Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Американский юмор


Американский юмор

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сафир Алекс

Американский юмор

По материалам: http://world.lib.ru/a/aleks_safir/amhumor.shtml

     Американский юмор -
    Прост, бесстрастен,
    Быть может, не глубок...
    Но ты не верь молве.
    Ведь, если вдуматься -
    То он доступен всем и ясен....
    Он - как удар по голове.

    Риф Аскела.

    С легким волнением принялся я писать это исследование. Признаться, тема волнует давно. Ведь живу в Америке уже четырнадцать лет, и при этом так хочется понять общество, к которому ныне принадлежу. В одном уверен - душевные тонкости американского народа, несомненно, отображены в национальном юморе.
    Мой коллега-американец за офисной перегородкой горестно стенает:
    - I'm not able to reach table... ( 'У меня нет доступа к базе данных..' )
    Я невольно поражаюсь случайному созвучию фразы и комментирую в том же духе :
    - But you still have force to get source! ( 'Но все же у тебя есть доступ к программному коду!' )
    Но мой коллега почему-то глядит на меня с удивлением. Похоже, шутка не дошла. Зато менеджер уловил наш краткий разговор и весело засмеялся.
    Многие русские, в том числе и эмигранты, живущие в Америке, утверждают, что меркантильным янки совершенно не присущ юмор. Мол, даже простая улыбка здесь - лишь форма обычной вежливости. Резиновые растянутые лица офисных работников - как элемент рабочей униформы. И цель ее прагматична - задобрить и расположить к себе клиента. А что, уж, говорить о юморе? Они не постигают наши шутки, а мы в свою очередь, не всегда понимаем их.
    Но я только отчасти согласен с таким утверждением. Если мы не воспринимаем американский юмор, то лишь потому, что нам не понятен их образ мышления, их логика, повседневный уклад и многое другое. С утверждением, что американская нация напрочь лишена чувства юмора, я совершенно не согласен. Наоборот, убежден: дело обстоит иначе. А если нам довелось столкнуться с начисто лишенными юмора представителями американского общества, это совсем не доказывает, что они все поголовно такие. Давайте откровенно признаемся, редко ли нам приходилось сталкиваться со своими соотечественниками, сохраняющими невозмутимое спокойствие после рассказанной им уморительной шутки? В любой компании найдется пара-тройка "отмороженных", коим весь вечер придется растолковывать смысл. Что не так, скажите?
    Чувство юмора, на мой взгляд, есть следствие культурных и нравственных традиций. У различных народов он столь же разнится, как отличаются их обычаи. Наверно, в этом и кроется разгадка, почему мы смеемся над нашими шутками, не смеемся над американскими, и аналогично поступают они. Поддерживать же набивший оскомину в среде российских юмористов тезис об американской тупости в свете неприятия кажущихся нам смешных острот - попросту нелепо. Все равно, что хищника кормить травкой. По меньшей мере, так же не разумно.
    Отстаивать позицию, что юмор в Америке напрочь отсутствует, подобно тому безапелляционному, абсурдному утверждению, будто в России секса нет и никогда не было. Мне, например, довольно часто приходилось слышать в Нью-Йорке похвалу обладающим хорошим чувством юмора. Без ложной скромности, отмечу, что и обо мне так говорят. Выходит, мой восточно-европейский юмор им иногда понятен.
    Каковы же истоки американского традиционного юмора? Дабы ответить на этот вопрос, обратимся к истории их пестрой нации, сплетенной веками из множества культур. И не удивительно, коль в нем присутствуют не только элементы строгого английского юмора, но и более веселые нотки ирландских шуток, итальянский насмешливый задор, глубокая и едкая еврейская сатира. Но было бы явной ошибкой утверждать, что приобретший нынешнюю традиционную форму американский юмор, очень уж разнопланов. Именно в той же мере, как английский язык есть общее, стандартное средство общения, так и американские курьёзы построены по определенным правилам. Это естественно, ибо им следует быть общепонятными для большинства здесь живущиx, а не только представителям конкретной национальной общины. Потому местный юмор, как и язык, строится на общей для всех американо-язычной культуре. Я сознательно не оговорился - не на английской. Сравнивая британские и американские шутки, очень легко обнаружить из существенное различие.

(продолжение)

0

2

Приведу такой пример: много лет назад в Англии проходил конкурс юмора. Изо всех концов страны присылались самые остроумные высказывания, либо описания забавных ситуаций. Представьте, первый приз получила такая вот история:
    "Мистер Смит после посещения бара подошел к своему автомобилю. На улице было темно, фонари не горели. Поэтому Смиту никак не удавалось вставить ключ в замочную скважину дверцы. Он зажег спичку. Похороны послезавтра".
    Вы что-то поняли? Рассмеялись? Уверен - даже не улыбнулись. Однако, над этим коротким рассказом хохотала до умопомрачения вся Великобритания!
    Оказывается, на конкурс была прислана реальная выдержка из какой-то заштатной газетенки, в которой по недосмотру корректора или наборщика выпала целая фраза о том, что в автомобиле из-за неисправности произошла утечка бензина. Зажженная спичка привела к пожару и взрыву, в результате мистер Смит погиб. Увы не с американской, ни с русской точки зрения подобная шутка, пусть в сокращенном, либо в исходном виде не покажется смешной. И все-таки, именно это есть общепризнанный во всем мире, "утонченный английский юмор"....
    Как же так, ведь основы культуры и следовательно, истоки понятий о том, что есть смешно, у американцев и англичан - едины, а шутки, выходит, различны? Увы. Последние триста лет страны развивались вдали друг от друга. И если американский и английский языки не столь сильно пока разнятся, тем не менее юмор их удален друг от друга на всю ширину бурного Атлантического океана, разделяющего эти страны. Английский юмор, как правило, строится на недосказанности, заставляет включить воображение, американский же стопроцентно конкретен, в нем должно быть все, до мельчайших деталей разъяснено, аккуратно разложено по полочкам. Поэтому, утонченные шутки, ну например, нашего Жванецкого, как бы точно их не удалось перевести американцам - напрасно затраченный труд. Они попросту не дойдут до них. А вот, представьте, сценки Задорнова им будут понятны - юмор его конкретен, не всегда глубок, зачастую, лишен скрытого смысла.
    Бесполезно растолковать американцу следующую шутку: "Невыносимых людей не существует. Бывают лишь слишком узкие двери". И при всем том, что слово "невыносимый" (по-английски "unbearable") несет тоже двойной смысл, как и в русском. Однако, сей анекдот в выше приведенном виде американец не поймет никогда. Лишь наше русское ухо может тонко воспринять двойственность значения короткой, саркастической фразы. А что, если уточнить и расширить? Например, так: "Не существует невыносимых людей. Коль захочешь от них избавиться, то чтобы вынести из квартиры их трупы и узкие двери не воспрепятствуют". Да, получается несколько мрачно, шокирующе, и шутка теряет "смак", однако отныне станет им понятной.
    Зато совершенно не дойдет такая:
    "Доктор, я - наверно лесбиян... Вокруг столько красивых мужчин, а меня по-прежнему, к женщинам влечет!". Обязательно удивятся, мол, как же так, он ведь мужик, какой тогда из него лесбиян? Увы, перефразировать никак не удается, а если пуститься в уточнения, то пропадет краткость анекдота и улетучится его смысл. Приходится сдаться и отнести полное недопонимание к различию наших культур.
    Надо отметить: вопреки расхожему мнению о том, будто в американском юморе преобладают шутки сексуального характера, все как раз обстоит с точностью наоборот. Хоть и присутствуют подобные, но не так уж их много, да и не столь они извращенные, как принято думать. Не потому, что нация высоко нравственна. Сказываются строгие пуританские пережитки, которые на удивление, до сих пор все еще живы в этом свободном обществе. Шутки эротического характера от американцев я слышал крайне редко.
    А вот такой анекдот пользуется у моих американских коллег популярностью: "Сидит чукча на льдине и вздыхает, плохой, мол, русский царь был - Аляску продал Америке, а нашу Чукотку - нет!". Тут они вдоволь и дружно смеются. И юмор понятен, и приятна похвала Америке... Впрочем, каюсь - на всякий случай, в конце анекдота я добавляю уточняющую фразу: "Вот бы чукча тогда хорошо жил!". При этом я совершенно уверен - шутка достигнет глубин загадочной американской души и, наверняка, должным образом оценится.
    При том, один вопрос они все же задают - кто такой чукча? И когда я принимаюсь им объяснять, радостно восклицают:
    - Так это же, как наш эскимос! И у нас тоже рассказывают много анекдотов о нем.
    Собственно, шутки о недалеких, несмышленых персонажах - основная тема юмора у американцев (и у нас-то она не последняя!). Героями их могут быть эмигранты, плохо говорящие по английски - поляки, итальянцы, китайцы, французы, немцы, шведы и другие. При этом часто высмеивается их типичный акцент. Эмигрант, и в самом деле, кажется растерянным, неуклюжим и нелепым. Это вполне естественно для человека, очутившегося в инородной среде, не знающего ни языка, ни нравов, ни обычаев чужой страны, в которой оказался волею судьбы.
    О наших русских соотечественниках мне анекдоты не доводилось слышать, но я сомневаюсь, что их вовсе не существует. Скорее всего, мои коллеги проявляют в моем присутствии корректность. Но однажды я стал свидетелем зарождения американской шутки, касающейся нас, русских эмигрантов. Один американец крайне удивился, узнав, что в России ковры вешают на стены. В США такой традиции нет, наверно потому, что климат мягче и теплее. Потому расстилают их исключительно на полу. Так вот, этот самый американец, удивленно спросил:
    - Не пойму. Зачем вы ковры вывешиваете на стенах? Неужели по стенкам ходите?
    Надо отметить, что американцы не столь сильно, как русские привержены "травить" анекдоты. Может быть, боятся невзначай задеть чью-то гордость. Ведь, кое кто может неожиданно оскорбиться, отнести вполне безобидную шутку на свой счет. Если кому покажется насмешкой? А в стране, где все выясняют отношения исключительно через суд, это может иметь нехорошие последствия. Могут осудить на миллионный штраф за неосторожно, случайно сказанное едкое словцо. Американцам есть что терять, потому и остерегаются как бы чего лишнего не сболтнуть, особенно в беседе с малознакомыми людьми.

(продолжение)

0

3

Я уже не говорю о политических анекдотах. Собственно, не то, чтобы их вовсе не было. Но темы несколько иные, нежели те, к которым мы привыкли со времен "кухонных дискуссий" при Совдепии. У американцев они все более касаются экономики, в том качестве, как она влияет на их личный бюджет. Бывает, тонко высмеивается никчемность лидеров, их жажда личной наживы при ничтожной заботе о состоянии страны.
    Наследие пуританизма, до сей поры характерное Америке, и сейчас, в современном обществе XXI века мощно сказывается на психологии и в укладе жизни. Потому юмор, обычно, суров или, по крайней мере, сдержан. И хотя, по определению, должен противостоять чопорности и пуританской хмурости, на самом деле отдаляется всего на несколько робких шажков от них.
    Кочевая жизнь первых американских поселенцев продиктовала специфический характер развитию нации. Трудный быт, тяжелые и опасные условия, где рассчитывать приходилось лишь на себя самого, определили своеобразный подход, устоявшийся взгляд на нелегкую жизнь. Первопроходцы, следопыты-охотники, лесорубы или попросту разбойники - вот самые изначальные профессии поселенцев. Именно они и стали героями первых анекдотов. Скорее всего, юмор формировался в виде назидательных историй, рассказанных у стойки бара-салуна за кружкой пенящегося пива или крепкого виски.
    Традиционно, американцы не устанавливают для термина "анекдот" такое значение, как его воспринимаем мы. Для них существует понятие "joke" - очень короткая шутка. А еще "story" - в переводе: рассказ - примерно то, что мы понимаем, как "анекдот".
    И конечно же, самые первые шутки родились в той среде, где жизнь была полна приключений. В девятнадцатом веке появилась новая, одновременно земная и романтическая профессия - ковбой. Население страны вовсю занималось скотоводством, рабочих рук не хватало. Очень популярным был труд погонщика стада. Выращенных животных повсеместно требовалось доставлять с ферм в крупные населенные пункты, чтобы выгодно продать. Причем, необходимо сохранить всех животных в целости, здоровыми, уберечь от охочих до чужого добра преступников, отогнать индейцев, не позволить им растащить или увести целиком стадо. Вот и появилась хорошо оплачиваемая ковбойская служба, в последствии ярко отображенная и широко прославленная кинематографом. Каждый день приносил погонщику новые впечатления. Без шутки жизнь, полная риска, была бы невозможной. Необъятные американские просторы, гигантские расстояния, великие, порой безлюдные территории - все это развивало склонность американцев к преувеличению, и более того - к невероятному хвастовству. Поди проверь историю, так лихо рассказанную тебе заезжим ковбоем! Кто подтвердит или опровергнет? В тех малонаселенным местах, где он проезжал, едва ли встретишь живую душу? Некому засвидетельствовать рассказ. Потому вряд ли ему верят, но все равно слушают. Занятно ведь. Так что, пусть привирает или даже явно брешет парень. Развеселил в такое нелегкое время, и на том спасибо.
    Хотя американский юмор родился в англоязычной среде, все-таки уж слишком далек он от английского. Ведь британцы - более образованная нация. Весь смысл шуток видят в недосказанности. Чтобы было над чем подумать, и к чему мысль приложить. Еще одна особенность англичан - скромное преуменьшение в историях. Я отношу это, как следствие несколько подавленной и строго регламентированной философии жизни в традиционно крепком британском королевстве под сильной монархической властью. Доминирование знати и чиновничьей элиты зажимало рты и заставляло скрывать мысли. Ведь в "самой цивилизованной" империи даже в начале девятнадцатого века, еще в 1806 году, на Лондонском мосту для общественного обозрения выставлялись насаженные на пики отрубленные головы казненных. Потому и английский юмор традиционно осторожен, не досказан. Он как бы с оглядкой. Что-то явно не договорено, кое-что преуменьшено. Сам, мол, догадайся, коль не дурак.
    Америка развивалась иным путем. Свобода переливалась через край - думай и говори что хочешь. Никто не запрещает. На том государство и построено. Болтуны не преследуются. Впрочем и правительство в далеком Вашингтоне никогда не узнает, что какой-то там истрепанный, полупьяный ковбой в трактире назвал президента, к примеру, козлом. А если узнает, все равно искать обидчика не станет - поди найди, коль таких забулдыг много, да еще все похожи один на другого. Все спьяну болтают, что на нетрезвый ум придет. Собственно, чем рисковал ковбой, рассказывая фантастические истории? Ну, разве, что обидит кого невзначай. Так ведь и так можешь кому-то не понравиться, по пьяному делу чего не случится? А коль начнут стрелять - беда не велика, ведь что жизнь ковбоя стоит? Тем более хочется прослыть великим, хотя бы на один этот вечер, пусть даже в этом грязном и дымном трактире, рассказать невероятную историю, чтобы твои видавшие виды собутыльники искренне удивились: надо же какой крутой парень к нам в компанию затесался! Хоть бы на один вечер побыть знаменитостью, душой компании... И совсем малое, безобидное преувеличение ведь стоит того. Бог простит. А пока наш ковбой "чешет" комические истории почем зря, фантастически и без зазрения совести перебарщивая. Так стоит ли беспокоится, если кто-нибудь, когда-то выведет его на чистую воду?
    Собственно, первоначальные персонажи анекдотов - сами американцы и есть. Хитрый "Коннектикутский янки", остроумный следопыт Дэвид Крокетт, изворотливый горожанин Дидрик Никербокер... Но лишь известные писатели сформировали американский юмор в том виде, в котором он существует и по сей день. И это - Марк Твэн, Брет Гарт, О'Генри. Их рассказы, полные курьезов, напоминают юмор Чехова - легкий, ненавязчивый, однако, достаточно точный и запоминающийся. Наверно, поэтому произведения великого русского писателя столь популярны в Америке. Американские юмористы, писавшие после перечисленных классиков сатиры, такие как Е.Вайт, Р. Бенчли, Т. Хэгген, Р. МэкКенни, скорее развивали свое творчество в стиле, подобном нашему А. Аверченко. В этом ключе, американский юмор становится похожим на российский, на тот самый, который существовал в нашей стране до революции, а сейчас почти забытый. Что поделаешь, много "веселого" произошло затем в России - две революции, Ленин, Сталин, голод, холод, НЭП, война, кукуруза и перестройка. Сатирических тем хлынуло, хоть отбавляй. В то же время долго бурлившая страстями Америка к началу двадцатого века, наоборот, как бы успокоилась. И юмор ее приобрел свой характерный, особый, специфический стандарт. Посему утверждать, что американцы начисто лишены юмора - значит совершенно не понимать, к примеру, специфику курьезов великого Чехова.

    Каков же современный юмор Америки? Соответственно пуританскому наследию он немного холоден, согласно менталитету - практичен и, в следствие традиций, - достаточно саркастичен. Впрочем, иногда проявляются некие специфически веселые черты, принесенные эмигрантами из других стран, большей частью ирландцами и итальянцами. При этом он приобретает иные оттенки, становится - бесшабашным, шумным и добродушным.

(продолжение)

0

4

Итак, чем же характерен американский юмор?

    Первое, это отсутствие скрытого смысла, ироничная прямота.
    В. Роджерс: "Португальская канонерка обстреляла сборище китайцев в Кантоне. Но это несомненно было сделано, чтобы мир узнал, что у Португалии есть канонерка. Мне все же хотелось бы знать, что делала эта половина португальского флота в Кантоне?" (прямота сказанного)
    В. Роджерс: "О России говорят и пишут больше, чем даже о честности в политике или о помощи фермерам. Но предпринимают в этом направлении так же мало, как и в направлении политической честности или помощи фермерам... Я буду единственным человеком, который напишет книгу о России с предупреждением, что он ничего о России не знает." (прямота и ирония).
    В. Роджерс: "Коммунизм - такое счастливое семейное дело, что никакой коммунист не хочет оставаться там, где это семейное счастье практикуется. Коммунизм, по мнению коммунистов, прекрасно подходит для вас, но не для них самих. "
    В. Аллен: "Я совершал тайные свидания с фотомоделью, чье умственное развитие заставляло кровь стынуть в жилах, но ее физическое совершенство заставляло вновь закипать."
    В. Аллен: "Гастон с детства решил стать стукачом. Он брал уроки у логопеда, чтобы донесения звучали более четко. Он предавал товарищей ради удовольствия. Неужели все люди делятся на хороших и плохих? Хорошим лучше спится, подумал Гастон, зато плохие с большим удовольствием просыпаются по утрам."

    Второе - полная "досказаность". Американцам требуется детальное разъяснение. Не приемлема любая недомолвка или неконкретность. Абстрактный анекдот не проходит. Единственное редкое исключение - когда речь идет об общепринятых истинах или всем известных событиях, тенденциях, свойствах и предметах.
    О.Генри: "Мы торчали в горах, располагая запасом еды, которого хватило бы на прокорм целой армии на все время мирной конференции".
    В. Роджерс: "Наша Америка успешно развивалась вопреки политике, а не благодаря ей. То, что мы все это пустословие выносим и все же остаемся невредимыми, показывает, что мы, поистине особенный народ, сверхнарод".
    В. Роджерс: "Только что ознакомился с содержанием нового законопроекта о помощи фермерам. Это политический вариант теории Эйнштейна. Если найдется фермер, который поймет законопроект, ему незачем будет больше заниматься сельским хозяйством он смело сможет стать профессором Харвардского университета" (разъяснение).
    В. Роджерс: "Упрощая, я толкую законопроект, как предложение избавиться от посредников, закупающих продукты у фермеров и перепродающих их потребителям. Если план ликвидации посредников увенчается успехом, в будущем году займутся делом помощи посредникам" (специфика).

    Третье. Понятие смешного в американском обществе, в основном базируется на высмеивании глупости, недалекости, человеческой приверженности к низменным поступкам.
    М. Твэн: "Передо мной был человек, который в состоянии творить изумительные дела... Если бы я мог украсть его китель, то непременно бы украл. Когда мне встречается такой человек, как он, я хочу иметь что-нибудь на память о нем".
    М. Твэн: "Так должен выглядеть великодушный боец, моментально сшибающий противника в реку, чтобы тут же прыгнуть за ним вслед и, рискуя собственной жизнью, выудить его из воды".
    М. Твэн: "Они одеваются так же, как и все - с такой же естественностью, с какой вы опускаете в свой карман одолженный у приятеля на минутку карандаш".
    В. Аллен: "Чувствуя за спиной жаркое дыхание гестаповской погони, философ все же успел выпустить в свет книгу 'Время, смысл и действительность: новый взгляд на проблему небытия' с прелестным приложением 'Где перекусить, находясь в бегах'. Эйнштейн как-то ему написал: 'В сущности мы занимаемся одним и тем же, хотя я до сих пор не очень понимаю, что вы делаете'."
    В. Аллен: "В настоящее время г-н Айвс отбывает первый из четырех сроков по девяносто девять лет каждый, на которые он осужден за различные тяжкие преступления. После освобождения он собирается посвятить себя педагогике."
    В. Аллен: "Сегодня у принца Зигмунда день рождения. Друзья пришли поздравить. Принц сердечно приветствует каждого рукопожатием или шлепком по заду, в зависимости от того, кто как подошел. Начинаются танцы, но принц опечален. Ему кажется, что жизнь не вытанцовывается... Вдруг прилетает стая диких лебедей. Предводительница стаи - наполовину птица, наполовину девушка: к сожалению, граница проходит вдоль."

    Четвертое. Характерная черта американских шуток - доведение нелепой ситуации до крайности, порой, невероятной несуразицы, гротеска, абсурда. Впрочем, при полной очевидности события.
    Т. Халибертон: "Слепой конь не знает, кланяетесь вы ему или подмигиваете".
    М. Твэн: "Консул подкосил наши надежды под корень, заявив, что никогда не бывал на придворных приемах. Зато каждый из нас не сомневался, что хорошенько поупражнявшись, сумеет поклониться, не запутавшись в хвосте фрака и не сломав себе шею."
    М. Твэн: "Матрос вечно голоден. Говорят, он ходит по каютам в отсутствие пассажиров и поедает их мыло. Есть сведения, что он ест и паклю. В промежутках между обедом и ужином он может есть, все, что попадется, но предпочитает паклю... Все это причиняет ему немало неприятностей: от него разит просмоленной паклей и между зубами застревают комки смолы".
    М. Твэн: "Здравницы и шутки сменяли одна другую, но речей было только две: одна наша с просьбой передать благодарность императору за оказанный нам прием, и была ответная речь генерал-губернатора, в которой он от императорского имени благодарил нас за нашу благодарность".
    В. Роджерс: "Не проходит дня, чтобы вы не прочитали в газетах сообщение о высадке наших морских пехотинцев, чтобы помешать одной стране обстреливать другую. А бывает и так, что мы сами их обстреливаем, чтобы не дать им возможность стрелять друг в друга" (прямота до абсурда).
    В. Аллен: "Актрисса служила для драматурга неиссякаемым источником вдохновения все восемь часов их совместной жизни. Позже драматург был женат еще несколько раз, но уже только на манекенах из универмага."
    В. Аллен: "Русская революция назревала долгие годы и вспыхнула в тот момент, когда пролетариат понял, что 'царь-батюшка' - это один и тот же человек."

    Пятое. Часто применяются немыслимые на первый взгляд сравнения, преувеличения, игра слов.
    М. Твэн: "Князь... и генерал-адмирал (или, кажется, два генерал-адмирала) пожаловали к нам на борт".
    М. Твэн: "Консул принял наше благодарственное письмо и передал дежурному офицеру на предмет вечного хранения в национальном архиве - в печке".
    Д. Хэррис: "Повадился Братец Оппосум финики у медведя воровать, залез на дерево. Вдруг чудится, Братец Медведь идет, но он говорит себе: еще один финик, и я убегу, еще всего один, и удеру. Тут медведь подбежал к дереву да как тряхнет его! Братец Оппосум свалился, как спелый-спелый финик".
    О. Генри: "Если вы хотите поощрять ремесло человекоубийства, заприте на месяц двух человек в хижине восемнадцать на двадцать футов. Человеческая натура этого не вынесет".
    О. Генри: "Если бы мне пришлось выбирать между вашим обществом, сэр, и обществом обыкновенной кудлатой, колченогой дворняжки, то один из обитателей этой хибарки вилял бы хвостом" (подобие английского юмора).
    О. Генри: "Родители сделали ошибку, пустив вас по свету с общительностью гремучей змеи и отзывчивостью мороженой репы" (нелепое противопоставление).
    О. Генри: "Поймите, сударыня, он - обыкновенный житель гор, которому присущи хамство и обычные недостатки расточителя и лгуна, но никогда, даже в критических ситуациях, у меня не хватает духа отрицать его джентльменство" (противопоставление)
    В. Роджерс называет Белый дом (White house) не иначе как - Whitewash House. Налицо игра слов. "Whitewash" в английском языке может обозначать - выкрашенный набело или смыть обвинения с репутации политика.

    Шестое. Вопреки мнению европейцев, американский юмор изобретателен, однако в границах всего вышесказанного.
    Ф. Донн: "По моему мнению, с анархистами надо поступать так: поймаешь раз - на виселицу. Поймаешь второй раз - в баню!"
    В. Аллен: "Автор был многим обязан родной сестре. Благодаря ей он избавился от привычки разговаривать со своей тростью. Сестра была замужем за вспыльчивым финским мореходом, который в конце концов загарпунил ее.."
    В. Аллен: "Вайнштейну невыносимо захотелось поцеловать девушку. Или хоть кого-нибудь... - Давай не будем! - она закусила губу. Он тоже закусил губу. Сначала свою, потом ее."

Вот так разобравшись, наконец, с особенностями американского классического юмора, я постепенно вхожу в роль весельчака и начинаю шутить на американской почве.
    Как-то у нас в офисе завелась мышка. Нет, не компьютерная, таких здесь много. А настоящая, живая, серенькая. Поставили мышеловку, и на следующее утро мышка туда угодила. Сработала пружина, насмерть прихлопнув крошечное серое существо. У всех неприятный осадок. Стараюсь развеять мрачное настроение:
    - Первый раз, когда заметил эту мышку, я ей так прямо и сказал: "Еще раз тебя увижу, то сразу включу в список сотрудников, выдам задание и заставлю работать!" А она мне ответила : "Через мой труп!"
    Шутка достигает цели. Она понятна, иронична, в их духе. Все дружно смеются.
    На днях случился сильный ливень, где-то нарушилась изоляция, произошло короткое замыкание, университет остался без электричества. Нас отпустили домой. На следующий день все делились впечатлениями, как прошел случайно выпавший, незапланированный отгул. Когда спросили меня, то пришлось "исповедаться":
    - Собственно, провел обычно - два часа поспал, затем еще два часа покупал продукты в супермаркете. Так пол дня службы и минуло... Из этого следует: наш обычный рабочий день - это все равно, что два раза поспать да еще два раза сходить в супермаркет.
    На сей раз смеётся лишь половина сотрудников, лишь те, кто по жизни сообразительнее.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЗАПАДА » Американский юмор