Россия - Запад

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ СОВЕТСКОГО ВРЕМЕНИ » К 40-летию полета СОЮЗ-Аполлон.


К 40-летию полета СОЮЗ-Аполлон.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Союз с "Аполлоном". Космонавт Леонов раскрыл последние тайны советско-американского полета.

За что после исторического полета командира "Союза-19" хотели исключить из партии? Как наш космонавт пожелал американцам жизни, полной секса? И почему Брежнев грозил его отправить на гауптвахту? Об этом и многом другом корреспондент "РГ" накануне 40-летия исторического полета беседует с летчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза Алексеем Леоновым.

Без грифа "секретно"

Алексей Архипович, остались ли еще нераскрытые секреты полета "Союз-Аполлон"?

Алексей Леонов: Нет. Хотя об одном я не рассказывал долгие годы. Это был научный эксперимент, связанный с облетом корабля "Аполлон" кораблем "Союз", которым я управлял. Была жесткая инструкция: расстояние между кораблями - минимум 150 метров. Специалисты считали: чем больше, тем безопаснее. Но из практики полетов авиации и мне, и Тому Стаффорду, командиру "Аполлона", было ясно: такое расстояние неприемлемо из-за повышенного расхода топлива. Парные полеты лучше всего выполнять на удалении 40 метров.

И вот обсуждается этот вопрос. Том доказывает: надо летать на расстоянии 35-40 метров. Стоит насмерть. Специалисты тоже. Обстановка накалена до предела. Меня срочно вызывают с тренажера. Сообразив в чем дело, я занял позицию руководства, чем вызвал гнев Тома. Позиция Стаффорда может только навредить. Вытащил его с заседания в коридор. Говорю: "Успокойся. Мы ведь будем в космосе одни. Сделаем так, как нужно".

И сделали?

Алексей Леонов: Конечно! Я облетывал "Союз" в 40 метрах от "Аполлона". Прекрасно видел в иллюминаторе лицо пилота Вэнса Бранда. И до сих пор никому даже в голову не пришло узнать, а как же мы летали? На каком расстоянии?

Я выступал недавно на космическом саммите в Хьюстоне. Там присутствовал и технический директор проекта от НАСА Гленн Ланни. Говорю: "Я вам открою тайну: извините, мы нарушили все инструкции. Но зато выполнили блестяще эксперимент". Надо иногда принимать такие действия, которые невозможно описать инструкциями. Которые рождаются только в процессе эксплуатации.

А зачем были изготовлены сразу три корабля "Союз"?

Алексей Леонов: На первом проверили все новые системы: жизнеобеспечения, радийные, телеметрические. Плюс все, что связано с кораблем "Аполлон": у нас разные системы сближения, атмосферы. Этот "Союз" стартовал за полгода до нашего, летали Толя Филипченко и Коля Рукавишников. Второй корабль - чисто запасной. И третий, который я вел с нуля, был уже для работы по программе.

Действительно, для вас изготовили какие-то специальные скафандры?

Александр Леонов: Нет. Скафандр для выведения и спуска был обычный. Но костюмы, в которых мы работали на орбите, сделали из нового термостойкого полимера. Он не горел даже при температуре 600 градусов.

Это было так важно?

Алексей Леонов: На "Аполлоне" астронавты дышали чистым кислородом. А шерсть, пропитанная кислородом - как порох. Костюм же из спецткани я пробовал поджигать зажигалкой. Хоть бы хны. Не прожег.

А весил он сколько?

Алексей Леонов: Тяжелый. Не меньше 12 кг. Там же специальная нитка.

Помог охотничий нож

За пять минут до старта на "Союзе-19" сломалась телевизионная система. Переполох был большой?

Алексей Леонов: Большой. На борту пять телекамер и один коммутатор, через который с Земли могли подавать команду на любую камеру. И ничего не работает. Глушко, который уже был вместо Королева, задергался и чуть ли не побежал звонить, чтобы отставить старт. Представляете, если бы все отложилось? Ситуация приобретала уже политический акцент.

Это понимал министр среднего машиностроения Афанасьев. Он и дал команду на "необратимые процессы". После чего программу можно было перебить только аварийно. Пока мы стартовали, на Земле разобрались с телевидением: оказалось, отказал коммутатор. Но беда в том, что находился он в орбитальном отсеке.

Под обшивкой панели?

Алексей Леонов: Да, дюралевой. Стали вскрывать, а из инструментов - только ножницы, отвертка и пассатижи. Не знаю, как мы эту панель сумели вырвать, загнуть. Добрались до коммутатора. Начали снимать. А он на четырех болтах, и все эпоксидной смолой залито. Один болт сняли, второй, третий... Четвертый начали - пассатижи сломались. Ключ на 12 бородок отломился. Все. Нечем снять. И здесь осеняет: есть же охотничий нож с отверткой! Я купил его буквально перед стартом. Помню, заплатил 5 руб.50 коп.

Как его разрешили взять в космос?

Алексей Леонов: Разрешили. У штатного ножа сталь оказалась очень хрупкой. Когда я сказал, что он не годится, специалисты не поверили: не может быть! Я беру и на их глазах отламываю лезвие. Они промолчали, а я положил свой нож в укладку. Вот он нам с Валерой Кубасовым и помог.

Вытащили коммутатор, размонтировали, концы от всех камер соединили. Телевизионный кабель сделали из контровочной проволоки: ее выпрямили чуть ли не зубами и лейкопластырем обмотали… Если честно, я даже не верил, что что-то получится. Нахожусь в спускаемом аппарате, смотрю: загорелась зеленая лампочка. "Валера, схема работает!", - кричу.

Но и у американцев полет начался с ремонта?

Алексей Леонов: У них заклинило люк в стыковочном отсеке. Пришлось снимать, разбирать. Они тоже всю ночь не спали. Но к заданному времени все были готовы. И они, и мы.

Эти неприятности не скрыли друг от друга?

Алексей Леонов: Нет, конечно. Когда Том, - а он высокий, всякий раз ноги не знал куда деть - "приплыл" к нам в отсек, сразу их в эту дыру сунул. Смеется: "Ой, как вы удобно сделали!"

"Лучше была бы водка!"

Известно, как вы разыграли американцев с водкой. В ЦУПе об этом знали?

Алексей Леонов: Никто не знал. Это чисто моя идея. Еще перед полетом достал этикетки: "Столичная", "Русская", "Старка" и "Московская". Положил их бортжурнал, а скотч у меня был. И после того, как мы вышли на орбиту, я наклеил водочные этикетки на тюбики с борщом. А еще написал лозунг из Шекспира: "О дивный новый мир, что имеет таких людей". И на каждого дружеские карикатуры сделал.

Когда после стыковки сели за стол, мы с Кубасовым достали тюбики с "водкой". По традиции, за встречу! Американцы отказываются - нельзя, нарушение. И на телекамеры показывают. Говорю: "Я сейчас выключу, чтобы никто не видел". И выключил. А с Земли кричат: "Включай!" В общем, все открыли тюбики, а там… борщ! Снято крупным планом лицо Дика Слейтона, когда он говорит: "Слушай, зачем ты обманул? Лучше бы была водка!". Но никто не верит, что мы не пили водку. Никто.

Правда, ни грамма спиртного не было?

Алексей Леонов: Абсолютно.

Академик Олег Газенко, основатель космической медицины, был убежден: 5-7 пять граммов коньячку на орбите не помешают.

Алексей Леонов: Был такой момент. Когда летали Лебедев и Березовой, им обоим исполнялось в полете по 40 лет. На грузовом корабле я решил тайком отправить им коньяк: в булке хлеба вырезал середину и спрятал туда фляжку. Так потом Лебедев написал "теорию употребления коньяка в космосе": надо взять бутылку в рот, сделать резкий качек - будет ровно 30 граммов. И это напечатал в научном журнале!

Идет коллегия министерства. Министр Афанасьев чернее тучи. Показывает журнал: "Кто это сделал?" Я встал и говорю: "Сергей Александрович, это я сделал. Они так долго уже летают, им по 40 лет, бутылка коньяку на целых полгода". А из зала кричат: "Мало! Мало!.." Встает генеральный, Юрий Павлович Семенов, и говорит: "Алексей со мной это обсуждал. Я согласился, и мы отправили эту бутылку коньяку". Выручил.

А с чем связан категорический запрет на спиртное в космосе?

Алексей Леонов: С системой регенерации воздуха. Если без технических подробностей: большое количество спирта может привести даже к пожару. Поэтому космонавтам на борт доставляют элеутерококк.

Лекарство?

Алексей Леонов: Да, чистое лекарство. Одно время посылали бальзамы. Я на травах делал бальзам "Алексей Леонов". Потом, когда Союз рассыпался, мы градиенты из Молдавии прекратили получать.

Встреча над Эльбой

Скажите, а зачем "Союз" и "Аполлон" дважды расстыковывались и состыковывались?

Алексей Леонов: Проводили эксперимент. Один раз они с активным стыковочным узлом, другой раз - мы.

При повторном касании Слейтон что-то сделал не так: "Аполлон" закачался. Это было на грани аварии?

Алексей Леонов: Слейтон не должен был стыковаться - это делал Стаффорд. Но Дик попросил, хотя, наверное, у него навыков таких не было. И дошло до раскачки: корабли начали "ходить". Могли сломать стыковочный узел. Но обошлось.

Баллистики до секунд рассчитали полет, чтобы рукопожатие в космосе состоялось над Москвой. А как получилось, что все произошло над Эльбой?

Алексей Леонов: До сих пор не могу понять. Я следил за временем. Как произошел сдвиг на эти 30 минут?.. Но получился, конечно, удивительный эффект: в 45-м наши отцы встретились на Эльбе, в 75-м - сыновья встретились над Эльбой. Когда пролетали над Москвой, с Земли команда: "Открывайте люки!". "А мы уже сидим за столом", - отвечаем.

Гауптвахта от Брежнева

А за что Брежнев грозился отправить вас на гауптвахту?

Алексей Леонов: Я сопровождал космонавтов на церемонию награждения в Кремль. По протоколу генсек стоит и читает указ. А герои сидят. Это же странно, некрасиво. И я сказал ребятам: "Не садиться!". Леонид Ильич входит в зал, показывает рукой: "Садитесь!" Я качаю головой: "Нет!". И так несколько раз.

"Леонов, я тебя посажу на гауптвахту!", - сурово бросил Брежнев. "Я буду своим внукам рассказывать, как вы меня посадили на гауптвахту", - мгновенно сориентировался я. "Ладно, стойте!" - махнул тот. С тех пор так и пошло: когда читают указ о награждении - космонавты стоят.

Вы брали в космос трое часов: они показывали время московское, полета и хьюстоновское. Что с ними стало?

Алексей Леонов: Одни подарил Брежневу. Еще одни - зятю Татьяны Филипповны Беляевой. Паши давно нет, я у них как отец после его смерти.

Ведь с часами связана и неприятная история: когда вас хотели исключить из партии?

Алексей Леонов: Было дело. Весь экипаж "Союз-Аполлона" - пять человек был на приеме у Леонида Ильича. Там присутствовал и президент академии Келдыш. Брежнев нам подарил часы "Полет". В ответ Том Стаффорд вручает ему часы "Омега". Это единственные часы, которые используются без защиты даже во время выхода в открытый космос.

Я сижу рядом с Леонидом Ильичем, идет прямая трансляция. Он обращается ко мне: "Леша, а часы-то хорошие?" Я стучу пальцем по своим: "Очень хорошие!". Он кивает головой, и тут передача прекращается. А дальше все раскручивается как в анекдоте. Кто-то из партаппаратчиков видит телесюжет - "картинку", но без слов. Видит мой жест. "Что за хамство со стороны Леонова? Он заткнул рот Брежневу!" Команда - разобраться. И наказать, вплоть до исключения из партии.

Меня вызывает главком: почему позволяешь себе такие вещи?! Пытаюсь объяснить - бесполезно. "Министр обороны приказал наказать вас! И пусть этим занимаются политработники", - отрезал Кутахов. Звоню свидетелю - Келдышу: "Надо мной повисла петля". "Какая глупость!" - говорит Мстислав Всеволодович. Тут же набирает министра Гречко: "Я, -, говорит, - там был, все видел и слышал. Все не так". Потом звонит Кутахову, тоже объясняет. И только после этого от меня отстали.

"Алексей, ошибись еще раз!"

Расскажите, как вы пожелали американцам жизни, полной секса?

Алексей Леонов: Это, конечно, смешно. Когда мы закончили всю программу, устроили банкет. Я приготовил короткий спич. Сказал, что мы сделали, какие отношения были между нами. А закончить хотел фразой: "I want to wish you a sucseccful life" - "Я желаю вам всяческих удач в жизни". Но от волнения опустил одну букву. И получилось: "I want to wish you a sex full life" - "Желаю вам жизни, полной секса". Взрыв хохота в зале. Американцы аплодируют: "Нам еще никто этого не желал с трибуны".

Прошло десять лет. Мы праздновали юбилей полета. И директор НАСА Джеймс Флетчер вдруг говорит: "Алексей, пожалуйста, тебе слово. И знаешь что, ошибись еще раз!".

Была информация, что скафандр, в котором вы летали на "Союзе-19", был продан с аукциона в Нью-Йорке?

Алексей Леонов: Да, продан.

Как он туда попал? Вы знали об этом?

Алексей Леонов: Нет, это не моя собственность. Это собственность государства. Меня и не спрашивали. Скафандр, в котором я выходил в открытый космос, находится на "Звезде", где делают скафандры. Там же хранятся скафандры Терешковой и Гагарина. А скафандры некоторых других космонавтов были проданы частным лицам на аукционах. Это было время, когда людям зарплату нечем было платить. И на предприятии пошли на вынужденный шаг. Их никто не осуждал.

Портрет карандашом

В полете вы карандашом нарисовали портрет Стаффорда. Он у него сохранился?

Алексей Леонов: Сохранился. Сейчас он в музее Тома Стаффорда. Музей, кстати, очень большой: самолеты, корабли "Меркурий", "Джемени", "Апполо", материалы и документы, связанные с полетом. Все сделано с огромной симпатией к нашей стране. Но там нет капсулы корабля "Союз". Я обратился к главе Роскосмоса Игорю Комарову с просьбой: сделать к 40-летию программы такой подарок.

Правда, что в доме Стаффорда есть комната, на двери которой написано: "А. Леонов"?

Алексей Леонов: Есть. Когда прилетаю в Америку, обязательно добираюсь до Тома, останавливаюсь у него. Дело в том, что я все эти годы был сопредседателем международной организации "Космонавты - астронавты мира". И часто мы проводили исполкомы в Америке.

Со Стаффордом у нас очень нежные отношения все эти годы. Как он говорит, мы имеем общих детей. Я ему помог усыновить двух русских мальчиков.

У него не было своих детей?

Алексей Леонов: У него две дочери, два внука. Одного назвали в честь меня - Алексеем. Но Том очень хотел, чтобы у него был ребенок с русскими корнями. Поехали в хороший детский дом, и Стаффорду там понравился мальчик. Познакомились. Чай сели попить. Мальчишка спрашивает: "А можно я своего друга приглашу? " Ну, давай друга", - отвечаем. Одному тогда было 8 лет, другому - 10 лет. Стафофорд пригласил ребят на зимние каникулы. Потом приезжает и говорит: "Я не могу их разделить". Решил усыновить обоих. Сейчас один учится уже на четвертом курсе университета, а другой - в академии.

Судьба хранит

Накануне старта "Восхода-2" взорвался испытательный корабль. Перед запуском "Союза-19" произошла авария корабля "Союз-18". В 1971 году из-за болезни бортинженера ваш экипаж "Союза-11" заменили на дублеров, и они погибли. Судьба вас берегла?

Алексей Леонов: Мне не надо обижаться на Бога. Он хранит. Да, много было таких ситуаций, из которых, казалось бы, вылезти невозможно. Корабль "Восход-2" - семь аварий! Самая страшная: на борту стало резко повышаться давление кислорода. Во время эксперимента на Земле Валя Бондаренко взорвался при давлении 320-330 мм ртутного столба. А у нас было 430! Малейшая искра, и мы бы превратились в молекулярное состояние.

До сих пор точно не известно, откуда шло это повышение. Есть предположение: из-за негерметичности люка. Хотя датчики показывали, что он закрыт, осталась микронная щель. И через нее начал "травиться" воздух. Система жизнеобеспечения подавала нам кислород, а мы его не могли вырабатывать.

Но я сейчас больше склонен думать о другом. Кислородные, баллоны имеют редуктор, который должен понижать высокое давление на низкое. И если от вибрации там что-то отошло, то мог пойти кислород в корабль. Но, видно, специалисты скрыли.

Когда погибли Добровольский, Волков и Пацаев, вы участвовали в расследовании?

Алексей Леонов: Да. Мы сразу полетели на место приземления. Члены комиссии, Елисеев и я. Экипаж уже увезли. Расследование показало: при отстреле орбитального отсека произошла разгерметизация кабины, рассыпались шариковые клапаны. Я считаю, при монтаже их просто "не докрутили": монтажники вместо усилия 90 кг закрутили их с усилием 60-65 кг. Образовалась дырка диаметром 20 мм. Я смоделировал, можно ли было ее закрыть. Понадобилось 52 секунды. А космонавты потеряли сознание уже через 20 секунд.

Эта авария была предопределена?

Алексей Леонов: Да, техникой. Когда мы готовились к этому полету, я у себя записал: клапана при спуске закрыть, а после открытия парашютной системы, открыть. Я посчитал, что вероятность безопасности так выше. Хотя это было нарушение инструкции. Но я бы лично сделал так. И говорил об этом ребятам, когда они полетели вместо нас. Потом Костя Феоктистов сказал: "Если бы слушали Леху, они бы остались живы". Не знаю, но, возможно, так и было бы.

Зачем нужна Луна?

Когда-то вы готовились по лунной программе. Сейчас главным космическим приоритетом опять называют полет на Луну. Что вы думаете?

Алексей Леонов: Мы все равно никуда от этого не денемся. В 64-м году, чтобы решить программу Луны, вышло постановление правительства, подписанное Никитой Сергеевичем Хрущевым. Там было четко расписано: когда, кто, что и как делает. А сегодня это пока лишь разговоры.

Вот у американцев произошла авария ракеты с кораблем "Драгон". Кстати, я не знаю, корабль погиб или нет.

Вы хотите сказать, что ракета взорвалась, а корабль мог приземлиться?..

Алексей Леонов: А для чего тогда делаются системы спасения? У нас в 1975 году при старте взорвалась ракета с пилотируемым кораблем. Но спускаемый аппарат с космонавтами Макаровым и Лазаревым отстрелила автоматика. Они пережили огромные перегрузки, однако остались живы…

Так вот если вернуться к "Драгону". Этот корабль уже является частью американской лунной программы, марсианской. Мы сейчас делаем новый пилотируемый корабль. Он должен быть возвращаемым. Но не все знают, что еще в 1977 году у нас уже был такой корабль. Его сделали в КБ Челомея. И один и тот же корабль летал дважды: его дополняли, что-то меняли и запускали. Мы проводили его испытания. Я лично за ним летал. А потом Челомей умер, и эту программу, как и многие другие, свернули.

То есть мы возвращаемся к тому, что когда-то было?

Алексей Леонов: Получается. Нужен корабль, который можно задействовать не только на околоземных орбитах, но и при полёте на Луну, к Марсу. Но без решения на уровне государства ничего не будет. Вообще если говорить о перспективах, то мое мнение следующее: нам надо идти по пути создания космических объектов, независимо от орбитального комплекса. Типа Хаббла, который как предприятие выведен на орбиту.

Почему?

Алексей Леонов: Объясню. Для того, чтобы получать медикаменты, кристаллы, металлы совершенно новых качеств нужна постоянная невесомость и идеальные условия. А что на орбитальной станции? Там шесть человек находятся, постоянно вибрация. Где-то часа три получается чистого времени на невесомость. Этого недостаточно.

МКС можно использовать как гостиницу. А рядом, на расстоянии перелета - у нас разработаны космические мотоциклы - расположить такие производства. И к ним только летать, забирать продукцию или, если что-то, отремонтировать. В настоящее время об этом надо думать.

А как же Луна?

Алексей Леонов: Про Луну мы знаем все, или почти все. Если лететь туда, то сразу надо создавать какие-то помещения, удобные для жизни человека. Я в 65-м году был научным руководителем на фирме Бармина по разработке лунной базы.

Знаменитого "барминграда"?

Алексей Леонов: Да. Пятьдесят лет прошло, а мы ничего не сделали в этом плане. Ничего!

Сколько МКС может еще летать?

Алексей Леонов: Сейчас официально мы подписали документы об эксплуатации станции МКС до 2024 года. Я думаю, что и дальше будет.

Водки "Союз-Аполлон" не было

Сигареты "Союз-Апполон" были. Конфеты были. А почему водки не было?

Алексей Леонов: Водки, действительно, не было. Даже странно. Хотя было решение - приготовить специальную продукцию. Я оформлял конфеты и сигареты. Сам не курил. Ну, и всякие платки были, рубашки. Но не очень мы хорошо развернулись. Американцы больше выпустили продукции, чем мы. Наши конфеты были очень хорошие.

А как вы лично будете праздновать 40-летие "Союз-Аполлона"?

Алексей Леонов: Пригласили Тома с дочерьми и внуком. К сожалению, Слейтон умер давно. А у Вэнса Брандта сильно болеет жена, он не приедет.

http://cont.ws/post/101246

Отредактировано Konstantinys2 (Вс, 19 Июл 2015 17:02:58)

+1

2

Хорошая статья. У нас, в Приднестровье, к 40-летию полета почтовые марки выйдут. как будут у меня на руках - выложу сканы

0

3

А теперь материал ВВС посвященный тому же событию. Можно сравнить тональность, определить акценты, достоверность.

Константинус.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Союз»-«Аполлон»: кульминация и начало конца разрядки ("Русская служба BBC", Великобритания)
Артем Кречетников

16/07/2015

40 лет назад было положено начало международному сотрудничеству в космосе: начался знаменитый совместный полет «Союза» и «Аполлона».

Советский корабль с Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым на борту стартовал с Байконура в 15 часов 20 минут (здесь и далее время московское) 15 июля 1975 года. Ровно через семь с половиной часов с мыса Канаверал был запущен «Аполлон» с астронавтами Томасом Стаффордом (Thomas Stafford), Вэнсом Брандом (Vance Brand) и Дональдом Слейтоном (Donald «Deke» Slayton).

В 16:01 17 июля Бранд впервые увидел «Союз» через секстант. Расстояние между кораблями составляло около 400 км. Спустя три минуты между ними была установлена радиосвязь.

В 18:14 «Аполлон», раньше догонявший «Союз», вышел на полтора километра впереди него.

Касание состоялось в 19:09, а в 22:19 командиры пожали друг другу руки. Историческая сцена транслировалась в прямом телеэфире.

Стыковка произошла, когда корабли пролетали над Москвой, а первый контакт — над Эльбой. Излишне говорить, что журналисты придали этому символическое значение.

Экипажи четыре раза ходили друг к другу в гости, обменялись флагами и сувенирами и провели совместную пресс-конференцию. Каких-либо действий по управлению чужим кораблем программа не предусматривала.

Совместный полет длился 43 часа 54 минуты 11 секунд.

В 15:03 19 июля корабли расстыковались. «Аполлон» отошел от «Союза-19» на 200 метров. Через шесть минут, после исследования с «Союза» солнечной короны при искусственном затмении светила, «Аполлоном» была проведена вторая стыковка, при которой активным был советский агрегат. Корабли пробыли вместе еще 2 час 52 минуты 33 секунды, и в 18:26 расстались окончательно.

«Союз» сел 21 июля вблизи Аркалыка в Казахстане. «Аполлон» приводнился в Тихом океане 25 июля.

Экипажи провели астрономические, биологические и кристаллографические эксперименты, но основным вкладом полета в науку считается создание и опробование технологии стыковки, с некоторыми усовершенствованиями используемой и ныне.

«Аполлон» изначально создавался для лунной миссии. С 1968 по 1975 год были успешно запущены 15 кораблей. Он остается единственным космическим аппаратом, на котором люди выходили за пределы низкой околоземной орбиты.

«Союз» фактически являлся первым советским многоместным кораблем («Восход» представлял собой слегка видоизмененный гагаринский «Восток», внутри которого три человека едва могли повернуться), и в модифицированном виде эксплуатируется по сей день.

Как фантастика стала явью

Идея совместного полета впервые пришла в голову американскому писателю-фантасту Мартину Кейдину (Martin Caidin), который в 1966 году опубликовал повесть «В плену у орбиты» об аварии американского корабля и спасении астронавтов русскими.

Кейдин попросил Германа Титова написать к книге предисловие, и тот сказал, что считает ситуацию реальной.

После высадки на Луну американцы искали новую эффектную программу. Глава НАСА Джон Пейн обратился к президенту советской Академии наук Мстиславу Келдышу с соответствующим предложением.

Предварительные консультации начались в январе 1967 года. 26-27 октября 1970 года на встрече в Москве были сформированы совместные рабочие группы. 6 апреля 1972 года АН СССР и НАСА заключили соглашение, и публика впервые услышала слова «программа “Союз”-“Аполлон”».

Советским гражданам это было непривычно. Прежде правительство о космических планах заранее не сообщало.

24 мая 1972 года в ходе московского визита Ричарда Никсона (Richard Nixon) он и советский премьер Алексей Косыгин подписали «Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях». Совместный полет был назначен на 1975 год.

Экипажи

В марте и мае 1973 года были обнародованы составы американских и советских основных и дублирующих экипажей.

Стаффорд и Леонов летали и раньше, остальным предстояло отправиться на орбиту впервые. Астронавтов с опытом в обеих странах тогда имелось немного, но формировать экипажи из одних новичков сочли неправильным.

«Почему выбрали меня? Наверное, искали космонавта, который чаще других оказывался в критических ситуациях. Я выходил в открытый космос и сумел вернуться в корабль, несмотря на то, что раздувшийся в открытом космосе скафандр не проходил в люк. Были и другие сложные ситуации, из которых я выпутывался», — рассказал Леонов накануне юбилея в интервью телеканалу «Звезда».

Мстислав Келдыш говорил, что на выбор повлияли также чувство юмора и коммуникабельность Леонова.

Советские космонавты не знали ни слова по-английски, а американцы по-русски и подавно. В течение двух лет, помимо обычной предполетной подготовки, они занимались на интенсивных языковых курсах. Был разработан глоссарий технических терминов и самых необходимых фраз, возник профессиональный воляпюк, который американцы называли «рустон»: от слов «русский» и «Хьюстон».

Первое, что услышали советские космонавты, когда открылся люк, был веселый голос Стаффорда, докладывавшего в свой ЦУП и добавившего по-русски: «Мякки стикоффка».

Разные атмосферы

Главная техническая сложность заключалась в том, что на борту «Союзов» воздух был близок по составу к земной атмосфере при давлении 730 мм ртутного столба, а американцы дышали смесью с повышенным содержанием кислорода при давлении в 280 мм.

Поскольку «Аполлон» был значительно крупнее, именно его оснастили специальным стыковочным модулем в форме цилиндра длиной более трех метров, диаметром 1,4 метра и массой в две тонны. Фактически, стыковочный модуль устанавливался вместо спускаемого лунного модуля.

Состав воздуха в нем приближался к земному, космонавты и астронавты проходили там трехчасовую акклиматизацию, а командный модуль «Аполлона» в это время оставался закрытым.

В свою очередь, на борту «Союза» давление понижалось до 520 мм ртутного столба.

Советские скафандры становились пожароопасными в атмосфере «Аполлона» из-за повышенного содержания кислорода в ней. Группа химиков под руководством Евгения Фокина разработала новый термостойкий полимер.

«Накладки» и курьезы

Как практически все космические полеты, экспедиция сопровождалась нештатными ситуациями и забавными случаями.

Единственный инцидент, чреватый опасностью для экипажа, случился у американцев перед приводнением. В кабину начал поступать ядовитый газ гептил, но астронавты успели надеть кислородные маски. Помогли и умелые слаженные действия сотрудников наземного контрольного центра.

Во время второй стыковки «Аполлон» слегка повело в сторону, и советский стыковочный узел едва не надломился. По воспоминаниям присутствовавших в ЦУПе, отвечавший за его разработку Владимир Сыромятников зажмурился и отвернулся от экранов, но все обошлось: агрегат выдержал сверхнормативную нагрузку.

На борту «Союза» перед стартом обнаружилась неисправность телепередатчика, грозившая срывом трансляции и международной оглаской, однако отложить полет было бы еще хуже. Леонов и Кубасов сумели отремонтировать передатчик на орбите перед стыковкой, но провели из-за этого ночь без сна, так что американцы спросили: «Что это вы какие-то вялые?»

Космонавтам выдавали ножи из сильно закаленной стали, но Леонов на глазах у начальства голыми руками сломал лезвие, и ему разрешили взять в полет перочинный нож, купленный в обычном магазине за 5 рублей 50 копеек.

Решение оказалось спасительным, поскольку нож имел в наборе крестовую отвертку.

«Главное не в том, у кого компьютер мощнее. Главное, чтобы все операции выполнялись надежно и оперативно, а с помощью каких средств — топором, долотом, вручную, дубинкой — второстепенно», — заявил по этому поводу в интервью «Газете.ру» бывший руководитель программы с советской стороны Виктор Благов.

В Америке ставшая впоследствии известной история с ножом Леонова вызвала юмористическое отношение и дала толчок фантазии создателей фильма «Армагеддон», где советский космонавт на борту орбитальной станции чинит ее огромным гаечным ключом.

Организаторы полета особенно заботились о том, чтобы первый контакт произошел точно «на границе». Томас Стаффорд вошел головой вперед в узкий тоннель и протянул руку, а Леонов — пожал ее и втащил плававшего в невесомости коллегу в «Союз», но телекамеры зафиксировали, что ладони командиров соприкоснулись все-таки на советской территории.

Во время совместного обеда на борту «Союза» Леонов предложил американцам тубы с надписью «Московская водка». На самом деле в них находился борщ, но шутка была растиражирована прессой итак понравилась американцам, что бизнесмен Арманд Хаммер, импортировавший в США «Столичную», попросил заменить ее на «Московскую».

Самый смешной случай носил лингвистический характер.

На устроенном НАСА банкете Алексей Леонов произнес небольшой спич на английском языке, закончив его словами: «Желаю вам успешной жизни!», но пропустил в слове «successful» слог и сказал: «I wish you a sex full life».

Память

Московская фабрика «Ява» несколько лет производила сигареты «Союз-Аполлон» по технологии компании Philip Morris из вирджинского табака. Стоили они по тогдашним меркам дорого — полтора рубля за пачку — но пользовались в СССР популярностью. В 1996 году выпуск сигарет под этой маркой был возобновлен на предприятии Philip Morris в Краснодарском крае.

Нью-йоркская парфюмерная фирма Revlon и московская фабрика «Новая заря» выпустили ограниченной серией духи «ЭПАС» («Экспериментальный полет «Аполлон»-«Союз»). Флаконы были американскими, а содержимое — советским с французскими компонентами. Двести тысяч флаконов разошлись в обеих странах моментально.

Накануне 35-й годовщины полета власти Казахстана, где стартовал и приземлился «Союз», выпустили юбилейную серебряную монету достоинством 500 тенге.

Вскоре после экспедиции советские и американские участники посадили возле вашингтонского Музея авиации и космонавтики две японские сакуры. В 1994 году на личные средства Томаса Стаффорда рядом с ними был установлен мемориальный знак. Сейчас деревья уже стали большими.

Недолго музыка играла

Сотрудничество Вашингтона и Москвы в исследовании космоса возобновилось только в 1995 году.

Полет «Союза» и «Аполлона» стал кульминацией и одновременно началом конца разрядки.

Примерно через год здоровье Леонида Брежнева сильно пошатнулось. Руководство внешней политикой взяла в свои руки консервативная «тройка»: Устинов-Андропов-Громыко.

Но дело, разумеется, было не только в этом.

СССР никогда не отказывался от экспансии. В документах состоявшегося в 1972 году XXIV съезда КПСС подчеркивалось, что новый курс не распространяется на «поддержку национально-освободительной и социально-освободительной борьбы». При этом любые попытки остановить расползание коммунизма объявлялись «происками врагов мира и разрядки».

Фактически, свободному миру предлагалось смириться со своей исторической обреченностью и радоваться тому, что конец, по крайней мере, наступит не завтра.

Сильнейшее впечатление на советское руководство произвел арабский нефтяной бойкот, объявленный Западу в 1973 году. А тут еще революция в настоящей капиталистической стране, Португалии, пусть не удавшаяся, но лиха беда начало! И революция в Иране, пускай не просоветская, но явно антиамериканская!

Пропагандисты обкомов и райкомов на закрытых лекциях заговорили о том, что надо день простоять, да ночь продержаться, а там мы накинем на них сырьевую удавку.

В Москве возобладало мнение, что разрядка для СССР — гиря на ногах, а в Вашингтоне — что такая разрядка им ни к чему.

Окончательно добило уже полумертвую разрядку советское вторжение в Афганистан. Через девять месяцев на президентских выборах в США победил Рональд Рейган (Ronald Reagan).

По мнению многих, прошлое повторяется.

История отношений между двумя странами небогата примерами дружбы и взаимодействия. Встреча на Эльбе и эпопея «Союза» и «Аполлона» — вот и все, что обычно приходит на ум.

Сторонники сближения по обе стороны любят вспоминать о них: дескать, можем, когда захотим!

Но большинство специалистов указывают, что при сохранении фундаментальных ценностных и геополитических противоречий благие пожелания и демонстративные жесты не работают. Подарить партнерам пластмассовую кнопку с надписью «Перезагрузка» и даже слетать вместе в космос недостаточно.

Оригинал публикации: Русская служба BBC

Опубликовано: 15/07/2015 11:38

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150716/2291270 … z3g2oPElbn
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

+1

4

Лед недоверия топится трудно. А если еще его и не желают топить...

0

5

40 лет программе «Союз-Аполлон»

Автор Самсонов Александр.    15 июля 2015

40 лет назад, 15 июля 1975 года, состоялся первый в истории совместный полет космических кораблей двух стран — советского корабля «Союз-19» и американского «Аполлона». Советский корабль «Союз-19» с космонавтами Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым стартовал с космодрома Байконур, а ракета «Сатурн 1-Б» с кораблем «Аполлон» и американскими астронавтами Томасом Стаффордом, Вэнсом Брэндом и Дональдом Слейтоном поднялась с мыса Канаверал во Флориде.

Два дня корабли маневрировали для занятия стыковочной позиции, готовились к беспрецедентной международной космической миссии. 17 июля на высоте 140 миль над Атлантикой корабли состыковались. Леонов в шлюзе приветствовал Стаффорда. «Привет, рад тебя видеть», — ответил Стаффорд по-русски. Затем мужчины обнялись. Экипажи обменялись сувенирами. Для телезрителей мира русские и американские исследователи космоса провели экскурсии по своим кораблям. Они угощали друг друга традиционными блюдами двух держав. Одновременно космонавты совершенствовали процедуру стыковки и проводили научные эксперименты.

Вместе экипажи космических кораблей провели два дня. Программа завершилась успешно: «Союз» спустился на парашюте на твердую землю в Союзе 21 июля, а «Аполлон» приводнился недалеко от Гавайев 25 июля 1975 года.

Космическая пилотируемая программа «Союз-Аполлон»

26-27 октября 1970 года в Москве состоялась первая встреча советских и американских экспертов по проблемам совместимости средств сближения и стыковки пилотируемых космических кораблей и станций. На ней были сформированы рабочие группы для выработки и согласования технических требований по обеспечению совместимости кораблей.

В 1971 году состоялся ряд встреч, на которых были рассмотрены технические требования к системам космических кораблей, согласованы принципиальные технические решения и основные положения по обеспечению совместимости технических средств. Также была рассмотрена возможность проведения в середине 1970-х годов пилотируемых полетов на существующих космических кораблях, чтобы испытать создаваемые средства сближения и стыковки.

Генсек Леонид Брежнев от имени Советского Союза поддержал идею совместного полета, высказав основную концепцию: мы за мирное освоение космического пространства, за создание устройств, которые обеспечивают сближение и стыковку кораблей и совместную работу экипажей. Проект «Союз-Аполлон» был не только научным, но и пропагандистским. СССР и США хотели показать человечеству при помощи рукопожатия в космосе — «мы люди доброй воли», всё будет хорошо.

24 мая 1972 года в советской столице председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин и американский президент Ричард Никсон подписали «Соглашение между ССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях». Соглашение предусматривало пилотируемые полеты советского и американского кораблей в 1975 году с проведением стыковки с взаимным переходом космонавтов.

Основными целями программы были: испытание элементов совместимой системы сближения на орбите; испытание стыковочного аппарата; проверка техники и оборудования для обеспечения перехода людей с одного корабля на другой; создание перспективного универсального спасательного средства; накопление опыта в проведении совместных полетов космических аппаратов СССР и США. Кроме того, планировали изучить управление ориентацией состыкованных кораблей, корабельную связь, координацию действий советского и американского центров управления полётами, а также возможность спасательных операций в космосе.

Техническими директорами экспериментального проекта «Союз-Аполлон» (ЭПАС) были назначены со стороны СССР член-корреспондент Академии наук Константин Бушуев, а со стороны США — Глинн Ланни. Руководителями полета были назначены лётчик-космонавт СССР Алексей Елисеев и Питер Франк.

Для совместной проработки технических решений были созданы смешанные советско-американские рабочие группы. Советским и американским специалистам необходимо было решить проблемы связанных с обеспечением совместимости средств взаимного поиска и сближения космических аппаратов, их стыковочных средств, систем жизнеобеспечения и оборудования для взаимного перехода из одного корабля в другой, средств связи и управления полётом и т. д.

Специально для совместного полета разработали универсальный стыковочный узел — лепестковый или андрогинно-периферийный. Андрогинно-периферийный агрегат стыковки (АПАС) стыковаться со стыковочным кольцом любого другого АПАС, так как обе стороны андрогинны. Каждый такой стыковочный агрегат может выполнять и активную, и пассивную роль, поэтому они полностью взаимозаменяемы.

Серьёзную проблему при стыковке космических кораблей представлял вопрос об общей атмосфере. Американцы проектировали «Аполлон» под атмосферу чистого кислорода при низком давлении (280 миллиметров ртутного столба). Советские же космические аппараты летали с бортовой атмосферой, которая по составу и давлению была близка земной. Чтобы решить эту задачу, к американскому космическому кораблю приделали дополнительный отсек, в котором после стыковки двух космических аппаратов параметры атмосферы сближались с атмосферой в советском космическом корабле. В «Союзе» для этого снизили давление до 520 миллиметров ртутного столба. При этом командный модуль американского корабля с одним оставшимся там космонавтом должен был герметизироваться. Кроме того, обычные костюмы советских космонавтов были пожароопасными в атмосфере «Аполлона» из-за повышенного содержания кислорода в ней. Чтобы решить эту проблему, в СССР в кратчайшие сроки создали полимер, который превосходил заграничные аналоги. Из этого полимера создали термостойкую ткань для костюмов советских космонавтов.

В марте 1973 года Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (НАСА) объявило состав экипажей корабля «Аполлон». В основной экипаж вошли Томас Стаффорд (командир), Вэнс Бранд и Дональд Слейтон, в дублирующий — Алан Бин, Рональд Эванс и Джек Лаусма. Через два месяца был определен советский экипаж: Алексей Леонов и Валерий Кубасов. Во второй экипаж вошли Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, в третий — Владимир Джанибеков и Борис Андреев, в четвёртый — Юрий Романенко и Александр Иванченков.

Выбор Леонова в качестве «лица Советского Союза» был вполне понятен. Леонов был самым опытным и известным нашим космонавтом после Гагарина. Он первым совершил выход в открытый космос. При этом Леонов показал огромное самообладание, когда не смог обратно попасть в космический корабль из-за того, что скафандр раздулся и не пролезал в шлюзовой люк. Для нештатных ситуаций это была идеальная кандидатура. К тому же он отличался юмором, высокой коммуникабельностью, сразу же подружившись с астронавтами на совместных тренировках. В результате Леонов лучшим образом подходил для репортажей с борта корабля и последующих интервью на Земле.

В СССР построили для программы шесть экземпляров кораблей 7К-ТМ, из них четыре совершили полёты по программе ЭПАС. Три корабля совершили испытательные полёты: два беспилотных (под названиями «Космос-638», «Космос-672») в апреле и августе 1974 года и один пилотируемый полёт «Союз-16» в декабре 1974 года. В экипаж «Союза-16» вошли Анатолий Филипченко (командир) и Николай Рукавишников (бортинженер). Пятый корабль подготовили для возможной спасательной экспедиции. В Америке испытательных полетов и резервных кораблей не производили.

Завершающий этап проекта начался 15 июля 1975 года. В этот день были запущены корабли «Союз-19» и «Аполлон». Советский корабль стартовал 15:20 по московскому времени. На «Союзе», после проверки бортовых систем, был проведён первый из двух манёвров формирования монтажной орбиты. Затем начали снижение давления из жилых отсеков, давление в корабле стало 520 мм рт. ст. Старт корабля «Аполлон» был произведён через 7,5 ч после старта «Союза» — в 22:50.

16 июля после перестроения отсеков корабля «Аполлон» и отделения его от второй ступени ракеты-носителя он был переведён на круговую орбиту высотой 165 км. Затем американский корабль выполнил первый фазирующий манёвр, чтобы установить скорость, необходимую для обеспечения стыковки кораблей на 36-м витке «Союза». Экипаж советского корабля провёл первый этап ремонта бортовой телевизионной системы, отказ которой был обнаружен перед стартом. Вечером был проведён первый телерепортаж с борта «Союза-19». Экипаж провёл второй манёвр формирования монтажной орбиты. В результате двух манёвров была сформирована монтажная орбита со следующими параметрами: минимальная высота — 222,65 км, максимальная высота — 225,4 км. Экипаж также проверил работу системы ориентации и управления движением в режиме программных разворотов и стабилизации для процесса стыковки.

17 июля корабль «Аполлон» выполнил второй фазирующий манёвр, после чего параметры его орбиты стали: минимальная высота — 165 км, максимальная высота — 186 км. Вэнс Бранд сообщил, что видит «Союз». Расстояние между кораблями составляло около 400 км, между «Союзом» и «Аполлоном» была установлена радиосвязь. В 16:30 началось построение ориентации перед стыковкой кораблей. Стыковка (касание) произошла в 19:09. После проверки герметичности и сближения параметров атмосферы в 22:19 произошло символическое рукопожатие командиров корабле. Встреча Алексея Леонова, Валерия Кубасова, Томаса Стафффорда и Дональда Слейтона в корабле «Союз-19» произошла точно про графику и наблюдалась на Земле по телевидению.

18-19 июля космонавты совершенствовали процедуру стыковки и проводили научные эксперименты. 21 июля спускаемый аппарат корабля «Союз-19» совершил мягкую посадку вблизи города Аркалык в Казахстане. Советский экипаж благополучно вернулся на Землю. 25 июля командный модуль корабля «Аполлон» приводнился в Тихом океане.

Таким образом, в процессе совместного полёта кораблей «Союз-19» и «Аполлон» были выполнены основные задачи программы, в том числе сближение и стыковка кораблей, переходы членов экипажей из корабля в корабль, взаимодействие Центров управления полётом и экипажей, а также совместные научные эксперименты. Следующий совместный пилотируемый полёт состоялся лишь через 20 лет в рамках программы «Мир» — «Шаттл».

http://topwar.ru/78861-40-let-programme … ollon.html

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


☆ Гласные с ударением ☆


Вы здесь » Россия - Запад » #ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ СОВЕТСКОГО ВРЕМЕНИ » К 40-летию полета СОЮЗ-Аполлон.