галерею лиц французского кино, приведя на экран взамен статусных звезд целую плеяду талантливых молодых исполнителей. В то же время основоположники "новой волны" с пиететом относились к американскому кино, их кумирами были Альфред Хичкок, Ховард Хоукс, Николас Рей и другие режиссеры, которых тогда не принято было относить к высокой культуре. Соединение новой свободной эстетики и классического жанра принесло свои золотые плоды: "новая волна" стала одним из главных событий мирового кинематографа середины ХХ века.

Также чрезвычайно важен был политический контекст движения. В 1958 году в умеренных судорогах умирала Четвертая республика, страна переживала кризис краха колониализма и тупика алжирской войны. Выход был найден в приходе к власти генерала де Голля, который "спас нацию". Подспудным девизом молодых кинематографистов стал: "Обновленной Франции — обновленное кино". Но это не значит, что все встречали "новую волну" на ура. Достаточно сказать, что фильмы "Любовники" Луи Маля и "Опасные связи 1960 года" Роже Вадима (еще ранее вызвавшего скандал картиной "И Бог создал женщину") были подвергнуты моральной обструкции, а против последнего было даже заведено уголовное дело.

Как принято во Франции, государство довольно активно помогало режиссерам и продюсерам, выплачивая им субсидии, которые назывались "авансом в счет сборов". По идее аванс должен был быть возмещен, как только фильм начинал приносить прибыль, но на практике он возмещался редко и служил скорее формой безвозмездной поддержки. Правда, совсем новым постановщикам получить аванс было нелегко, и, например, Трюффо и Шаброль вкладывали в свои первые проекты деньги богатых родственников, жен и друзей. Однако успех "новой волны" изменил отношение к новичкам: они вошли в моду и стали задавать тон в киноиндустрии, существенно потеснив "папино кино".

Нет практически ни одной крупной кинематографии, которая в том или ином варианте не переживала бы подобной смены вех, конфликта режиссерских генераций и расцвета новых альтернативных движений. Общим правилом (хотя бывали и исключения) можно считать то, что эти новации и перемены возникали в ситуации глубокого политического кризиса или его предвосхищали. Итальянский неореализм возник буквально на руинах Второй мировой войны. Как и у французов, только на десятилетие раньше, движущей идеей стало противостояние рутинному коммерческому кино (к тому же скомпрометированному сотрудничеством с фашизмом). Была и интеллектуальная поддержка в лице левого журнала Bianco e Nero. Фильмы Роберто Росселлини ("Рим, открытый город"), Витторио Де Сики ("Похитители велосипедов"), Лукино Висконти ("Земля дрожит") стали классикой нового движения, оказавшего огромное влияние на мировой кинопроцесс. Из недр неореализма вышли и Феллини с Антониони, ему отдал дань молодой Пазолини.

Самый благоприятный период для возникновения "новых волн" пришелся на конец 1950-х — начало 1970-х годов, когда мир в целом переживал глобальные перемены. Крах Британской империи подготовил почву для появления английского кинематографа "рассерженных молодых людей". Фильмы "Оглянись во гневе" Джона Осборна, "Вкус меда" Тони Ричардсона, "Такова спортивная жизнь" Линдсея Андерсона открыли миру неизвестную Англию фабричных задворок, кухонь, неприглядного быта. Они обозначили взлет социального британского реализма, который до сих пор сохраняет свои высокие позиции.

Чехословацкая "новая волна" возникла подспудно, когда страна еще переживала эпоху социалистического застоя. Но молодые режиссеры Вера Хитилова ("Маргаритки"), Милош Форман ("Черный Петр", "Любовные похождения блондинки"), Иржи Менцель ("Поезда под пристальным наблюдением") сломали каноны соцреализма и предложили свежую модель кино с активным использованием парадокументальных приемов, а также традиций чешского сюрреализма и абсурдистского юмора. Все это стало предтечей Пражской весны и ее драматического разгрома в 1968 году.

Продолжение

0

2

В 1960-е обновление пережили и другие кинематографии соцстран. Был даже обозначен вектор движения: "новые волны" двигались с северо-востока ("польская школа") на юго-запад (югославская "черная серия"). Произошли две смены режиссерских поколений и в советском кино. Сначала на волне хрущевской оттепели пришли фронтовики или их ровесники: Григорий Чухрай, Сергей Бондарчук, Станислав Ростоцкий, Марлен Хуциев. Вскоре их потеснила (и фактически включила в себя) еще более мощная режиссерская волна: Андрей Тарковский, Элем Климов, Лариса Шепитько, Глеб Панфилов, Алексей Герман. Можно добавить к ним и Отара Иоселиани — аналогичные процессы происходили как в Грузии, так и в других советских республиках.

Одним их самых громких на мировой арене 1960-х годов выглядело бразильское "синема ново" во главе с его лидером Глаубером Рошей ("Бог и дьявол на земле солнца", "Антониу дас Мортес"). Это было мощное, жестокое, полное первобытной силы и религиозных экстазов, но при этом очень социальное кино. Его не смогли сразу убить даже военный переворот 1964 года и ужесточение репрессий.

Волна нового кино возникает в конце 1960-х и в 1970-е в ФРГ: Александр Клюге, Фолькер Шлендорф, Вим Вендерс и Райнер Вернер Фасбиндер расправляются с психологическим наследием нацизма, ищут подход к новой реальности и прогрессивному языку кино. Даже Голливуд, ослабленный в 1960-е годы конкуренцией со стороны телевидения, не устоял перед натиском "новых волн": фильмы Денниса Хоппера, Артура Пенна, Джона Шлезингера открыли Америку молодежных движений, "беспечных ездоков" и "полуночных ковбоев", расчистили дорогу для кино "независимых". В каком-то смысле "новой волной" был и сформировавшийся под сильным европейским влиянием кинематограф Копполы—Лукаса—Спилберга—Скорсезе, однако они же сформировали так называемый Новый Голливуд — тот же самый старый, только обновленный за счет вливания энергии "новых волн".

После двух десятилетий в основном регрессивного "постмодернистского" развития (одна, так называемая "новая новая волна", была зафиксирована во Франции, еще одна — в Финляндии) кино опять захотело обновляться в 1990-е и 2000-е годы. "Новый реализм" распространился в Европе, особенно на фоне технологической революции и увлечения датской Догмой. Последнее "новые волны" были зафиксированы в Корее, Аргентине и Румынии. Помимо объективных, все большее значение в формировании имиджа и раскрутке новых волн теперь приобретают факторы моды и промоушена.

Появления "новой волны" из России мир ждал еще в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Однако художественная реакция на перестройку оказалась достаточно слабой. Если не считать легализованных "полочных" фильмов, новое поколение российских режиссеров оказалось представлено в международном контексте всего несколькими серьезными именами: Александр Сокуров, Алексей Балабанов, Павел Лунгин. Увлечение Россией в киномире быстро прошло, и к ней стали относиться как к нормальной стране, не ожидая больше ничего революционного. Новые надежды пробудил уже в начале нашего века мировой успех "Возвращения" Андрея Звягинцева, однако он остался единичным явлением и продолжения не получил.

2009-й стал для России годом экономического кризиса и продолжающейся политической стагнации. Но именно в этом году как никогда сильно заявила о себе режиссерская "новая волна". На фестивале "Кинотавр" в Сочи погоду делали фильмы молодых — "Волчок" Василия Сигарева, "Бубен, барабан" Алексея Мизгирева, "Кислород" Ивана Вырыпаева, "Сумасшедшая помощь" Бориса Хлебникова, а также киноальманах "Короткое замыкание". Старую школу представлял Сергей Снежкин, экранизировавший повесть Павла Санаева "Похороните меня за плинтусом". Старорежимность этой затеи подчеркивало участие в ней в главных ролях монстров нашего актерского цеха — Алексея Петренко и Светланы Крючковой. Последняя была явно настроена на актерский приз — но фильму не досталось ничего, лучшей актрисой была признана молодая Яна Троянова из "Волчка" с ее имиджем шалавы. "Волчок" стал триумфатором фестиваля в основных номинациях, в том числе и как лучший фильм.

Вскоре после завершения "Кинотавра" Станислав Говорухин и Никита Михалков выступили с трибуны Госдумы с критикой режиссерской "новой волны", поставив ей в вину недостаточный профессионализм и чернушное искажение реальности (под думский обстрел тогда попал и фильм Алексея Мизгирева о несчастной провинциальной библиотекарше). Параллельно под предлогом кризиса было заблокировано государственное финансирование киноиндустрии, а с недавних пор заговорили о создании новой системы, в которой преимущество будет за большими олигархическими кинокомпаниями и национально значимыми, патриотически ориентированными проектами.

Что это будет означать для судьбы российской "новой волны", покажет будущее. Как и то, что есть сама эта "волна" — запоздалая реакция на капиталистическую революцию 1990-х или предвестие грядущих общественных потрясений 10-х годов XXI века.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » #НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ » Барабан нашел на плинтус